До Нового года осталось:

Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Таинственное средневековье » Из общей истории Англии


Из общей истории Англии

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Елизавета I Английская - королева-девственница

Восклицание это принадлежало одному из подданных Елизаветы, впервые увидевшим государыню после её коронации. Шёл 1558 год, и высказывание это отражало общественные настроения той эпохи и тот страх, который испытывал каждый англичанин, с беспокойством заглядывавший в будущее.

Немногие тогда могли себе представить, что 45-летнее правление Елизаветы I станет одним из самых славных периодов в истории Англии.

Для того, чтобы понять недоумение и беспокойство, охватившее английский двор по воцарении Елизаветы, нужно обратить свой взор на историю королевства. В Англии не было законов, запрещавших наследование трона лицами женского пола, но также и не имелось прецедентов подобного рода. Ко всему прочему, в памяти народа ещё свежо было предание о вмешательстве женщин в политику, каковым был, к примеру, мнимый заговор, организованный Анной Болейн, матерью Елизаветы, против её отца, Ричарда VIII, за который несчастная заплатила собственной жизнью.

Перелистывая частную переписку королевских министров того периода мы узнаём много любопытного. Так, например, многие из них жалуются на то, каким невыносимым занятием является служение женщине и необходимость исполнять все её капризы. Одним из основных поводов для жалоб была нерешительность Елизаветы и отсутствие твёрдости в принятии решений. Издав очередной указ, королева была способна отменить своё решение через день, а то и через час, внося таким образом сумятицу в работу государственного аппарата. Чиновники сетовали, что такая неразбериха лишала их сна.

Другим поводом для жалоб было присутствие при дворе у Елизаветы её фаворитов, которых королева назначала на ответственные посты и щедро одаривала поместьями и крупными денежными суммами.

Что же касается прекрасной половины английского двора, то она была недовольна ревностью и тщеславием рыжеволосой правительницы, не терпевшей рядом с собой разодетых в пух и прах фрейлин. Одеваться богаче и роскошнее самой королевы было просто-напросто запрещено.

Ко времени своего восшествия на престол Елизавета была уже сформировавшейся, сильной личностью, внутренне готовой к управлению такими обширными и беспокойными владениями, каковыми являлась  владения британской короны.

Молочно-белая кожа, пронзительные голубые глаза, тонкий нос с горбинкой и копна медно-рыжих волос, так выглядела в ту пора наследница Генриха VIII.

Будущая государыня  получила блестящее, по тем временам, образование. Под руководством двух прославленных гуманистов, своих наставников, Уильяма Гриндала и Роджера Аскама, Елизавета овладела несколькими иностранными языками: латынью, греческим, французским и итальянским – первое письмо, дошедшее до наших дней, написано по-итальянски рукой 11-летней Елизаветы. Сохранилось также несколько поэм, переводов и музыкальных произведений, написанных юной принцессой, которая прекрасно играла на лире и лютне. Страсть к танцам Елизавета сохранила до весьма преклонного возраста.

Одним из вопросов, занимавшим умы советников и придворных после вступления Елизаветы на трон, был вопрос её замужества, которое бы гарантировало рождение наследника и поддержание династии Тюдоров.

Доподлинно неизвестно, почему Елизавета с таким упорством отвергала для себя возможность заключения брака. Среди придворных ходили упорные слухи о том, что в силу некоего физического недостатка она не могла вести супружескую жизнь. Одной из наиболее вероятных причин является и в высшей степени независимый характер гордой, честолюбивой и амбициозной Елизаветы и её стремление к единоличной власти. Будучи умной, холодной и расчётливой особой, она прекрасно понимала, что наличие супруга, а тем более наследника, ослабит её безграничную власть над подданными.

«Для славы Божьей, для блага государства, я решила нерушимо хранить обет девственности. Взгляните на мой государственный перстень, — говорила она, показывая депутатам парламента на этот символ власти, еще не снятый после коронования, — им я уже обручилась с супругом, которому, неизменно буду верна до могилы… Мой супруг — Англия, дети — мои подданные. Я изберу себе в супруги человека достойнейшего, но до тех пор желаю, чтобы на моей гробнице начертали: «Жила и умерла королевою и девственницей».

Первым европейским государем, посватавшимся к Елизавете, был Филлип II Испанский, вдовец её старшей сестры, Марии Тюдор, умершей от водянки. В своём послании испанский король писал, что готов взять на себя заботы по управлению государством, «более подобающие мужчине», и требуя, в свою очередь, от Елизаветы, отказаться от протестанства и принять католичество.

Как и следовало ожидать, это сватовство не увенчалось успехом.

Кроме Филиппа Испанского, согласия Елизаветы также домогались электорпалатин Казимир, эрцгерцог австрийский Карл, герцог Голштинский, наследный принц Эрик XIV Шведский, но ни один из них не добился благосклонности королевы.

Ходили слухи, что истинной причиной упорства Елизаветы стали её нежные отношения с Робертом Дадли.

С Робертом Дадли, младшим сыном герцога Нортумберлендского, будущая государыня познакомилась ещё 8-летним ребёнком. Они были ровесниками, и повстречались, вероятнее всего, в классной комнате королевского дворца.

Роберт был талантливым, умным и любознательным мальчиком, питавшим склонность к математике, астрономии, и делавшим заметные успехи в верховой езде.

Он, как никто другой, знал Елизавету и впоследствии утверждал, что уже с раннего детства она была тверда в своём намерении никогда не выходить замуж.

В 1550, дабы избежать кривотолков и поправить своё финансовое благосостояние, Роберт женился на Эми Робсарт, дочери одного Норфолкского сквайра.

С восшествием на трон Елизаветы жизнь и карьера Роберта приняли головокружительный оборот. Дадли был пожалован престижный пост, требовавший его неотлучного пребывания при королевской особе. За ним последовали денежные вознаграждения, поместья и новые титулы.

Злые языки утверждали, что они  были любовниками, и что Елизавета носила под сердцем ребёнка от Роберта, но никаких документальных свидетельств тому не сохранилось. Несомненным остаётся лишь то, что королева была пылко влюблена, и что Дадли отвечал ей взаимностью.

Привилигированное положение молодого фаворита, конечно же, не могло не вызывать нареканий. Во всей Англии не было ни одного человека, который бы замолвил за него доброе слово. Ситуация общей неприязни усугубилась в 1560, когда молодая жена Роберта была найдена в своём доме в Оксфордшире у подножия лестницы со сломанной шеей. Многие тогда были уверены, что Дадли решил таким образом избавиться от нелюбимой супруги с тем, чтобы жениться на королеве.

Достоверно известно, что Эми в то время была больна раком груди, и согласно современным медицинским исследованиям, причиной её смерти мог стать самопроизвольный перелом костей, спровоцированный усилием, потребовавшимся для того, чтобы подняться по лестнице.

Разумеется, медицина элизаветинской эпохи не располагала такими знаниями, и все, включая и самого Роберта, решили, что Эми была убита.

Сей факт сделал практически невозможным официальный брак между Дадли и Елизаветой, поскольку он лишь подтвердил бы подозрения в убийстве и бросил тень на королеву.

Дадли, однако же, не терял надежды на брак в течение нескольких последующих лет.

В 1575 году на пышном празднестве, устроенном в Кенилвортском замке, Роберт в последний раз попросил руки Елизаветы. Она ответила отказом.

Надо заметить, что Роберт Дадли был далеко не единственным мужчиной, пользовавшимся благосклонностью королевы.

В 1564 году на пост хранителя королевской печати был назначен молодой и амбициозный Кристофер Хаттон, который в своих восторженных посланиях к королеве писал о том, что служение ей подобно дару небес, и что нет ничего хуже, чем быть в удалении от её особы. При дворе снова заговорили о том, что Елизавета обзавелась новым любовником, но как и в истории с Дадли слухи остались всего лишь слухами.

На смену Хаттону пришёл Уолтер Рэйли, молодой поэт и авантюрист, посвящавший Елизавете восторженные оды и основавший колонию в Северной Америки, названную в честь королевы-девственницы Вирджинией.

Он был подвержен опале после того, как Елизавете стало известно о его тайном венчании с одной из её фрейлин. Ходили слухи, что Роберт Дадли, смертельно ненавидевший Рэйли, приложил руку к свержению фаворита.

Последним капризом 50-летней Елизаветы стал 17-летний граф Эссекс, красивый молодой человек, к которому, по свидетельствам некоторых современников, королева питала исключительно материнские чувства.

На закате жизни Елизаветы, когда матримониальные планы и надежды на рождение наследника отошли в прошлое, образ королевы-девственницы, пожертовавшей собой во имя государства, приобрёл особый смысл. Елизавету сравнивали с богиней Дианой и с Девой Марией, превращая её невинность в своеобразный культ.

Последние годы елизаветинской эпохи были отмечены общим упадком и разложением. Стареющая королевы уже не в состоянии была контролировать правительство и своих многочисленных придворных. Дуэли и сексуальные скандалы стали во дворце обычным делом. Бывший фаворит Елизаветы, граф Эссекс, был уличён в заговоре против неё с целью захвата престола. Упадок и запустение при дворе совпали с общим недомоганием самой Елизаветы, которая невзирая ни на что по-прежнему занималась танцами, верховой ездой, следила за здоровьем, следуя специальной диете, и заботилась о своём внешнем виде: стареющая кокетка носила ярко-рыжий парик и обильно пользовалась белилами, маскировавшими следы некогда перенесённой оспы. Впрочем, зеркала в покоях Елизаветы были давным-давно убраны по её собственному приказу.

Умерла королева в серый ненастный день 24 марта 1604 года в своём дворце в Ричмонде на 72-ом году жизни, на 16 лет пережив единственного мужчину, которого она видела в роли своего супруга, Роберта Дадли.

Источник: http://www.historicus.ru

Отредактировано Евгения (2013-08-29 21:16:42)

+2

22

Джейн Грей - Lady Jane Grey

Джейн Грей (октябрь 1537 — 12 февраля 1554), или леди Джейн Дадли (с 1553) — королева Англии с 10 июля 1553 года по 19 июля 1553 года. Известна также как «королева на девять дней». Казнена по обвинению в узурпации власти 12 февраля 1554 года.

http://s5.uploads.ru/t/KYabJ.jpg

Леди Джейн Грей родилась в октябре 1537 года в Брадгите (графство Лестершир) в семье Генри Грея, 3-го маркиза Дорсета, (впоследствии герцога Саффолка) и леди Фрэнсис Брэндон, дочери Марии Тюдор и внучки короля Генриха VII. Таким образом Джейн, как и её младшие сёстры Катерина Грей и Мария Грей, приходилась королю Генриху VII правнучкой.

Джейн и её сёстры Катерина и Мария получили всестороннее образование. Помимо этого Джейн преуспела в изучении латыни, древнегреческого и древнееврейского языков. Отданная на воспитание лучшим наставникам, леди Джейн смолоду поражала современников блестящими успехами в учёбе. Кроме того, она отличалась добротой, покладистым нравом и религиозностью. Джейн была воспитана в протестантской вере, и всё её окружение было враждебно настроено против католицизма.

Но её детство не было счастливым, ей часто приходилось сталкиваться с деспотизмом отца и жестокостью матери. Леди Фрэнсис в качестве воспитательных мер часто прибегала к побоям. Лишённая материнской любви и заботы, Джейн находила утешение в занятиях искусством, чтении книг и изучении древних языков.

В 1546 году Джейн Грей была отправлена ко двору королевы Катарины Парр. Там она познакомилась со своими королевскими родственниками: Марией, Елизаветой и Эдуардом. Королева Катарина была доброй и заботливой женщиной, и годы, проведённые под её опекой, Джейн Грей считала лучшими в своей жизни.

Глядя на успехи леди Грей, у её честолюбивых родственников возникла идея — женить юного короля Эдуарда VI на Джейн. Принц был с детства дружен с леди Джейн и испытывал к ней приязненные чувства.

Однако здоровье Эдуарда не позволяло надеяться, что он сможет дожить до женитьбы — у короля обнаружился прогрессирующий туберкулёз. В начале 1553 года уже ни у кого не было иллюзий относительно состояния короля. Ослабевшего подростка заставили подписать «Закон о наследии». По нему королевой становилась Джейн Грей, старшая дочь герцога Саффолка.

Разумеется, Эдуард подписал этот закон не только в силу своей привязанности к подруге детства — Джейн Грей. Члены Тайного совета во главе с регентом Джоном Дадли, 1-м герцогом Нортумберлендом, не желали прихода к власти принцессы Марии, старшей сестры умирающего короля и ярой католички. Это стремление английского правительства активно поддерживалось Францией, находящейся в затяжном конфликте с католической Испанией.

Согласно новому закону, дочери Генриха VIII — принцесса Мария и ее единокровная сестра принцесса Елизавета — из претендентов на престол исключались, а наследником объявлялась Джейн Грей. Под давлением Нортумберленда 21 июня 1553 г. подписи под новым порядком наследовании поставили все члены Тайного совета и более сотни аристократов и епископов, включая Томаса Кранмера, архиепископа Кентерберийского, и Уильяма Сесила.

Объявление Джейн Грей наследницей престола было полным разрывом с английской традицией престолонаследия. По аналогичному закону, подписанному Генрихом VIII в 1544 г., Эдуарду, при отсутствии у него детей, наследовала Мария, ей — Елизавета, а уже потом — наследники Фрэнсис Брэндон и её сестры Элеоноры. Определяя в качестве наследников детей Фрэнсис и Элеоноры, а не их самих, Генрих VIII, очевидно, надеялся на появление у них потомства мужского пола. Поэтому решение Эдуарда VI, отстранив от наследования сестёр и саму Фрэнсис Брэндон, объявить своей преемницей Джейн Грей было воспринято в английском обществе как незаконное. Более того, очевидная заинтересованность Нортумберленда в коронации Джейн Грей порождала опасения английской аристократии в том, что реальная власть будет принадлежать Нортумберленду, уже проявившему себя авторитарным регентом в период правления Эдуарда VI.

http://s4.uploads.ru/t/TmJzv.jpg

Герцог Нортумберленд ещё до обнародования изменений в порядке наследования престола объявил о женитьбе своего сына Гилфорда на бывшей невесте умирающего короля — на леди Джейн. Венчание состоялось 21 мая 1553 года, то есть за полтора месяца до смерти Эдуарда. Таким образом, подразумевалось, что будущий сын Джейн и Гилфорда Дадли (внук герцога Нортумберленда) станет королём Англии.

http://s5.uploads.ru/t/MG75h.jpg

6 июля 1553 года король Эдуард скончался.

10 июля королева Джейн прибыла в Тауэр и, в соответствии с обычаем, расположилась там в ожидании коронации. Церемония была проведена поспешно, без всякой торжественности. Жители Лондона не выказывали никакой радости — они были уверены, что истинная претендентка — именно Мария.

http://s5.uploads.ru/t/VHSeE.jpg

Леди Джейн, шестнадцатилетняя девушка, которая была слишком далека от политических игр своего свёкра, даже не старалась понимать происходящее. Она, конечно, сознавала, что стала всего лишь пешкой в руках клана Дадли, но ничего сделать уже не могла. Правда, когда Нортумберленд объявил королеве, что она обязана короновать и своего супруга — Гилфорда, Джейн отказалась, объяснив свое желание тем, что раз уж она королева, то может пожаловать своему супругу титул герцога, но уж никак не короля. Мать Гилфорда Дадли была вне себя от гнева и сказала сыну, чтобы тот больше не делил с женой постель.

Нортумберленд, при всей своей дальновидности, не рассчитывал на то, что принцесса Мария избежит ареста и соберёт армию. В официальном письме, отправленном из Кенинхолла, Мария объявляла свои права на престол. Кроме того, значительная часть знатнейших аристократов Англии двинулись из Лондона в Кенинхолл, чтобы примкнуть к армии сторонников принцессы Марии. Города и графства Англии один за другим объявляли Марию своей королевой.

Герцог Нортумберленд встал во главе войска, которому надлежало одержать победу над армией мятежной принцессы. Однако, подойдя со своей армией, насчитывающей не более 3000 человек к Бери-Сент-Эдмундсу в Саффолке, он обнаружил, что войска Марии в десять раз превосходят его собственные силы, и в условиях массового дезертирства был вынужден отступить и признать своё поражение.

В Лондоне тоже было неспокойно. Один за другим члены Тайного Совета, аристократы, придворные чины предавали королеву Джейн, переходя на сторону Марии. 19 июля 1553 года члены Тайного Совета появились на городской площади, где провозгласили старшую дочь Генриха VIII королевой Англии.

3 августа Мария торжественно въехала в Лондон. Джон Дадли и его сыновья были объявлены государственными преступниками и арестованы.

http://s5.uploads.ru/t/Se7Yz.jpg

Суд вынес приговор Джону Дадли — смертная казнь путём отсечения головы. Приговор был приведён в исполнение 22 августа 1553 года. Леди Джейн, её муж Гилфорд Дадли и отец герцог Саффолк были заключены в Тауэр и также приговорены к смерти. Однако Мария I долго не могла решиться на подписание приговора суда: она сознавала, что шестнадцатилетняя девушка и её юный супруг не самостоятельно узурпировали власть, а кроме того, не желала начинать репрессиями своё царствование в разделённой между католиками и протестантами Англии.

http://s4.uploads.ru/t/pTKCF.jpg

Мария даже помиловала отца Джейн, однако, уже в следующем году он принял участие в восстании против Марии Тюдор. Это была новая попытка свергнуть «католическое» правительство Марии I и, возможно, возвести на престол томящуюся в Тауэре Джейн. Это определило участь «девятидневной королевы»: она и ее муж были обезглавлены в Лондоне 12 февраля 1554 года. Мария сочла неразумным сохранять жизнь Джейн, которая рано или поздно своей персоной снова привлекла бы к себе яростных противников королевы-католички. Одиннадцать дней спустя был казнен и её отец, лорд Грей.

http://s5.uploads.ru/t/5IJeR.jpg

"Джейн", надпись сделанная Гилфордом в заключении.

Отредактировано Lady Kite (2013-08-30 09:14:49)

+6

23

Абсолютно согласен с Назиром,что журналист всё смешал в одну кучу и сделал свои "выводы" Всё весело,мимолетно и... несерьёзно.

0

24

Наткнулся на интересный документальный фильм - Britain AD (Британия в нашей эре).


Всего три серии, эта - первая. Увы, никто его на русский не переводил.

+3

25

М.А. Штейнман из РГГУ интересно рассказывает про Артура.

Один момент только - почему она говорит Арту/р, а не А/ртур?

+2

26

гы)) от такой умной тетеньки услышать "пчеловолк"...
Следующее: "очень черный". Ну это типа "iawn" как "очень" и "ddu" или "du" как "черный". Ну сделаем скидку на древность, произношение гортанного "нгх" и общекельтовость, можно в этом "Яун-ти" услышать что-то типа "Артур"))) точнее "Артир" (поскольку латинское "У" в гельском читается аки "И". Но беда в том, что в основном в кельских языках скорее скажут не "очень черный", а "черный очень". Из чего мы получим "Тийаун", что уже ну никак с Артуром не созвучно.
Кстати, в "сагах" Мобиногах))) мы встречаем не просто некое упоминание похожих персонажей, а вполне себе конкретное упоминание с именами, картой и количеством рыцарей ("Вторжение в Аннун из "Книги Талиесина").

+2

27

+4

28

Nasir, такой скоростной экскурс в историю Англии получается. Пока только полфильма посмотрела, вечером досмотрю остальное.

0

29

Только сейчас поняла, что слышу до боли знакомый голос :) Этим же голосом озвучивали Робина. Или я ошибаюсь?

0

30

Vanessa
Ага, Тарадайкин. Я тоже его теперь везде узнаю. :)

+1

31

Стили архитектуры Англии. А какой нравится вам?
Ссылка

+4

32

циник написал(а):

А какой нравится вам?

Все нравятся! ))

0

33

циник написал(а):

А какой нравится вам?

А мне раннеанглийский нравится. Хотя все хороши, да.

0

34

циник написал(а):

А какой нравится вам?

1,2,3 потому, что на наши терема похоже

0

35

Я тоже за раннеанглийский и парочку после него. Конкретнее не могу, ссылка вылетела, а по второму разу пока не грузится.
в общем, от ранней Англии и до ренессанса мне очень даже по душе.

0

36

састер написал(а):

Все нравятся!

Аналогично.

0

37

Я вот тут (посмотрев ролик на ютьюбе о нападении кугуара на добермана) задумалась... А зачем в "Лесном законе" была графа о лишении собак когтя на ноге? Что эта мера давала? Ведь собаки не дерут добычу когтями, как кошачьи. Лишение когтя могло лишь замедлить бег собаки (разве что). Но зачем  нужна собака, которая не может бегать вообще? Разве что охранять на привязи. Но таких собак и не выпускали в лес. Речь наверняка идет об охотничьих собаках, которые могут гнать добычу и лаем указывать хозяину ее местонахождение. Но они рвут добычу клыками или душат ее (если уж клыки спилены, например. Хотя такая собака сдохнет, ибо не сможет нормально питаться, ведь Чаппи еще не придумали). Кто-нить может сказать, зачем сия мера?

0

38

циник написал(а):

. Кто-нить может сказать, зачем сия мера?

Кстати да.
Помните у Вальтера Скотта? Лесничий обрезал когти собаке пастуха. Зачем?!

Отредактировано лейтенант Кеттчъ (2016-01-29 22:59:24)

0

39

Я нашла, что именно сторожевым собакам обрезали.

Далее, он повелел, чтобы обрезали когти сторожевым собакам везде, где его звери пользуются и привыкли пользоваться охраной.

- из Лесной ассизы Генриха II Ссылка
Видимо, именно для того, чтобы собаки не преследовали зверя даже случайно, не пугали животных.
С охотничьими вообще нельзя было в лесу появляться без разрешения короля:

Далее, он запрещает, чтобы кто-либо имел луки и стрелы и собак и соколов в лесах его, если он не имеет поручителем короля или кого другого, кто мог бы поручиться за него.

+2

40

mevisen, спасибо. Теперь понятно.

0


Вы здесь » Sherwood Forest » Таинственное средневековье » Из общей истории Англии