Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

В Шервуде началась весна!

И вместе с ней – Пасхальный конкурс-2017!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Ричард Карпентер - Робин из Шервуда » Ричард Карпентер, Робин из Шервуда (1984)


Ричард Карпентер, Робин из Шервуда (1984)

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

ГЛАВА 17

- Почему вы не едите? – сухо поинтересовался у Милдред шериф.
Они с Гизборном сидели в главном зале замка вечером накануне свадьбы. По щекам Милдред струились слёзы, капая в её суп.
- У меня нет аппетита, - всхлипнула она.
- Нет аппетита, - с сарказмом повторил шериф, - Вам здесь всё не по вкусу, не так ли?
Милдред разразилась рыданиями.
- Впечатлительное создание, верно, Гизборн? - усмехнулся шериф. – Малейшее упоминание о нашем предстоящем бракосочетании - и она устраивает настоящее наводнение. Прямо диву даюсь, как в ней помещается столько воды?
Гизборн, который по обыкновению умерен в еде не был, спросил шерифа, много ли тот ожидает гостей.
- Это свадьба, Гизборн, - ответил шериф, потягивая вино, - а не праздник. Да, я составил список приглашенных. Потом перечитал и принялся их вычёркивать; и вычёркивал до тех пор, пока совсем никого не осталось. – тут он умолк. Несчастная девушка все ещё продолжала всхлипывать. - Попытайтесь сдержать вашу радость, Милдред, - произнёс шериф.
Он мрачно посмотрел на Гизборна. - К счастью, большинство моих родственников либо умерли, либо живут в Нормандии. Что по большому счёту одно и то же.
- А аббат Хьюго, милорд? - спросил Гизборн.
- На моего дражайшего брата внезапно снизошел абсолютно несвойственный ему приступ благочестия,  и он спешно начал паломничество в Уолсингем. Убив сразу двух зайцев: аббат спасает свою душу, а делать мне свадебный подарок ему не придётся.
Приблизившийся к шерифу слуга сообщил ему, что некая девушка из Уикхема прибыла в замок и просит дозволения увидеть шерифа. Это была Мэг.
- Неужто очередная из ваших маленьких ошибок, Гизборн? – язвительно осведомился шериф.
Мэг взволнованно преклонила колени у ног шерифа.
- Я по поводу разбойников, милорд, - проговорила она. - Я могу помочь вам схватить их ... всех.
Глаза шерифа сузились.
- Я слушаю, - спокойно произнес он.
- Если вы простите деревню, милорд, я могла бы ...
- Если? Если?! Думаешь, я буду торговаться с мерзавцами вроде тебя?
Мэг разрыдалась.
- Господи, и эта туда же! – простонал шериф. - Прекрати реветь, женщина, а не то у тебя появится повод для слёз! Прощу я деревню или нет, будеть зависеть от того, что ты мне скажешь. Понятно?
- Вы сможете схватить их завтра, милорд, - сказала ему Мэг.
- Завтра? - выдохнул шериф, быстро взглянув на три сундука с серебром, - но завтра я женюсь.
- Я желаю вам счастья, милорд, - почтительно произнесла Мэг, - Они придут сюда ... в замок.
Шериф неприятно засмеялся.
- Кто сказал тебе этот вздор? - спросил он.
- Это правда! – убеждённо сказала Мэг, - Я слышала их разговор!
- Убирайся! - велел шериф и запустил в нее костью.
- Но, милорд...
- Стража! - закричал шериф, -  Вышвырнуть эту лживую бабёнку вон!
Мэг выволокли прочь, невзирая на её громкие протесты и уверения, что она говорит правду.
Мрачное настроение шерифа внезапно развеялось, и он удостоил молодого управляющего благосклонным взглядом.
– До чего же занятно! – пробормотал шериф.
- А вдруг это правда, милорд! – произнёс Гизборн.
- Надеюсь, - хмыкнул шериф, - Потому что мы подготовимся к их приходу, не так ли?
- Но свадьба...
- Свадьба состоится, - сказал шериф. Он искоса глянул на Милдред. – Не могу же я разочаровать свою невесту. Она ведь так ждёт этого. Верно, моя дорогая? Вдобавок, Гизборн, поимка Робин Гуда зачтётся тебе и станет превосходным свадебным подарком для меня.
Терпение Милдред иссякло, и она спросила у шерифа позволения отойти ко сну.
Шериф коротко кивнул. – Сопроводите леди Милдред в её комнату, Гизборн, - холодно произнёс он.
Гизборн поклонился и поспешно вышел вместе с девушкой. Шериф проводил их взглядом, налил себе очередной кубок вина и, погрузившись в глубокие раздумья, медленно направился к трем сундукам с серебром.
Между тем Мэг поспешила прочь из Ноттингема на поиски Робина и его друзей; те ожидали её в темноте у дороги. В главном зале три больших сундука с серебром, - поведала Мэг, - и она сообщила шерифу, что следует ожидать нападения. Всё это было частью плана, которого Маленький Джон понять не мог. Зачем Робин захотел поставить врага в известность об их приходе, было выше его понимания.
Робин поблагодарил Мэг за храбрость и спросил Тука, кто вероятнее всего будет проводить обряд венчания. Дородный монах был уверен, что это будет отец Джиральдус из Церкви Святого Джона. Он был старинным приятелем  шерифа, а также редкостным скрягой и мошенником.

На следующее утро Джиральдус не оказал сопротивления, когда разбойники соскользнули с деревьев прямо перед ним. Как, впрочем, и два монаха, которых он взял с собой из Святого Джона. Со всех троих сняли облачение; монахов связали по рукам и ногам и разместили меж корней огромного бука.
Пока Робин и Назир переодевались в монахов, Тук помогал Алану облачиться в одежды Джиральдуса. Юный менестрель был в панике при мысли, что ему придется изображать священника.
- Думай о Милдред, - сказала Марион, одевшаяся, как деревенская девушка; на голове её была широкополая соломенная шляпа, скрывающая лицо.
- Но... но я никогда никого не женил! – испуганно произнёс Алан, оборачиваясь к Туку.- Может, лучше ты?
- Дурачок, шериф же меня знает! - усмехнулся Тук, - Кроме того, если я обвенчаю их, это будет по-настоящему, даже если я скрещу пальцы. Но если это сделаешь ты – тогда не считается.
- До этого не дойдёт, - сказал Робин.
- Надейся, - сказал Маленький Джон.
Тук дал Алану маленькую книжку. – Просто гляди в неё и что-нибудь бормочи, - сказал он.
- Он читать-то умеет? – спросил переодетый в замкового стражника Скарлет.
- Это необязательно, - улыбнулся Тук. - Половина настоящих священников не умеет читать. И немногие из них разбираются в латыни!
- Я не могу унять дрожь, - сказал Алан.
- Всё в порядке, - засмеялся Робин. - Ты молодой священник. Это твоя первая свадьба.
- А может и последняя, - сказал Скарлет.

В главном зале Ноттингемского замка был воздвигнут алтарь; по сторонам его находились два массивных подсвечника. На ступенях перед алтарем стояли три сундука с серебром. Слуги украшали серое однообразие стен гирляндами цветов, и в зале царили всеобщие суматоха и волнение, когда в него строевым шагом вошел Гизборн в сопровождении практически всей замковой стражи. На нём были его лучшие доспехи, отполированные до блеска, и длинный отороченный мехом плащ. Порывистым жестом остановив своих людей, Гизборн обернулся и обратился к ним с речью:
- Как вы все знаете, - начал он, напыщенно вышагивая взад и вперед перед ними, - сегодня ваш господин лорд Роберт де Рейно, Верховный шериф Ноттингема, сочетается браком с леди Милдред де Брейси, младшей дочерью барона де Брейси. Это несомненно радостное событие, и ничто не должно омрачить его. Ходят слухи, что Робин Гуд и его шайка намерены похитить приданое леди Милдред. Пусть попробуют! Хотел бы я на это посмотреть!
Стражники послушно рассмеялись. К несчастью, их смех точно совпал с появлением в зале шерифа, который подумал, что смеются над ним.
- Пытаетесь быть потешным, Гизборн? - холодно поинтересовался он.

В зал вошел переодетый в священника Алан в сопровождении Робина и Назира в монашеских одеяниях. Они шли с двумя большими крестами в руках, закрыв лица капюшонами и низко опустив головы.
Гизборн поспешно направился в их сторону.
- Где отец Джиральдус? - спросил он.
- Я принес дурные вести, милорд, - запинаясь от волнения, произнёс Алан, - Вместо него был послан я.
- Что за дурные вести?
- Он болен, милорд.
- Но он же обедал здесь два дня назад! – изумлённо сказал Гизборн.
- Истинно так, милорд, истинно так, - поспешно подтвердил Алан, - И тем прискорбнее его болезнь.
- Да о чём вы, во имя Неба? - переспросил совершенно озадаченный Гизборн.
По возвращении в церковь его обуяли жуткие боли, - продолжал выдумывать на ходу Алан, – Мучительные колики скрутили его нутро во время вечерни, холодный пот прошиб все его члены, он почувствовал сильный шум в ушах и пугающую мелкую дрожь в конечностях ...
- Возможно, виновата свинина, - без тени сочувствия пробормотал Гизборн. – Что ж, полагаю, тут ничего не поделаешь. А вас зовут - …?
- Отец Мэтью, милорд.
Гизборн поторопился объяснить шерифу положение дел.
- Не скажу, что я сильно удивлён, - ответил шериф, - особенно учитывая, что Джиральдус в тот раз просто обожрался.
  Робин и Назир медленно прошествовали к алтарю, по бокам которого несла караул замковая стража, и преклонили колени в молитве. Шериф покуда отослал Гизборна за своей невестой.
Тем временем Марион подъехала к замку на гружёной сеном повозке и остановилась в воротах. С ней был Мач, одетый в холщовую рубаху и потрепанную соломенную шляпу. Подошедший солдат посмотрел на них с подозрением.
- Куда направляетесь? - лениво спросил он.
- Я везу медовуху и мед в подарок шерифу, - ответила Марион, одарив его ослепительной улыбкой, - от жителей Уикхема и Элсдена.
- Медовуху, говоришь? - сказал стражник, облизывась.
- Хотите попробовать? - спросил Мач, протягивая ему бутыль. Стражник торопливо глянул по сторонам, удостоверился, что никто на них не смотрит, и сделал большой глоток.
- Знаете, кого мы видели по пути сюда? - сказала Марион, поглядев на дорогу, ведущую к дальнему лесу. - Робин Гуда и его шайку.
Охранник поспешно вытер рот и протянул бутыль назад.
- Вы уверены? - спросил он.
- Они выходили из Шервуда, - продолжила Марион, - Похоже, они направляются сюда!
Стражник окликнул своего напарника, и они встревожено выглянули за ворота; Марион тем временем въехала во внутренний двор. Прикрытые сеном остальные разбойники в напряжении ждали. Они миновали стражу, но самая рискованная часть плана Робина еще только начиналась.
Марион остановила телегу около конюшен и принялась наблюдать; разбойники выскользнули из-под сена и начали разгружать телегу. Скарлет, в шлеме и кольчуге, делал вид, что следит за ними. Если бы кому-то пришло в голову пройти мимо, то всё выглядело довольно безобидно.
Свои длинные луки разбойники спрятали в повозке. И они не стали разгружать взятые у пчеловода в Уикхеме соломенные ульи.

Внутри же в большом зале начиналось венчание. Алан затрепетал на ступенях алтаря, когда Гизборн подвёл к шерифу Милдред. Узнав молодого священника, она ахнула от изумления, и шериф раздраженно нахмурился. Если девушка снова собирается закатить истерику,- подумал он, - я её придушу.
- In nomine Patris et Filii et Spiritu*… - начал Алан.
- Вы благословите нас в конце церемонии! – со злостью произнёс шериф. Алан покраснел и начал снова.
- Я... э... спрашиваю вас... если... если вам известна причина ... причина, по которой … э ... эти двое не могут... не могут сочетаться браком ...
- Да продолжайте же! – в нетерпении прорычал шериф.
- То … то … говорите сейчас или … с этой минуты ... э ... не говорите никогда...
Милдред всё еще была, как во сне, и не сводила глаз с менестреля. Алан повернулся к шерифу.
- Готовы ли вы взять эту женщину в законные жёны? - произнес он, мучительно пытаясь вспомнить слова, которым его учил Тук. - чтобы жить с ней по закону Божьему ...
- Пока смерть не разлучит нас, - закончил нетерпеливо шериф. - Проклятие, святой отец! Я знаю слова лучше вас! Да, готов.
Робина начал задаваться вопросом, куда подевались остальные. Его план был прост: отправить Гизборна и его солдат из Большого Зала в погоню за мнимыми разбойниками. Только тогда они смогут украсть серебро.
- Готовы ли вы взять этого мужчину в законные мужья ... э …  в болезни и в здравии ...? - пробормотал Алан, обращаясь к  Милдред.
В дальнем конце зала появился стражник. Это был Скарлет.
- Разбойники! Разбойники! - в панике завопил он. Гизборн тут же потянулся к мечу.
- Они в замке, милорд шериф! - кричал Скарлет, - Вошли через кухонные помещения! Их там сотни!
Для Гизборна это было уже слишком и он, покинув шерифа, выбежал прочь из зала; замковая стража следовала за ним по пятам.
Шериф намеревался отправиться вслед за ним, но тут Робин откинул капюшон и вытащил из-под одежды Альбион. Шериф тупо уставился на него, Милдред же бросилась в объятия Алана. Тем временем Скарлет и Назир открыли главные двери. Повозка прогрохотала внутрь и остановилась перед алтарём. Маленький Джон с остальными спрыгнули наземь и принялись грузить приданое.
- Вам придется поискать другую невесту, шериф, - сказал Робин, оттесняя его назад острием меча.
- Когда барон узнает об этом, - выдавил из себя шериф, изумленно глядя на всё ещё продолжавшую страстно целоваться с Аланом Милдред,  - он вас обоих в клочья порвёт!
Маленький Джон и Тук погрузили в повозку второй сундук.
- Живыми вам отсюда не уйти! - бушевал шериф. Как будто в подтверждение его слов послышался шум – это возвращался Гизборн со своими людьми. Однако последний сундук был уже погружен, и повозка пришла в движение. Алан и Милдред запрыгнули на неё, и разбойники с силой метнули ульи в зал.
Соломенные ульи лопнули и развалились; туча рассерженных пчел взвилась в воздух как раз в момент возвращения Гизборна со стражей. Все принялись вопить, прыгать и отмахиваться, когда пчелы начали жалить их.
Тем временем повозка пересекала двор; все разбойники, живые и невредимые,  находились внутри неё. Повозка промчалась сквозь ворота мимо ошарашенных стражников и покатилась прочь по дороге. В зале же неистово голосили солдаты, - пчелы проникли им под доспехи. Они метались взад и вперед, хлопали руками по кольчугам и катались по полу, но спасения не было.
Шериф помчался к своей купальне; пчелы сердито гудели, жужжа у него над головой. Сбросив одежду, шериф нырнул в воду. В следующий момент за ним последовал Гизборн.
Оба застонали от облегчения, когда холодная вода смягчила их жгучую боль. Однако когда последняя пчела с жужжанием покинула лохань в поисках других жертв, шериф принялся хохотать. Он хохотал до тех пор, пока Гизборн не начал задаваться вопросом, не повредился ли его господин умом.
- Камни, - хихикал шериф. - Ничего, кроме камней.
- Камни, милорд? - произнес Гизборн, надеясь, что тот всё же не потерял рассудок.
- Камни, Гизборн! - фыркнул шериф. За смехом последовал стон. – Боже мой, я весь искусан, на мне живого места нет.
- - Но... я... не понимаю, - сказал молодой управляющий.
- Ну еще бы, Гизборн, - усмехнулся шериф. - Просто я, в отличие от вас, сомневаюсь, что вы способны защитить Ноттингемский замок. Вот почему прошлой ночью серебро в сундуках было заменено на камни.
Шериф умолк, давая Гизборну возможность осмыслить сказанное; затем он торжествующе улыбнулся.
- И теперь приданое у меня, а жениться на этой отвратительной девчонке мне не придется. А барон решит, что деньги достались Робин Гуду, и не станет требовать их назад. В конечном итоге всё вышло просто замечательно, не находишь?
Шериф развернулся в купальне. – Потри-ка мне спину, Гизборн, - пробормотал он.

Таким образом  шериф вторично обвёл Робина вокруг пальца; разбойники же, раскрыв набитые камнями сундуки и увидев их содержимое, поклялись впоследствии ему это припомнить.
А Тук обвенчал юного менестреля с дочерью барона, и те отправились на север в Шотландию, где Алан нашел службу при дворе короля. Перед уходом Милдред отдала Робину золотое ожерелье, ранее принадлежавшее её матери.
И оно пошло в оплату штрафа для жителей Уикхема.

____________

* Во имя Отца, и Сына и Святаго Духа …

+4

22

ГЛАВА 18

Хотя шайку Робин Гуда любили и уважали, в Шервуде водились и другие разбойники, способные убить за горстку монет. Рассказы об одной такой жестокой банде достигли слуха Робина и его друзей, и вот однажды они отправились на её поиски.
Около Милфорда они нашли тела дровосека и его домочадцев. Хижина ещё горела, и они поняли, что убийцы близко. Они шли по кровавому следу и настигли тех час спустя.
Шайка оборванцев напала на рослого человека в кольчуге. Его уже стащили с лошади и всем скопом навалились. Кровожадная банда держала его за руки и за ноги, а вожак негодяев изготовился перерезать рыцарю горло.
Стрела Робина пропела в воздухе и вонзилась грабителю между лопаток, убив того на месте. Скарлет и остальные ринулись вперёд, и вспыхнул бой. Робин и его люди были беспощадны, и вот те, кого они не успели убить или ранить, развернулись и бросились бежать.
Рыцарь смотрел на разбойников с любопытством. То был человек мощного телосложения и с осанкой солдата.
- Значит, и друг с другом дерётесь? – осведомился он.
- Это не мои люди, - сказал Робин.
- Вы разбойники, ведь так? - спросил рыцарь.
- Но не головорезы, - ответил Робин.
Тут вперёд выступила Марион, и рыцарь с удивлением посмотрел на неё. Робин покровительственно обнял ее за плечи, и рыцарь все понял.
- Ты спас мне жизнь, - сказал он.
- Мне нужен был он, - сказал Робин, указывая на мёртвого вожака.
- Зачем?
- Он грабил и убивал наших людей.
Рыцарь прищурил глаза.
- Твоих людей? - с вызовом спросил он.
- Людей из Шервуда.
- Ты говоришь так, словно они принадлежат тебе, - улыбнулся рыцарь.
Робин покачал головой.
- Человек не может принадлежать другому человеку, - сказал он.
Разразившись смехом, рыцарь указал туда, где стоял его конь, превосходный большеглазый конь с шелковистой гривой.
- На невольничьем рынке в Нарбонне я получу четырёх сарацин за этого коня! Ты несешь чушь, друг мой.
Хотя он говорил по-английски, акцент выдавал в нём норманнское происхождение.
Не ответив, Робин подозвал к себе Назира, и рыцарь уставился на него, не веря своим глазам.
- Вот тебе сарацин, - улыбнулся Робин. - Попробуй купить его за тысячу коней.
Рыцарь молчал.
- В Шервуде, - продолжал Робин, - знают разницу между людьми и скотиной.
Разбойники привели рыцаря в свой лагерь и начали готовить обед. Потом они собрались в круг, и Робин поднял чашу с мёдом и, как он делал всегда, попросил Херна защищать их. Рыцарь, до которого чаша с питьём дошла в последнюю очередь, вызывающим оглядел разбойников.
- За короля Ричарда, - громко сказал он.
С улыбкой он вернул чашу Робину, и тот поднял ее снова, чтобы повторить тост.
- За короля Ричарда.
Назир, который всегда обедал отдельно, оставил их и направился в лес. Рыцарь наблюдал за ним, пока сарацин не исчез из виду.
- Как тебя зовут, сэр рыцарь? - спросил Робин, отрезая куски мяса от зажаренной оленьей туши.
- Я шевалье Дегизе.
- Ещё один расфуфыренный француз, - прорычал Уилл Скарлет.
- Ты ошибся, - спокойно ответил рыцарь. - Я англичанин.
- Только не с таким именем, - сказал Скарлет.
- Имена еще ни о чём не говорят, - сказал рыцарь и принялся за еду.
Но Скарлет был в настроении поспорить и наклонился вперёд, чтобы ответить ему.
- Они называют себя моими господами, - сказал он. – Но если они англичане, почему не говорят по-английски?
- Неважно, как они говорят, но это они сделали страну такой, какая она есть, - резко ответил рыцарь.
- Да, - вмешался Малыш Джон, - они сделали её своим кошельком.
- Обложили народ непосильными налогами, - сказал Скарлет.
- И дерутся меж собой, а мы смотрим, как горят наши поля, - сказал Тук.
- Когда вернётся король Ричард... - начал рыцарь.
- Рак на горе свистнет, - закончил за него Скарлет.
Рыцарь рассердился.
- Выкуп уплачен! - сказал он.
- Откуда нам знать? - цинично спросил Скарлет.
- Половина баронов не хочет его возвращения, - с набитым ртом проговорил Тук. – И его брат Джон не хочет, это уж точно. Полагаю, они поделили выкуп между собой. Ещё один способ пограбить бедняков.
- А я говорю...
- А ты не говори нам ничего, француз! - отрезал Скарлет, в котором быстро закипала ярость.
Мгновенно вскочив на ноги, рыцарь положил руку на меч. Именно этого и добивался Скарлет, который теперь нетерпеливо подзывал противника.
- Ну, давай... давай! - приговаривал он.
Робин резко приказал ему сесть. Шепотом пробормотав что-то и свирепо глянув на рыцаря, Скарлет подчинился. Наступила неловкая тишина.
- Ещё мяса? - спросил Тук незнакомца. Тот молча кивнул. Он всё ещё не сводил гневного взора со Скарлета.
- Что вы делаете в лесу? - спросила его Марион.
- Охочусь, - оказал рыцарь.
- Один? - спросила Марион.
- Нет, не один, - ответил рыцарь. - С другими ноттингемцами. Товарищами по оружию, что вернулись из Святой Земли. Но я ухитрился отбиться от них. – И он внезапно сменил тему. – Хорошая оленина.
- Попробуйте эля, - предложил Робин.
- Он предназначался для замковой стражи, - хохотнул Тук. - Но возчик э... сбился с пути.
Робин крикнул Мачу:
- Эля для гостя!
- Для гостя? Или для пленника? - спросил рыцарь.
- Для гостя, - ответил Робин с улыбкой.
Покончив с едой, они сидели и слушали, как Мач играет на своей дудочке. Это была старинная английская мелодия. Вскоре все они, даже вернувшийся к ним Назир, были захвачены музыкой.
Затем они играли в жмурки. Это была любимая игра разбойников, которая всегда их забавляла. Туку и Скарлету завязали глаза и дали пучок прутьев вместо палки, полагавшейся по правилам игры. Затем к их ногам привязали колокольчики, повернули игроков вокруг собственной оси несколько раз и напоследок легонько подтолкнули. Стоило им шевельнуться, колокольчики звякали, и потому оба ждали, внимательно слушая, кто первый двинется с места. Зрители затаили дыхание. Затем Тук стал понемногу продвигаться вперёд, шаря по воздуху руками и стараясь не звенеть колокольчиками.
Рыцарю нравилась эта игра, и он с восторгом наблюдал за каждым движением. Еще веселее стало, когда Мач прокрался между Туком и Скарлетом и позвенел своим колокольчиком. Тут же оба соперника, под крики и смех разбойников, яростно замахали своими дубинками. Наконец удары Тука достигли цели и градом посыпались на Скарлета, который отчаянно оборонялся. Робин и другие развели их и сняли с глаз повязки.
- Шервудские турниры, а? - смеялся рыцарь.
Робин кивнул.
- Учат нас прислушиваться и двигаться бесшумно.
- Так это не просто забава? - догадался рыцарь.
- Пора платить, - внезапно сказал Робин.
- Платить? - удивился рыцарь. - Но ты говорил, что я ваш гость.
- Так и есть, - согласился Робин. - Один из многих. Но всем им приходится платить.
- Вот это гостеприимство! - сердито сказал рыцарь.
- Нет, - сказал Тук с ухмылкой, показывая ему доску с цифрами. – Вот это оленина, а вот это эль.
- Вы думаете, я беру с собой деньги, когда еду на охоту? - парировал рыцарь.
- Тогда мы возьмём твою лошадь, - сказал Скарлет.
- За кусок оленины? - взревел рыцарь.
- За этот кусок оленины нас всех могли бы повесить, - спокойно сказал Робин. – А значит, если твой конь стоит четырёх человек, то наша еда стоит вдвое больше!
- До Ноттингема не так уж и далеко, - ухмыльнулся Тук.
- К ночи доберёшься, - сказал Джон.
- И аппетит нагуляешь, - добавил Скарлет.
Рыцарь посмотрел на них с усмешкой.
- Тогда я предлагаю вам сделку, - сказал он. – Бой один на один -  и победитель получит коня.
Скарлет вытащил свой меч, его глаза воинственно заблестели, но рыцарь покачал головой.
- Нет, никакой крови, - сказал он. – Борцовский поединок.
Единственным, кто мог бы победить незнакомца, был Малыш Джон. Поэтому, когда оба они были готовы, Тук призвал их сойтись. Состязание выявит победителя после трёх падений.
- Только честная борьба, - сказал Тук. – И чтобы без этого, - он от души дёрнул Малыша Джона за бороду и отпрыгнул в сторону, когда гигант попытался его стукнуть.
Два борца в полуприседе двинулись по кругу, не сводя друг с дружки глаз. Миг – и они сцепились. Малыш Джон попытался оторвать противника от земли, но тот умело извернулся, и теперь уже Малыш Джон был в опасности. Внезапным броском рыцарь обрушил его на землю и прижал сверху.
Разбойники были обескуражены. Но Малыш Джон признал падение и с усмешкой поднялся на ноги. И снова борцы сцепились; и на этот раз, хотя рыцарь напрягся так, что даже вены вздулись у него на висках, Малыш Джон удержался на ногах.
Разбойники умолкли, почувствовав страшную силу незнакомца. Быстрым движением, заставшим рыцаря врасплох, Малыш Джон сбил его с ног и швырнул наземь.
- По одному падению у каждого! - закричал Тук, а разбойники принялись чествовать своего бойца. И снова двое закружились, выжидая удобного случая.
Как только Джон приблизился, рыцарь схватил его и поднял над головой. Все смотрели, разинув рты, как он, мгновение продержав того на вытянутых руках, с победным криком бросил его на землю.
Малыш Джон лежал наполовину оглушённый, а рыцарь стоял над ним, тяжело дыша и гордо взирая на разбойников, которые не могли поверить в такую ужасающую мощь.
- В Ноттингем я еду верхом! - яростно прокричал рыцарь.
Робин подошёл к нему.
- Кто ты? - тихо спросил он.
И тут же одним ударом он был сбит с ног.
- Львиное Сердце! - сказал Ричард, король Англии.
Из-за деревьев высыпали люди, нацелившие свои арбалеты на разбойников, которые были настолько потрясены, что не могли даже двинуться с места, глазея на короля.
- Они нужны мне живыми, Меркадье, - приказал он.
Меркадье, командир королевских наёмников, кивнул, и его люди опустили арбалеты. А король, упершись руками в бока, сердито посмотрел на разбойников, которые опустились перед ним колени.
- Итак, я по-прежнему в заточении? По-прежнему в Германии? А выкуп забрали бароны? - он посмотрел на Малыша Джона. - Прежде чем я вернусь, рак на горе свистнет, так? - он склонил голову. – Что-то я его не слышу! Свистеть разучился?
- Милорд король... - начал Робин.
- Ты негодяй, - рявкнул Ричард. - Вы все негодяи. Негодяи и изменники!
- Мы ваши... – снова начал Робин.
- Молчать в нашем присутствии! - прогремел Король.
Робин склонил голову, и посреди всеобщего замешательства Ричард повернулся к Меркадье.
- Какое наказание полагается разбойникам, которые убили оленя, принадлежащего королю, а затем с короля же и потребовали плату? - иронично спросил он. - Ты когда-нибудь слышал о подобном, Меркадье? Кто в такое поверит?
Ричард посмотрел на Марион, которая стояла, преклонив колено, рядом за Робином, и его голос смягчился.
- Да, я охотился, - сказал он. - Охотился на молодого разбойника, которого зовут Робин Гуд, - он сделал паузу. - В Нормандии, в Аквитании и Анжу, и даже в Германии я слышал эти истории. Думаешь, я не знаю о вашей войне с шерифом и о том, что вы превратили этот лес – мой лес – в поле боя? О, я наслышан о вас, о ваших хитростях, ваших засадах и грабежах. О дворянах, которые вынуждены платить за безопасный проезд по Шервуду. О епископах, которых обдирали до нитки и заставляли отдавать деньги беднякам. Я слышал достаточно, чтобы каждого из вас повесить не менее дюжины раз!
Ричард снова умолк и оглядел приунывших разбойников. И  вдруг расхохотался, мгновенно сменив гнев на милость. Робин и его друзья смотрели на него с удивлением.
- Раны Господни, ну и отчаянный ты парень, Робин! - смеялся Ричард. - Но ты спас жизнь своему королю и тем искупил свои грехи.
Он протянул руку, и Робин поцеловал её. Затем, после того как Меркадье помог ему снова надеть одежду, снятую перед поединком, король подошёл к Назиру и заговорил с ним по-арабски. Он рассказал ему о смерти Саладина  и мире, заключенном с великим вождем перед его смертью.
Назир склонил голову, и Ричард молча вскочил на лошадь. Затем он вновь посмотрел на коленопреклонённых разбойников.
- Сегодня вы отужинаете со мной в Ноттингеме! - сказал он.
И король величаво выехал с поляны, сопровождаемый наёмниками Меркадье. Разбойники, наконец, поднялись на ноги, и наступило долгое молчание.
- Я боролся с самим королём Англии! - прошептал Малыш Джон в полном изумлении.
Мач толкнул Робина в плечо.
- А ты знал, что он король, Робин? - спросил он. - А где же его корона? Потерял, что ли?
Робин любовно потрепал его по голове и рассмеялся.
- Он же должен быть в короне, ведь так? – упорствовал Мач.
Но Скарлету было не до смеха. Он не верил никому из тех, кто стоял у власти, даже Ричарду, которого народ Англии любил, хотя тот и нечасто бывал в собственном королевстве.
- Ты пойдёшь в Ноттингем? - спросил он Робина.
- Кто же может ослушаться короля? – воскликнула Марион.
- А кто мы, по-твоему? - парировал Скарлет. – Не так уж много законов осталось, которые мы не нарушили.
- Он мог приказать всех нас убить на месте, - сказал Робин.
- Да, он мог это сделать, - согласился Скарлет. - Но разве не удобнее это сделать в Ноттингеме? На виселице?
- Я все искупил, так он сказал.
- Я слышал, что он сказал. А что если он передумает?
- Он простил тебя, Уилл, - не отступал Робин.
Скарлет вздохнул и посмотрел на друга с печальной улыбкой.
- На свете немного людей, которым я верю, - сказал он, - и сейчас они все передо мной. Я готов умереть за любого из вас, и вы знаете это. И вы бы сделали то же самое ради меня. Но в Ноттингем я не пойду, и это мое последнее слово.
Робин знал, что если Скарлет что-то решил, никто его не переупрямит. Не стоило тратить время на спор, и поэтому, когда солнце склонилось над лесом и длинные тени протянулись меж деревьев, разбойники, оставив Скарлета в лагере, направились в Ноттингем.
Достигнув окраины города, они с удивлением увидели свет множества огней. Сотни солдат разбили лагерь на полях, угрожая замку огромными осадными машинами. Часть надвратной башни превратилась в развалины.
Двумя днями раньше король Ричард достиг Ноттингема – замка, принадлежавшего короне, - и потребовал капитуляции. Он прибыл в Англию всего неделю назад и после торжественной встречи в Лондоне двинул войска на север, чтобы разбить тех, кто поддерживал его брата-изменника. На то, чтобы Ноттингем выбросил белый флаг, ушло всего несколько часов, и шериф был отстранён от должности.
Теперь в замок начали съезжаться именитые бароны Англии, которым предстояло снова присягнуть в верности Ричарду и решить судьбу Джона и его приспешников.
Но Робин и его друзья ничего не знали об этом и в изумлении смотрели на толпы солдат.
Солдаты ругались и обливались потом, толкая тяжёлые телеги, которые увязали в грязи; насколько хватало глаз, все вокруг усеяно было грозными орудиями кровопролития, превращавшими поля в огромное ристалище.
С удивлением озираясь по сторонам, разбойники подошли к развалинам башни. Они уже были готовы войти в ворота, как их окружила замковая стража.
- Бросайте оружие! - приказал сэр Гай Гизборн.

+2

23

ГЛАВА 19

Взгляды всех, кто находился в большой зале, были устремлены на человека, сидевшего в центре за высоким столом. Над головой Ричарда возвышался балдахин, на стенах красовались его штандарты. Зал блистал пышностью и показным величием. Балаган короля Ричарда прибыл в город, и каждый должен был об этом знать.
По правую руку от короля сидела королева-мать, грозная Элеонора Аквитанская, пожилая леди с суровым и внимательным взглядом глаз-бусинок. Слева от короля сидел Хьюберт Уолтер, недавно назначенный архиепископом Кентерберийским – главным образом за его хлопоты о выкупе короля. Ричард быстро оценил и вознаградил талант Хьюберта, сделав его своим главным советником.
Там были графы Лестер и Арандель, а также Рэнальф из Честера и седовласый вояка маршал Уильям.
За одним из менее почетных столов сидели бывший шериф и аббат Хьюго, лишенные королевского расположения и оттого неловко себя чувствовавшие.
В центре залы гостей развлекали танцоры. То были местные, одетые в грубые причудливые одежды. Потешная Монахиня танцевала с Епископом, Дьявол с Королевой, а с шутом, изображавшим короля Ричарда, танцевала сама Смерть.
Ричард обращал мало внимания на танцоров. Гонец принёс ему известие, что вся Нормандия к востоку от реки Сены попала в руки французского короля. Ричард почти не прикасался к еде, мрачно думая о том, какие ещё земли прозевал его брат Джон.
Когда танец кончился, Гизборн торжественно вышел вперёд и поклонился королю. Это должен был быть знаменательный момент, и Гизборн вознамерился сделать его еще более знаменательным.
- Прошу прощения, монсеньор! - громко крикнул он королю.
Гул разговоров стих, когда Ричард посмотрел на выступившего вперёд человека.
- Ну, что там? - прорычал он.
Ему не нравился Гизборн. Он знал, что тот служил братьям де Рейно.
- У меня подарок, милорд король, - усмехнулся Гизборн.
- Подарок, да? – спросил король. Может быть, молодой человек принёс золото? – Давай посмотрим!
Двери открылись, и солдаты ввели Робин, Марион и остальных.
- Это бесчестный разбойник Робин Гуд, монсеньор, - с гордостью сказал Гизборн. – А эти люди – из числа его сообщников. Женщина была подопечной аббата Хьюго, пока злодей не обесчестил её.
- Это ложь! - сказала Марион, гневно глядя на него.
- Этот отступник монах, - продолжал Гизборн, глядя на Тука, - некогда был капелланом... э... бывшего шерифа. Они пробирались к замку, но попали в устроенную мной засаду.
- В засаду? - улыбнулся король. – Превосходно! Они собирались взобраться по стенам и предать нас всех смерти? Или, скорее, хотели окружить замок и осадить нас?
Все собравшиеся посмотрели на группку оборванцев и разразились смехом. Несколько смущенно засмеялся и Гизборн.
- А если я скажу тебе, что сам призвал их? - сказал король Ричард.
Наступившая тишина была абсолютной. Шериф и Хьюго были ошеломлены.
- П-призвали... призвали их, сир? – запинаясь, пробормотал Гизборн.
- Да, - сказал король, - пригласил их. Приказал им присутствовать здесь.
Гизборну показалось, что мир вокруг начал рушиться.
- Но... но... почему, монсеньор?  - спросил он.
Король встал и его голос прогремел на всю залу:
- Потому что я король Англии!
Гизборну мечтал провалиться сквозь землю. Что теперь - он будет казнён немедленно или король прикажет сначала пытать его?
- Развяжи их, мальчишка! - прорычал Король.
Гизборн поспешно выполнил приказ.
- Спасибо, мальчишка, - ухмыльнулся Малыш Джон, когда рыцарь разрезал его путы.
- Подойдите ближе! - приказал король.
Разбойники приблизились и преклонили колени у подножия лестницы.
Ричард откинулся в своём кресле.
- Милорды, сегодня втайне от вас я охотился в Шервуде, но не как король, а как шевалье Дегизе, под видом простого рыцаря, - он посмотрел на Робина. - Я охотился за этим человеком. Но когда моей жизни грозила опасность, он встал на мою защиту.
Зал удивлённо зашушукался.
- Так знайте же, - с чувством продолжал король, - с двумя сотнями таких храбрецов, как они, я взял бы Иерусалим!
Зал взорвался смехом. Ричард дал сигнал Робину.
- Говори, - приказал он.
- Мы благодарим вас за ваше милосердие, милорд король, - начал Робин. - Это правда, что мы охотимся на оленей, но мы не можем питаться травой.
На этот раз первым засмеялся король.
- У тех, кого мы грабим, полные мешки денег. А у бедняков нет ничего, даже свободы. Они превратились...
- Прекрасно сказано, прекрасно, - перебил его король. – Вот голос народа, милорды. Этот человек не боится выступать против несправедливости и предательства.
Последнее замечание было адресовано шерифу и его брату.
И вот разбойники оказались гостями на королевском пиру; их потчевали кушаньями, которых они никогда не видели, а вино лилось рекой.
- Никогда я этого не пойму, - сказал Малыш Джон, сделав большой глоток.
- И шериф, кажется, тоже — глянь на него, - засмеялся Робин, наполняя свой кубок.
- Не нужно было выступать за принца Джона, - сказала Марион.
- Теперь они все будут за Ричарда, вот увидите, - сказал Тук.
- И нашим и вашим – всем спляшем, - сказал Робин.
Тук кивнул.
- Они потом купят его расположение.
Братья де Рейно бесились от гнева и отчаянья. Роберт всё не мог поверить, что его враг, человек, которого он так долго и с таким трудом пытался уничтожить, сейчас был гостем короля Англии Ричарда.
- Это злонамеренное унижение, - прошипел он.
Хьюго кивнул, громко рыгнув.
- Если бы месяц назад мне сказали, что... - начал Роберт.
- Месяц назад Ричард томился в плену в Германии, - напомнил ему брат. - А ты ещё был шерифом.
Вино начало оказывать своё действие на разбойников, и только Марион и Назир, которые никогда не пили вина, оставались трезвыми.
Хьюберт Уолтер наблюдал за ними с помоста.
- Лесные дикари! - сказал он королю.
- Пусть они выглядят странно, Хьюберт, - ответил Ричард, - но зато какие воины! Какие воины!
- Я наслышан о них, сэр, - сухо сказал Хьюберт. - Как и вся Англия, к несчастью.
Но предостережение Хьюберта пропало втуне.
- Я простил их, Хьюберт, - сказал король. - Теперь они мои.
- Волк никогда не служил льву, монсеньор, - сказал Хьюберт.
- Этот будет, - провозгласил король.

Назир совершил утреннюю молитву и сейчас сидел, скрестив ноги, и наблюдал за амбаром. Вокруг распластались спящие разбойники. Громко храпел Тук. Он лежал на спине, открыв рот, из которого вылетал оглушительный рокот. Мач свернулся клубочком у ног Робина, а Джеймс лежал лицом вниз на груде мешков. Малыш Джон ухитрился заснуть, засунув голову в котел.
Появилась Марион, которая выплеснула ведро воды на короля Шервуда, и он, зафыркав, пришёл в себя.
- Король зовёт тебя, - засмеялась она.
Робин, шатаясь и постанывая, встал на ноги. От вина его голова мучительно болела. Он посмотрел на спящих разбойников и молчаливого Назира.
- Как мы сюда попали? - спросил он.
- Вас сюда принесли, - улыбнулась Марион.

Когда Робин вошёл в главную залу, король изучал карту. Рядом с ним стоял гонец, взмокший от пота и заляпанный грязью.
Король выглядел мрачным. Французы взяли Нойбург; Вермей был под угрозой. Нужно действовать быстро, не то вскоре вся Нормандия будет потеряна.
Подняв глаза, он добродушно приветствовал Робина.
- Будешь воевать за меня в Нормандии, Робин из Шервуда? - спросил он.
Перемены в судьбе Робина произошли столь внезапно, что он не в силах был поверить в них. Вчера он был шервудским изгоем, на которого объявлена охота, а сейчас стоит в Ноттингемском замке рядом с королём Англии, который берёт его на службу. Более того, Ричард пообещал ему, что аббат Хьюго вернёт Марион её земли и усадьбу Лифорд. А когда они отвоюют Нормандию, Робин и его друзья станут в Шервуде лесничими. Это было похоже на сон. Робин преклонил колено перед Ричардом и присягнул ему в верности.
Но когда он вернулся к остальным, те, к его удивлению, не слишком обрадовались этой новости.
- Воевать в Нормандии? - буркнул Малыш Джон.
- Зато мы будем лесничими в Шервуде! - пылко говорил Робин. - Когда вернёмся.
- Если вернёмся, - сказал Тук.
Марион печально посмотрела на Робина, но ничего не сказала. Вдруг он вспомнил про Уилла Скарлета.
- Мач, - сказал он мальчишке, - ты должен привести Скарлета в Ноттингем. Скажи ему, что мы свободны! Что мы сражаемся за короля!

Скарлет в мрачном настроении сидел под деревом, водя по клинку точильным камнем, и размышлял, увидит ли он снова Робина, Марион и остальных. Ночь он провёл, перебирая в памяти все опасности, через которые они вместе прошли. Перед его мысленным взором вставал побег из тюрьмы и бой у замка Беллем. Ему снова припомнилось нападение храмовников на косогоре, припомнилось, как они притворились мёртвыми, обманув Гая Гизборна.
В дерево над головой Скарлета со свистом вошла стрела.
Словно прилетевшая ниоткуда, он трепетала, глубоко вонзившись в ствол. Скарлет бросился на землю и замер, вглядываясь в деревья. Отругав себя за то, что его большой лук оказался вне пределов досягаемости, он пополз к нему, прижимаясь к земле. Он прислушивался, но не слышал ни единого звука, кроме пения птиц.
Добравшись до лука, Скарлет тотчас же почувствовал себя увереннее. Выждав несколько мгновений, он медленно поднялся на ноги и огляделся. Никого не было видно. Скарлет подошёл к дереву и выдернул стрелу. Его удивило то, что оперенье и древко оказались белыми. Что бы это значило? Он пригляделся и заметил на древке руны магического языка. И тут он внезапно понял, что это стрела Херна.
Голос в его голове прошептал:
- Опасайся льва, отпрыска дьявольского рода.

Большой совет начался. Робин и Марион наблюдали бесконечную процессию английских лордов, которые один за другим становились на колени перед Ричардом и приносили ему клятву вассальной верности. Там были Уолеран из Уорвика и Уильям де Альбини из Арунделя, старый Рэнальф из Честера и худой высокий Уильям де Феррерс, граф Дерби. Каждый выходил вперёд, объявлял себя вассалом короля и целовал ему руку.
- Посмотрите на них, - прошептал Малыш Джон. – Ни одному из них я бы ни на грош не верил.
После графов и баронов шли епископы, за епископами шерифы, но, разумеется, Роберта де Рейно среди них не было.
Тот стоял в окружении своих приспешников, наблюдая за пышным зрелищем и не сомневаясь в том, что если Король восстановит его в правах, то за это придётся дорого заплатить.
- Чем скорее Ричард покинет Англию, тем лучше! - пробормотал он.
Хьюго с ним согласился. Новые налоги наверняка никого не обрадуют. Подданные видят короля только тогда, когда он нуждается в деньгах.
- Нам всем придётся платить, - проворчал он.
- Если вдруг победит Филипп Французский, - размышлял шериф, - то у нас останется Джон... а с Джоном можно иметь дело.
Королевский герольд призвал к молчанию, и Ричард начал речь.
- Знайте же, что мы вызвали вас сюда, чтобы вершить суд над нашим вероломным братом Джоном, графом Мортенским. В результате его измены Филипп Французский опустошает Нормандию. Потерян Водрей. Пал Вандом. Утрачены даже замки Турени. И южнее, вплоть до Сены, наши вассалы перешли на сторону Франции, - Ричард замолчал, и в толпе лордов раздалось гневное бормотание.
- Однако в Англии мы простили всех, кто выступал против нас, - продолжал Ричард. - Даже здесь, в Ноттингеме. - Он снова умолк. - Но за милость надо платить.
В зале зазвучали неуверенные смешки.
- И за привилегии. И за власть. На нашей коронации мы роздали много должностей, много важных постов, - Ричард замолчал, сознавая, что все ловят каждое его слово. - Они были дарованы на срок, милорды! И этот срок вышел!
Теперь послышался мрачный гул понимания. Бывший шериф повернулся к своему брату.
- Это не совет - это торги, - сказал он.
И это была правда. Ричард собрал своих подданных в Ноттингеме с единственной целью: раздобыть денег. И он знал, как это сделать. Ему нужно сто кораблей для перевозки армии в Нормандию. Ему нужны люди и нужны кони. Вероятно, это будет длительная и кровопролитная кампания, но Ричард хочет вернуть все крепости, захваченные Францией. И тогда он прогонит Филиппа обратно в его королевство. А возможно, и дальше.

+2

24

ГЛАВА 20

Малыш Джон провожал печальным взглядом Назира, которого конь уносил прочь от Ноттингемского замка. Он слишком хорошо знал, почему сарацин оставил их. Молчаливый боец сражался бок о бок с Робином и его друзьями, но сейчас не за что было сражаться, а Шервуд больше им не принадлежал. С тяжёлым сердцем Малыш Джон пошёл к Робину, чтобы  известить его об отъезде сарацина.
Тот в амбаре натягивал новую тетиву на свой лук. Пока лорды набивали брюхо, разбойники по приказанию короля показывали свое мастерство. Когда Робин целился в мишень, лопнула тетива, и Марион была уверена, что это знамение. Когда-то люди трепетали при виде смертоносных стрел Робина. Теперь его меткая стрельба стала потехой в перерывах между сменой блюд. Девушку беспокоила перемена в нём, и ей страстно хотелось, чтобы все снова вернулись в Шервуд.
Марион положила свою ладонь на руку Робина.
- Не уезжай в Нормандию! - взмолилась она.
- Я дал слово, - мягко сказал Робин, обнял её и поцеловал.
В дверях появились Малыш Джон и Джеймс.
- Назир ушёл, - сказал Джон тихо.
- Ушёл? - нахмурился Робин.
- Взял лошадь. Я видел, он направился в Шервуд.
- Он вернётся, - улыбнулся Робин.
Малыш Джон покачал головой.
- Он ушёл навсегда. Больше мы его не увидим. Возможно, он лучше тебя понимает, что происходит.
- Что ты имеешь в виду? - быстро спросил Робин.
- Ты игрушка в руках Ричарда, разве не так?
- О чём ты говоришь? - сердито сказал Робин. - Он же простил нас!
- Да... но «за милость надо платить». Ты же слышал.
- Послушай...
- Я устал тебя слушать, - сказал Малыш Джон. - Ты так и не понял? Мы - прирученные им зверушки. Волки, которых хитрый король Ричард поймал и теперь дрессирует.
Робин вскочил на ноги, побелев от гнева.
- Достаточно, Джон! – крикнул он.
- Ты как будто ослеп! Стоит ему щёлкнуть пальцами, и ты бежишь к нему. «Скажи что-нибудь смешное, Робин. Покажи, как ты бьешься на мечах! Покажи, как стреляешь из лука! Подскажи, как управлять страной!»
Робин сжал кулаки.
- Ты думаешь, он тебя слушает? - усмехнулся Малыш Джон.
- Я знаю, что слушает!
- Да смеётся он над тобой! Все они смеются! Какое ему дело до Англии! Часто ли он тут бывает? Несколько месяцев и хватит. А потом снова уедет, высосав из страны все деньги!
Они яростно уставились друг на друга.
- Он дал тебе свободу! - крикнул Робин.
- Да... чтобы я умер за него в Нормандии.
- Мы могли погибнуть и в Шервуде!
- Тогда я точно выбираю Шервуд, - сказал Малыш Джон и подтолкнул Джеймса к выходу.
Но в дверях он оглянулся. Его гнев прошёл, и Джон смотрел на Робина с печалью.
- Я любил тебя, Робин. Ты был надеждой народа. Человеком в капюшоне. Сыном Хэрна. А теперь ты – королевский шут!
Робин и Марион стояли в молчании, прислушиваясь к удаляющимся шагам. Мгновение спустя в амбар вбежал Мач.
- Где Скарлет? - спросил Робин, всё ещё потрясённый уходом Джона.
- Он... он не придёт, - сказал Мач. - Он... он просил меня... попрощаться. - Мальчишка озабоченно посмотрел на Робина. - Куда пошёл Малыш Джон? Почему он плачет, Робин?
Он вынул из-за пояса белую стрелу и отдал Робину. В дверях появился Тук, наблюдая за ними.
- «Опасайся льва, отпрыска дьявольского рода», - прочел Робин. Он понял, что это стрела Хэрна.
Заметив в дверях Тука, он криво улыбнулся ему.
- Ты тоже покинешь меня? - мягко сказал он.
- Нет, Робин, - сказал толстый монах и затем взглянул на Марион. - И тебя я никогда не покину, цветочек. Но шериф снова у власти. Они столковались: шериф заплатил королю за это кучу серебра. Но это не всё, будет ещё хуже. Большой Совет вытянет из людей всё до последнего пенни, чтобы пойти войной на Нормандию. Говорю тебе, Робин, этим всё и кончится.
- Я иду к королю, - сердито сказал Робин.
Тук схватил его руку.
- Что? Пойдёшь в логово льва? Возомнил себя Даниилом?
- Тук прав, - сказала Марион. - Ты ничего не сможешь сделать.
- Он послушает меня, - сказал Робин. - Я знаю, что послушает!
Большой Совет молча слушал Хьюберта Уолтера, когда вошёл Робин. Архиепископ читал обвинение принцу Джону: если брат короля не явится в течение сорока дней, ему предстоит лишиться всех своих земель.
Робин вбежал в зал и преклонил колени перед королём, который посмотрел на него с раздражением.
- Милорд король! - сказал Робин.
- Мы за тобой посылали? - холодно спросил Ричард.
- Нет, милорд король, но я...
- Так оставь нас!
- Но сир...
- Ты слышал Его Величество! - произнёс Архиепископ в ужасе от такой дерзости.
Но Робин не мог молчать. Он посмотрел прямо на Ричарда и заговорил спокойно и бесхитростно.
- Вы говорили, вам нравится, что я не боюсь говорить честно. Тогда разрешите мне спросить вот что. Бедняки добровольно отдавали деньги, чтобы вы получили свободу. Как вы можете требовать от них большего?
Все застыли, ожидая от короля вспышки гнева, но вместо этого он снисходительно улыбнулся.
- И ты порицаешь своего короля, как придворный шут? Может, мне отобрать у тебя меч и взамен дать погремушку, чтобы ты отлупил меня ею?
Грянул всеобщий хохот.
- Нет, Робин, - сказал Ричард, шутливо погрозив пальцем. – Оставь свои слова при себе! А нам отдай свою силу, свою храбрость... да, милорды?
Смех стал громче. Робин встал. Он понял, что больше ничего не сможет сделать. Смеялся даже Хьюберт Уолтер. Малыш Джон прав. Робин был королевским шутом. Он повернулся и побежал прочь от хохочущих. Он заблуждался с того самого момента, когда в Шервуде преклонил колено перед Ричардом. Король – воин, а всё остальное его не интересует. Он снова оставит Англию на милость таких, как шериф; несправедливость, жестокость и беспросветная нищета снова будут угнетать дух народа, пока король ищет славы на полях далёких сражений.

Но за смехом Ричарда скрывался гнев. Молодой разбойник опасен, его нужно остановить.
И той же ночью он призвал к себе шерифа. Роберт де Рейно поспешил на зов короля.
- Вам известно наше милосердие, - многозначительно сказал ему Ричард.
Шериф льстиво улыбнулся.
- Конечно, сир, - сказал он, вспомнив, во что обошлось ему это королевское милосердие.
- Пожалуй, иногда я слишком милосерден, - продолжал Ричард. - Молодой разбойник... Робин Гуд. Вы его сегодня слышали. Его заносчивость может досадить нам, пробудив в народе недовольство.
- Может, монсеньор, - сказал шериф, снова удивившись непостоянству монарха.
- Он должен умереть, - холодно сказал Ричард. - Они все должны умереть.
- Они покинули его, сэр. Все, кроме девушки, монаха и полоумного мальчишки.
- Это упростит вашу задачу, не так ли? Но никто не должен узнать об этом. Помните, ведь я простил их.
- Важно сохранить это в народной памяти, - мягко сказал Хьюберт Уолтер.
- Разумеется, - улыбнулся шериф.
- Тела нужно убрать из замка и тайно похоронить.
Но шерифу пришла лучшая идея.
- Мы можем оставить их в Шервуде, - предложил он, - неподалеку от одной из деревень. И тогда, если мы утыкаем разбойников их же стрелами, все будет выглядеть так, как будто с ними расправились их дружки. Которых мы сможем потом преследовать как убийц.
- Очень изобретательно, - усмехнулся Хьюберт Уолтер, жалея, что не ему пришла в голову эта идея.
- Кто этим займётся? - тихо спросил Ричард.
- Сэр Гай Гизборн, - не раздумывая, ответил шериф.
- Он может держать рот на замке? - спросил Хьюберт.
- Да, милорд, - сказал шериф. – Этому я сумел его научить.
Ричард был доволен.
- В награду за верность он получит землю.
- Вы слишком великодушны, монсеньор, - сказал шериф.
- Не слишком, - отрезал Ричард. - Землю в Уэльсе.
Жестом показав, что аудиенция окончена, король вернулся к изучению карты.
- Мы доверяем это дело вам, - сказал Хьюберт Уолтер, провожая шерифа.
Той же ночью Гизборн и четверо солдат, все с мечами наголо, тихо вошли в амбар. Один из солдат нёс фонарь, в котором горела свеча. Он освещал путь Гизборну, который шёл первым.
На дощатом настиле наверху спали Робин и Марион, а внизу на соломенных тюфяках лежали Тук и Мач, укрывшись мешковиной. Взяв фонарь, Гизборн бесшумно поднялся по ступенькам.
Он приблизился к двум спящим фигурам, которые лежали, укрывшись шкурами. Гизборн поднял свой меч, и сталь, сверкнув, нанесла удар. И тут же он понял, что обманут. Фигуры под шкурами оказались соломенными чучелами, а Робин и Марион уже выскочили из тени, наступая на него. Отшвырнув фонарь, Гизборн отчаянно набросился на Робина. Внизу Мач и Тук выпрыгнули из укрытий, застав изумленных солдат врасплох.
Тук опустил на голову одного из них глиняный кувшин, а Мач вилами пригвоздил второго к деревянной подпорке. Фонарь упал в солому, и огонь уже подбирался к мешкам с мукой.
Наверху Гизборн и Робин, скрестив мечи, пытались побороть друг друга, пока, в конце концов, не скатились по деревянной лестнице вниз, в гущу сражения. Марион, спрыгнув, старалась затоптать пламя, но оно распространялось слишком быстро.
Гизборн, прижавшись к двери амбара, усердно отбивался. На этот раз разбойнику не сбежать; он сгорит вместе с пылающим амбаром. Гизборна уже не волновало, погибнет он сам или останется жить. Молодой разбойник, так часто ускользавший от него, должен умереть.
В воздухе плыли клубы дыма; языки пламени окружали их, взвиваясь до самой крыши, но Гизборн всё ещё сдерживал разбойников, не подпуская их к двери. Вскрикнув, Робин бросился на него с удвоенной силой, и вдруг его удар достиг цели и меч пронзил Гизборна насквозь.
Задыхаясь от боли, Гизборн сполз по двери вниз, и Робин оттолкнул его и распахнул дверь. Марион, Тук и Мач, спотыкаясь, выбежали из горящего амбара и последовали за Робином к конюшне. Теперь они могли спастись только верхом.
Но Гизборн все же сумел подняться. Он чувствовал запах гари: его волосы тлели. Огонь поднимался обжигающей стеной, но Гизборн проложил себе путь через него, зажимая рукой кровоточащую рану. Шатаясь, он брел за Робином, ведомый только одной мыслью: нужно убить человека, который всегда противостоял ему.
Выбравшись во двор, он попытался позвать на помощь. К нему подбежали стражники. В это время Робин уже выезжал из конюшни, и Марион сидела в седле за его спиной. Тук тоже погнал лошадь через двор,  а Мач сидел сзади, вцепившись в его пояс.
Почти теряя сознание, Гизборн выхватил арбалет у одного из солдат и в отчаянии выстрелил во всадников, проносившихся мимо разрушенных укреплений. Ближе всех к нему была Марион, и стрела попала ей в спину. Она охнула от боли, но в седле удержалась. А Гизборн рухнул ничком.
В молчании они покидали Ноттингем. Усилием воли Марион заставляла себя не падать с коня. Она хотела вернуться в Шервуд, но знала, что когда стрелу выдернут из раны, вместе с кровью уйдет и жизнь.
"Королевский шут", - думал Робин. Если бы не наитие, он был бы уже  мёртвым шутом. Сердце щемило, когда он думал о друзьях. Интересно, где сейчас Скарлет и остальные? Он не был уверен, что увидит их когда-нибудь снова, и горько винил себя за несчастливый финал их братства.
Тук, понимая, что Робин на грани отчаяния, молчал. За его широкой спиной моталась голова полусонного Мача, а лошади уносили их всё дальше и дальше от Ноттингема.
На рассвете они подъехали к высоким камням Круга Рианнон, что вырастали из тумана подобно седым призракам. Здесь Робин приказал остановиться. Он поднял Марион, желая снять ее с коня, и лишь когда она со стоном упала ему на руки, он заметил стрелу в её спине. С помощью друзей он бережно опустил ее на траву. И все трое склонились над ней, словно желая защитить раненную девушку от холодного по-утреннему воздуха.
Марион открыла глаза и с нежностью посмотрела на Робина. Её голос понизился до шёпота, а от лица отхлынула вся кровь.
- Я люблю тебя, - сказала она.
- Не уходи, любовь моя, - сказал Робин, гладя её длинные волосы.
Слёзы текли по лицу Тука, когда он взял её руку и поцеловал.
- Цветочек! - сокрушённо пробормотал он.
Марион дрожала.
- Мне холодно, - прошептала она. - Где мы? Что это за место?
- Круг Рианнон, - сказал Робин и обнял её, согревая.
- Круг Рианнон, - повторила Марион. Она чувствовала ледяное острие боли в спине. - Вытащи стрелу, Робин... - прошептала она.
Робин покачал головой.
- Пожалуйста. Если ты меня любишь, - умоляла Марион.
- Ты знаешь, что люблю, - сокрушённо сказал Робин. Он знал, что рана слишком глубока. Если он вытащит стрелу, она умрёт.
Глаза Марион затуманились.
- Я не боюсь, - едва слышно прошептала она. – Обещай, что продолжишь борьбу в Шервуде. Наберись мужества и вытащи стрелу.
Робин спрятал лицо в ладони и заплакал от мысли, что потеряет её.
- Хэрн, - прошептал он. - Властелин Леса, призываю тебя! Помоги мне, дай мне силы!
Уже светлело; алое солнце, поднявшееся над Шервудом, осветило поросшие лишайником камни древнего круга и коснулось своим лучом умирающей девушки. Тяжёлый туман расступился, обнажив священное место, словно он был волнами волшебного моря, а Круг Рианнон - таинственным островом посреди него.
И вдруг с ними рядом появился Хэрн.
Властелин Деревьев молча стоял меж огромных камней. Над головой его вздымались оленьи рога, а тело было окутано листвой. Его глаза скорбно смотрели на Робина.
- Силы Света и Тьмы с тобой, - мягко сказал он. - Вынь стрелу!
Мгновение Робин баюкал Марион в объятиях, как ребенка, а потом поцеловал. Она храбро улыбнулась ему, и он взялся за стрелу. Собравшись с духом, не сводя глаз с Хэрна, он медленно потянул стрелу. Марион, вскрикнув, лишилась чувств в его объятиях.
- И Колесо повернется! - воскликнул Хэрн.
Камни Круга Рианнон медленно сдвинулись с места. Робин глядел, не веря своим глазам, как они вращаются вокруг него, постепенно ускоряя свой бег, пока Круг не замелькал перед глазами. Ему казалось, что он в самом центре круговорота. Камни взывали к нему, пытаясь поведать некую тайну. Если только он сможет понять их, то сразу проникнет в суть всех вещей.
Он чувствовал, что и сама земля закружилась быстрее. Она двигалась вспять, против солнца. Небо переменило цвет, тёмные тучи неслись по нему; и полил дождь. Хэрн исчез, и вот уже Роберт де Рейно шагает к Элрику из Локсли, который зажимает рану на руке и глядит на него глазами, полными боли.
- Я ждал тебя, Элрик, - сказал шериф. – Тебе конец. Мятеж подавлен.
Отец Робина с усилием поднял меч, но стрелы засвистели в воздухе, и он упал на землю.
- Он придёт, - выдохнул Элрик. – Человек в капюшоне придёт!
И тут внезапно видение исчезло.
Робин осторожно опустил тело Марион на землю. Хэрн исчез, но он видел четырёх людей, поднимавшихся на холм к Кругу Рианнон. Они двигались, словно во сне. Это были Малыш Джон и Джеймс. А с ними Назир и Скарлет. Все они шли к Кругу.
Заметив Робина, Мача и Тука, разбойники изумленно уставились на них. И со слезами на глазах семеро друзей обнялись.
Но самое большое чудо было впереди. Стоило им глянуть на Марион, как она встала на ноги и побежала к Робину. Лицо ее вновь порозовело, а глаза ярко сияли. На её платье не было никакой крови, и все следы ранения исчезли.
И разбойники, преисполненные благодарности за чудо, опустились на колени в лучах тёплого утреннего солнца.

+3

25

Спасибо за перевод! А будет продолжение? Т.е. 3 оставшиеся книги?

0

26

Любовь
Пока желающих взять на себя этот труд не было. Очень большой объём и не очень большая польза от чтения, так как 95% написанного есть на экране. :)

0

27

Спасибо за ответ! Жалко!

0

28

Любовь
Некоторые нюансы из книг, которые обычно совпадают с доступными сценариями, обсуждаются в темах по каждой серии. Например, Первый сезон. Но, правда, придётся покопаться. :)

0

29

Чудо, просто чудо!! :D

Спасибо огромное!
Это совсем не то, что что-то торопливо писать на коленке, пытаясь успеть, пока не сменился кадр... (Было, было такое... Еще в до-видюшную эпоху!)

Низкий поклон за проделанную работу!

Единственное сожаление - что отсутствует Второй сезон...
Но хотя бы Первый теперь - на бумаге.

Огромная благодарность - всем, кто проникся, :) и довел до конца этот замечательный перевод!
Всех вам благ!

+1


Вы здесь » Sherwood Forest » Ричард Карпентер - Робин из Шервуда » Ричард Карпентер, Робин из Шервуда (1984)