Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

Приглашаем поучаствовать в розыгрыше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Герои легенды » Робин Гуд


Робин Гуд

Сообщений 1 страница 20 из 610

1

В этой теме - всё о Робин Гуде: история и легенда, правда и вымысел, современные версии и представления...

+1

2

http://mirf.ru/Articles/art205.htm

по этой ссылке находится интересная статья о Робине и об актёрах, игравших его роль ! Есть замечательные фотографии ! Жалко, не знаю, как её тут в развёрнутом виде выложить...

Отредактировано Wind - war horse (2009-08-06 10:04:44)

+2

3

http://ru.wikipedia.org/wiki/Робин_Гуд

- ещё интересная статья !

+2

4

Еще одна трактовка образа Робин Гуда.

Иисус Христос и Робин Гуд

А давайте взглянем свежими глазами на легенду о Робине Гуде.

Временная привязка легенды - время крестовых походов. Король Ричард отправляется освобождать Гроб Господень. Но по версии А.Т.Фоменко, математически доказавшего,что принятая сегодня хронология содержит тысячелетние ошибки и смешения, крестовые походы - это как раз эпоха, последующая за эпохой Христа, крестовые походы были реакцией на распятие.

Кто такой Робин Гуд, что нам может сказать его имя?

Англлийское rob "грабить", robber "разбойник", robe "мантия", good "хороший". Когда впервые было произнесено это имя на Британских островах, англичане и должны были понять его так: Робин Гуд - добрый разбойник или король (в мантии!)1 разбойников. И в этих словах заключена суть развития образа в народной легенде.

А если прочитать имя "Робин Гуд" по-славянски?

"Робин" - это "ребёнок". В древниих источниках употреблялась форма "робёнок" (причём "-ок" - уменшительно-ласкательный суффикс). "Гуд" - от "гудеть, издавать звук", звук атрибут творящего божества ("В начале было Слово..."). Но ведь и "Год" - одно из имён Велеса, Великого Бога славян. А английское God - это просто "Бог". "Год" - это Бог-Отец, "Новый Год" - Бог-Сын. Рождество Христово не случайно совпадает с Новым Годом.

Стало быть, "Робин Гуд" - это "Сын Божий".

Если гипотеза верна, то основные персонажи и сюжетные ситуации легенды должны иметь соответствие в Евангелиях. Посмотрим.

Робин Гуд - это Добрый Разбойник, но Иисус также повторил предсказание Исаии, что Мессия будет "к злодеям причтён". Распят Иисус был с разбойниками.

Робин грабил богатых и раздавал бедным. Это уникальное явление в мировом фольклоре. А всё уникальное стоит соотнести с Иисусом. Каково отношение Иисуса к собственности? Вспомним историю с мытарем Закхеем, который исполнил слова Иисуса: "Что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах". Проповедь Христа "не собирайте себе сокровища на земле" чередовались с предупреждениями "потеряешь и то, что думаешь иметь". А теперь представьте эти слова, произнесёнными в тёмном лесу с ножом в руках. Вот перед вами и образ Robber Good "Доброго разбойника". Перераспределение собственности было правилом раннехристианских общин, при вступлении в которые всё имущество жертвовалось на дело общины.

Маленький Джон - друг Робина Гуда и его предшественник (он раньше появился в лесу). Но Джон - английская форма имени Иоанн. Джон - это Иоанн Креститель, предтеча Иисуса Христа. Джон - Маленький, сравните это со словами Крестителя: "Идущий за мною сильнее меня". Но в легенде он предствлен верзилой, что соотносится со словами Христа: "Из рождённых жёнами не восставал больший Иоанна Крестителя, но меньший в Царствие Небесном больше его". В поединке Джон уступает Робину, как и Иоанн уступает первенство в духовном влиянии Иисусу.

Примечательно, что поединок Робина с Джоном происходит на мосту-бревне через реку, а у славянского бога Коляды2 - был брат Овсень, который мостил ему дорогу (ср. призыв Иоанна "Расчистите путь Господу"). Братья были близнецы, и Крестителя принимали за Мессию. (К сожалению, в моём распоряжении не оказалось достаточно полного текста собственно народных легенд, поэтому я не могу точно сказать - принимали ли Маленького Джона за Робина Гуда?)

Поединок Джона и Робина проходил на дубинах, но в славянском Триглаве (Троице) Сын есть Дуб, Мировое древо. Т.е. они сражаются оружием Сына-Дуба - Словом Божиим. В Евангелии этот эпизод описан как "состязание" в скромности ("Мне надобно креститься от Тебя..." - "Так надлежит нам исполнить всякую правду").

Как и Креститель, Маленький Джон попал в тюрьму, Робин оставался в это время на свободе, как и Иисус.

И последнее: в средневековом оригинале прозвище Джона пишется не как Little "Маленький", а как Lytel. Такого слова в сегодняшнем английском обнаружить не удалось. Зато оно прекрасно читается по-славянски: "Литель", поливатель. Вспомним, что крещение производилось с помощью обливания водой и лишь достаточно недавно православная церковь установила обряд этот проводить только погружением в воду. Также вспомним слова Иисуса об Иоанне: "Он есть И-лия, которому должно прийти". Опять обнаруживаем корень "ли-ть". Можно предполагать, что изначальное наименование "Литель" (Креститель) было осмысленно носителями другого языка как Little "Маленький", причём вполне в духе самого образа.

Легенда донесла до нас и образ девицы Марион или Марианны - невесты Робина. Др.-евр. "Анна" - благодатная. Но и Мария - мать Иисуса - "обрела благодать у Бога". Мария родила Девой. И этот факт на месте в повествовании о Сыне Божьем. Но в рассказе о разбойнике дева может быть только невестой, но никак не матерью, что мы и видим в легенде о Робине Гуде. Налицо совпадение: Дева Мария Святая = невеста Мари-анна. Робин и Марион являются персонажами обряда (!) майских праздников, частью которых являются соревнования стрелков, что ещё раз подтверждает тождество Робин Гуд = Сын Божий.

Одним из соратников Робина был отец Тук. Сразу обратим внимание, что его имя (с учётом оглушения согласных) - перевёрнутое прозвище Робина. Гуд - Тук. На востоке и сейчас читают справа налево, поэтому (предваряя конечный вывод) можно утверждать, что легенда была занесена в Англию в письменном виде и искажена при переводе. Переводчики просто не поняли, что перед ними один персонаж, так же как дети не всегда понимают, что Сергей Семёныч и папа - одно и то же лицо.

Про Тука известно, что в бою он пользовался дубиной (опять Сын-Дуб), любил выпить и поесть (ср. сказанное об Иисусе: "Вот человек, любящий есть и пить вино"), что он не в ладах с церковью и законом (но и Иисус вступил в конфликт с церковью, нарушал законы фарисейские, обличал первосвященников). Отец Тук перенял те черты Иисуса, которые не подходили разбойнику, даже доброму - черты нищего проповедника, Спасителя грешников и мытарей.

Но кое-что осталось и Робину. Его прозвище в оригинале пишется не Good "Хороший", а Hood "Капюшон". Капюшон был принадлежностью монашеской одежды, принадлежностью важной - по этому признаку был назван орден капуцинов (от. итал. cappucio "капюшон"). Но с капююшоном связана ещё одна ассоциация. Робин Худ - Ребёнок-Капюшон - это рождённый в рубашке, счастливчик. И почему "счастливчик" тоже ясно: обратное прочтение слова Худ - Дух. Робин Худ - Рождённый Духом Святым, под защитой Его находящийся.

О других образах легенды.

Законный король Ричард в описываемое время находится в крестовом походе. Это сразу связывает образ Христа распятого и Робина Гуда. Именно крестоносцы по версии Фоменко занесли в провинции бывшей империи летописи (и само понятие истории). Это было время распространения Евангелий, которые, разумеется принимали и формы народных легенд и верований (Коляда и Робин Гуд).

Робин Гуд борется с узурпатором принцем Джоном. Но и во времена Христа царская власть в Иудее не была законной, Ирод не был потомком Давида. Иисус был настоящим царём Иудейским. (ср. также имя "Тук" и англ. duke "герцог, правитель").

Прямым противником Робина является шериф Ноттингемский, так же как и Иисус имеет дело с Пилатом, наместником в Иерусалиме.

Мы установили основные параллели, но как теперь отнестись к расхождениям в повествованиях? По большей части они, конечно, позднейшие напластования, игра воображения. Но какая-то часть из них, возможно, доносит до нас сведения о жизни Иисуса, не сохранившиеся в других источниках.

Как известно, Робин Гуд был стрелком из лука. В Евангелиях ни разу не упомянуты лук и стрелы. Зато этот образ подключает другой слой мифологии: аналог Христа в славянской традиции бог солнечного света Коляда был стрелком из лука (как и греческий Аполлон), стрелы его - лучи Солнца. Майские состязания стрелков, в ритуале которых присутствуют Робин и девица Марион, есть праздник весеннего Солнца, лучи-стрелы которого оплодотворяют Землю.

Но Коляда и поражен был стрелой, в результате чего вознёсся к престолу Всевышнего. Его предыдущее воплощение ( или ещё один дубль мифа?) бог Крышень, будучи прикован к Дубу-Мировому Древу, также ожидал расстрела, но силой отца своего Перуна завернул стрелу.

Этот эпизод помогает найти соответствие стреле и в Евангелиях. Христос тоже получил на кресте укол копьём в сердце. Страдание его сопровождалось затмением Солнца (завернул стрелы-лучи). Робин Гуд умер от потери крови во время кровопускания, которое ему сделала настоятельница монастыря (так отразился в легенде первосвященник Анна /теперь это женское имя/, предавший Иисуса на распятие).

Есть и другие совпадения. Иисус сказал на тайной вечере: "То, что о Мне подходит к концу". Робин Гуд (в легенде это понято буквально) перед смертью проходит дальний путь к удалённому монастырю. Робин говорит перед кровопусканием: "Ни есть не буду, ни пить, пока не полечишь меня". Иисус предсказывает, что не будет более пить вино и есть пасху, пока она не совершится в Царствии Божием. Перед кончиной Иисус призывал Отца небесного: "Или, Или". Собравшиеся же думали, что он завёт Илию (который в Евангелиях отождествлён с Иоанном Крестителем). Робин перед смертью трубил в рог, призывая Маленького Джона (также аналог Иоанна).

Но дело ещё в том, что Коляда/Крышень был поражён собственной стрелой, вернувшейся по воле высших сил, что вызывает в памяти слова Христа - "неужели Мне не пить чаши, которую дал мне Отец?" Это позволяет по-новому взглянуть и на затмение, сопровождавшее смерть Иисуса: не напугать неверных было оно предназначено, но именно оно оборвало жизнь плоти Христовой, при свете Солнца Ему (который Сам Свет) не дано было умереть.

Аналогом вернувшейся стрелы в легенде о Робине Гуде является эпизод соревнования стрелков на празднике, когда именно небывалая меткость Робина послужила раскрытием его маскировки.

В итоге перед нами достаточно длинная цепь совпадений истории Робина Гуда с Евангелиями и мифами славян, что позволяет утверждать, что они имели один общий источник (как это и следует из версии академика А.Т.Фоменко), что когда-то религия была единой3 и распалась на отдельные противостоящие друг другу ветви вследствие накопления непонимания с течением времени.

В распространении веры Христовой большую роль играли славяне, во всяком случае на Британские острова и во Францию (там тоже имеются следы культа Робина и Марион) Евангелия впервые занесли они, причём в письменном виде. Да иначе и быть могло: Европа X-XI веков (время жизни Иисуса по А.Т.Фоменко) была славянской до самой Франции и Италии. Лучше всего об этом расскажут названия рек - Эльба, она же славянская Лаба-Лебедь; Дунай (нем. Donau) - в русских былинах это Дунай Иванович. Берлин, Бремен, Берн - все эти слова от корня "Бер"- медведь (сравни "бер-лога"), который есть символ и покровитель Руси.

                                                                                                         В.Мирошников  Материал подготовлен в рамках проекта "Учебник невыдуманной истории" Лаборатории "Пусть это будет".

+3

5

Anabelle
Спасибо за статью ! Очень интересно и неожиданно ! Я читала её в Таверне, даже себе скопировала и распечатала, но радостно, что здесь это тоже будет !!!! Огромное спасибо.

0

6

Ещё нашла интересную статью Михаила Морозова:

http://az.lib.ru/m/morozow_m_m/text_0110.shtml

М.М.Морозов

                            Баллады о Робин Гуде

----------------------------------------------------------------------------
     М.М.Морозов. Избранные статьи и переводы
     М., ГИХЛ, 1954
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

     Имя Робин Гуда впервые упоминается в 1377 году  -  во  втором  варианте
поэмы "Петр Пахарь" ("Piers Plowman"). Симптоматично, что  это  имя  впервые
упоминается в поэме, в центре  которой  стоит  человек  из  народа,  простой
пахарь, "служащий истине трудом". Также симптоматично,  что  это  упоминание
непосредственно  предшествовало  крестьянской  войне  Уота  Тайлера  (1381),
когда, по словам "Historia Anghcana"  Томаса  Уольсингема,  восставшими  был
выдвинут в форме иронического вопроса следующий лозунг:

                       When Adam delved and Eve span,
                       Who was then the gentleman?
                       
                       Когда Адам копал землю и Ева пряла,
                       Кто был тогда джентльменом?

     Несомненно, что в эту эпоху легенды  о  Робин  Гуде,  возникшие  еще  в
древности, росли и обогащались.
     В парламентских свитках 1439 года говорится о  некоем  Петре  Венеблесе
(Piers  Venables),  который  "вместе   со   многими   другими,   оставшимися
неизвестными, совершив восстание (in manere of Insuregtion),  ушел  в  леса,
как некогда Робин Гуд со своей свитой" (Like as it had ben  Robin  Hood  and
his Meiny).
     Пятнадцатое  столетие  было,  повидимому,  временем  расцвета  народных
баллад о Робин Гуде. К этому  столетию  относятся  первые  дошедшие  до  нас
рукописные записи баллад. В самом начале XVI века  была  впервые  напечатана
книга баллад о Робин Гуде ("A Little Geste of Robin  Hood  and  his  Meiny",
1510) {Так называемая "Малая джеста о Робин Гуде и  его  ватаге".  Джеста  -
эпическое стихотворное произведение героического  характера;  это  слово  из
старофранцузского языка перешло в среднеанглийский, где употреблялось  шире,
было применяемо и к балладной поэзии.}.
     Память его еще широко отмечалась в Англии XVI века. Жители  деревень  и
провинциальных городков вроде Стрэтфорда, родины Шекспира,  посвящали  Робин
Гуду майский праздник  (May-day),  праздник  весны.  В  этот  день  молодежь
плясала вокруг "майского  шеста"  (may-pol),  распевая  песни  о  знаменитом
народном герое; некоторые любители,  надев  зеленые  куртки  и  вооружившись
луками, разыгрывали в лесу перед собравшейся толпой приключения Робин  Гуда,
Маленького Джона и других "веселых людей" (merry men) зеленого леса.
     В "Петре Пахаре"  наряду  с  Робин  Гудом  упоминается  Рандольф,  граф
Честерский. Последний - историческое лицо. Он жил в царствование нормандских
королей Ричарда I, Иоанна Безземельного и Генриха III,  то  есть  во  второй
половине XII и в первой половине  XIII  веков.  К  этому  времени  некоторые
исследователи и относят возникновение преданий о Робин  Гуде.  Высказывалось
предположение, что Робин Гуд не только собирательное лицо, но  что  он  имел
прототип в действительности. Вопрос об историческом прототипе Робин Гуда,  а
также о времени возникновения преданий и баллад,  воспевающих  его  подвиги,
никогда, вероятно, не выйдет из области предположений. Но несомненно, что  в
этих   преданиях   слышится   отзвук    борьбы    народа    с    чужеземными
завоевателями-норманнами, отзвук борьбы с нормандскими феодальными баронами,
которые в наглухо застегнутых латах,  с  мечом  и  копьем  явились  поискать
счастья и богатства в  Англии  и  которые,  по  словам  старинного  историка
(William of  Malmsbury,  ум.  1143),  "считали  все  для  себя  дозволенным,
проливали по прихоти кровь, вырывали у бедняка кусок хлеба изо рта, забирали
все: деньги, имущество, землю". "Вот  попался  бы  мне  какой-нибудь  гордый
барон", - мечтает в лесу Робин Гуд {"А Little Geste..."}.
     Явственно звучит в этих  преданиях  голос  ненависти  к  растущей  силе
алчных епископов и аббатов и  к  "гордому  шерифу",  блюстителю  угнетавшего
народ "закона". Люди уходили в лес и из его чащи продолжали борьбу со своими
заклятыми врагами. Слышатся тут и другие, по  существу  родственные  мотивы.
Влачившие голодное  существование  крестьяне  не  всегда  могли  противиться
искушению  поохотиться  в   заповедном   королевском   лесу.   За   убийство
"королевского оленя" человека либо вешали, либо  кастрировали  и  ослепляли.
Заподозренным в браконьерстве оставалось одно: бежать в лес и  скрываться  в
его глуши. "Эти йомены были объявлены вне закона за охоту на оленей", читаем
в одной из баллад, и "поклялись стать братьями и уйти в  лес"  {"Adam  Bell"
("Адам Белл").}. "Добрый, зеленый лес" Робин Гуда - лес солнечный, весенний,
праздничный. "В году двенадцать месяцев, так слыхал я от  многих.  Но  самый
веселый месяц в году - веселый месяц май" {"Robin Hood and the Widow's three
Sons" ("Робин Гуд и трое сыновей вдовы").}. Иногда это - летний  лес,  такой
же веселый: "Летом, когда ярки леса и когда  листья  становятся  большими  и
длинными, так весело в прекрасном лесу слушать пение  птичек"  {"Robin  Hood
and the Monk" ("Робин Гуд и монах").}. В этом лесу нет ничего таинственного,
нет и тени мистической жути. В его чаще мы  не  встретим  ни  оборотней,  ни
эльфов. Здесь бродят только олени: "мясо,  которым  мы  должны  поужинать  и
которое быстро бегает на своих ногах", как говорит один из  живущих  в  лесу
изгнанников. В Шервудском лесу, в Ноттингемшире, вместе со своими товарищами
живет Робин Гуд, "веселый Робин", "храбрый Робин", который бьет  стрелой  из
лука без промаха.
     Робин  отнимает  деньги  у  богачей  и  щедро  наделяет  ими  бедняков.
Старинный  английский  историк  XVI  века,  Стоу  (John  Stow.  (1525-1606),
описывая Робин Гуда как историческое лицо, говорит о нем следующее:  "Он  не
позволял, чтобы угнетали, насиловали  или  по-иному  оскорбляли  женщин.  Он
щадил добро  бедняков  и  помогал  им  тем,  что  добывал  путем  грабежа  в
аббатствах и домах богачей {Реrcy, Reliques  of  Ancient  English  Poetry.}.
Шериф  и  тупоумные  (fat-headed)  монахи  -  заклятые  враги  Робин   Гуда.
"Смотрите, - говорит Робин Гуд своим товарищам, -  не  трогайте  хлебопашца,
обрабатывающего землю плугом. Не  трогайте  и  доброго  йомена,  проходящего
через зеленую рощу, а также рыцаря или сквайра,  если  он  окажется  хорошим
парнем (That will be a good fellow). Епископов  и  архиепископов  -  вот  их
вяжите и  бейте.  Ноттингемского  шерифа  -  его  не  забудьте"  {"A  Little
Geste..."}.
     Как мы уже говорили, память о Робин Гуде еще широко праздновалась в XVI
веке. Однажды епископ Латимер (1485-1555)  прибыл  в  сельскую  церковь  для
проповеди. Он нашел церковные двери запертыми, и ему пришлось ожидать  более
часа, пока не явился какой-то человек и сказал  ему:  "Сэр,  сегодня  мы  не
можем вас слушать, потому что мы празднуем память  Робин  Гуда.  Все  жители
села ушли  далеко  отсюда  в  лес".  Епископу  пришлось  снять  облачение  и
удалиться. "Нечего тут смеяться, друзья мои,  -  пишет  Латимер,  -  плакать
нужно, печалиться надо о том, что изгоняют  проповедника  ради  Робин  Гуда,
вора и предателя".
     Епископ имел все основания сердиться на Робин Гуда.  Последний,  всегда
вежливый, обращался с  его  католическими  собратьями  крайне  бесцеремонно.
Однажды он захватил епископа Герфордского. Угостив его,  по  своему  обычаю,
ужином и напоив вином, пивом и элем, Робин  Гуд,  также  по  своему  обычаю,
отнял у него деньги, но не сразу  отпустил.  Он  сначала  заставил  епископа
пропеть мессу, потом плясать под музыку и, наконец,  посадил  его  на  коня,
лицом к хвосту, и всунул ему в руки конский хвост. "И рад  же  был  епископ,
что смог убраться прочь" {"Robin Hood and Bishop of Hereford" ("Робин Гуд  и
епископ Герфордский").}. В другой  раз,  переодетый  нищенствующим  монахом,
Робин Гуд шел по дороге. Навстречу ему попались два  священника.  "Одетые  в
черное с головы до ног, они молодцевато гарцевали на своих конях". Робин Гуд
попросил у них милостыни. Они отвечали, что у них нет с собой  денег.  Тогда
Робин Гуд стащил их с коней. "Давайте помолимся богу, чтобы бог  послал  нам
денег". Перепуганные священники не смели ослушаться. Они упали на колени и с
воплем молились, ломая руки и плача. Распевая  веселую  песенку,  Робин  Гуд
заставил их молиться целый час, а потом обыскал и... о, чудо! - нашел деньги
{"Robin Hood'es London Prize" ("Золотая находка Робин Гуда").}.
     Робин Гуд - исправитель всяческих обид, общественных и личных.  Однажды
повстречалась ему "жалкая старуха", которая шла по дороге  и  плакала.  Трое
сыновей ее были приговорены к казни за  то,  что  охотились  на  королевских
оленей.  Робин  Гуд  тотчас  же  отправился  в  Ноттингем.  По  дороге   ему
повстречался жалкий "старик пилигрим". Робин Гуд обменялся  с  ним  одеждой,
дав ему впридачу еще  сорок  шиллингов:  "Пойди-ка  выпей  пива  или  вина".
Облекаясь в одежду нищего паломника, Робин Гуд стал рассуждать сам с  собой.
Надевая штаны в заплатках, он сказал: "Не гордый это был  человек".  Надевая
заштопанные  чулки,  сказал:  "Я  бы  расхохотался,  если  бы  к  этому  был
настроен". Надевая  ветхие  башмаки,  он  "произнес  торжественную  клятву":
"Только хорошая одежда делает человека!" (It's good habit that makes a man).
В облике старика пилигрима, закутанный в пестрый и ветхий  плащ,  Робин  Гуд
явился перед шерифом и вызвался быть палачом. Шериф обещал ему новую  одежду
и тридцать пенсов за казнь. Вдруг Робин Гуд, повернувшись,  стал  прыгать  с
камня на камень. "Здорово прыгаешь ты, проворный старик", - удивился  шериф.
"Никогда не был я палачом, - сказал Робин Гуд, - пусть  проклят  будет  тот,
кто впервые согласился стать палачом". Он вынул свой рог  и  трижды  в  него
протрубил. Тотчас же явились из лесу товарищи  Робин  Гуда.  Они  освободили
трех сыновей старухи - "своих людей" ("Their own three men") -  и,  уведя  с
собой шерифа, повесили его на лесной поляне {"Robin  Hood  and  the  Widow's
three Sons".}.
     Как-то раз в лесу увидел Робин Гуд юношу, одетого в яркокрасную одежду.
Напевая веселую песенку с припевом, он резвился  наедине  сам  с  собой.  На
следующее  утро  Робин  Гуд  вновь  увидел  этого  юношу.  На  нем  не  было
яркокрасной одежды. Он глядел уныло  и  глубоко  вздыхал.  Робин  Гуд  велел
привести его к себе и, по своему обычаю, вежливо  попросил  денег.  "У  меня
ничего нет, - ответил юноша, - кроме пяти шиллингов и обручального кольца. Я
хранил его семь лет ко дню моей свадьбы. Вчера  я  должен  был  жениться  на
любимой девушке. Но ее отняли  у  меня.  Ей  суждено  быть  усладой  старого
рыцаря. Вот почему убито мое бедное сердце". Робин Гуд поспешил  в  церковь,
где епископ ожидал жениха с невестой. Он  назвался  странствующим  певцом  и
арфистом. "Привет тебе! - сказал епископ.  -  Музыка  мне  больше  всего  по
сердцу". - "Не услышишь ты музыки, пока я не увижу  жениха  с  невестой".  В
церковь, вошел богатый рыцарь, "важный и старый", за ним - красивая девушка.
"Неподходящий брак собираешься ты совершить, - сказал Робин Гуд епископу.  -
Уж раз мы пришли в церковь, невеста сама выберет себе любимого".  Робин  Гуд
трижды протрубил в рог, и тотчас же из лесу явились его товарищи, а  с  ними
молодой жених. Возмущенный епископ заспорил. Тогда Робин Гуд сорвал  с  него
облачение и надел его  на  своего  верного  приспешника,  Маленького  Джона.
"Клянусь телом и душой, - сказал Робин Гуд Маленькому Джону,  -  эта  одежда
делает из тебя человека".  Маленький  Джон  под  общий  смех  присутствующих
подошел к алтарю и обвенчал  молодых.  "Они  сыграли  веселую  свадьбу.  Как
королева, прекрасна была молодая. И вернулись они в веселый зеленый лес, где
так зелены листья" {"Robin Hood and Allan a Dale" ("Робин  Гуд  и  Аллан  из
Долины").}.
     По-разному рассказывают баллады о  происхождении  Робин  Гуда.  "Многие
поют о Робин Гуде, но немногие знают, где он родился" {"The Birht  of  Robin
Hood" ("Рождение  Робин  Гуда").}.  Баллады  часто  называют  его  "йоменом"
(свободным крестьянином). Так  часто  называет  себя  и  он.  Есть  баллада,
согласно которой отец его  был  лесничим  и  знаменитым  стрелком  из  лука.
Согласно другой, Робин Гуд  был  незаконным  сыном  дочери  знатного  графа,
которая, боясь отцовского гнева, ушла в лес рожать сына. "Не в чертоге и  не
в горнице с расписными стенами - родился Робин  Гуд  в  зеленом  лесу  среди
ландышей" {Там же.}. Согласно еще другим преданиям, Робин  Гуд  был  знатным
графом, обойденным происками  своих  врагов.  Ему  принадлежал  титул  графа
Хантингтонского, а жил  он  в  царствование  Ричарда  I  (1189-1199).  Таким
является  он,  например,  в  пьесе  "Падение   и   смерть   Роберта,   графа
Хантингтонского", написанной около 1598 года Мандейем и Четтлем (Munday  and
Chettle).  Вероятно,  титул  "граф  Хантингтонский",  хотя  и  относится   к
определенной местности в Англии, был сначала шуточным прозвищем,  основанным
на слове hunt - охота {Прозвищем, вероятно, является  и  имя  Гуд:  Robin  -
Robert Hood, возможно, происходит от wood - лес; "Роберт, живущий в лесу".}.
Все же  мотив  "аристократизации"  Робин  Гуда  мог  зародиться  и  в  самой
старинной народной легенде. "В этом желании сделать во что бы  то  ни  стало
своего любимца человеком знатного  рода,  кажется,  скрыто  наивное  желание
простых людей сказать аристократии: чем наши хуже ваших?" -  писал  о  Робин
Гуде Максим Горький {Предисловие  к  "Балладам  о  Робин  Гуде",  "Всемирная
литература", П. 1919.}.
     Дальнейшее  развитие   этого   мотива,   акцентирование   его   явились
благородной  почвой  для  позднейших  фальшивых  стилизаций   под   народное
творчество,  которые  расцвели  пышным  цветом  вокруг  старинных  легенд  и
полностью   изменили   образ   народного    героя.    "Псевдоробингудовские"
повествования появились уже в конце XVI века, когда,  например,  Томас  Лодж
переделал  повесть  о  Гамелине,  близкую  по  теме  к   робингудовским,   в
эвфуистическую и нарядную новеллу "Розалинда" (1590). В 1594 году в  цензуре
(Stationer's Register) была зарегистрирована пьеса, которая не дошла до нас,
но  само  заглавие  которой  красноречиво   говорит   за   себя:   "Приятная
пасторальная комедия (Pleasant Pastoral Comedy) о  Робин  Гуде  и  Маленьком
Джоне". Примером значительно более  поздней  "стилизации",  если  не  грубой
подделки, может служить "Новая баллада о Робин Гуде,  рассказывающая  о  его
рождении, воспитании, доблести и женитьбе" {См.  The  Legendery  Ballads  of
England and Scotland. "The  Chnandos  Classics".}.  Согласно  этой  балладе,
Робин Гуд был сыном лесничего, но его мать происходила из  рыцарского  рода.
Баллада описывает, как Робин Гуд вместе с матерью отправился к своему  дяде,
богатому сквайру.  Здесь  этот  благовоспитанный  юноша  проводит  рождество
совсем по-диккенсовски: пылает камин, пенится эль, стол уставлен пирогами  с
изюмом и другими яствами. Собравшиеся поют рождественскую  песнь  (Christmas
carol). Сквайр требует своего любимца - Маленького Джона, который пляшет  на
потеху гостям. В тот же  вечер  сквайр  объявляет,  что  делает  Робин  Гуда
наследником всех своих земель и отдает ему Маленького Джона  в  пажи.  Робин
Гуд отправляется в лес. В лесу он  встречает  какую-то  Клоринду,  "королеву
пастухов", одетую "в зеленый, как трава, бархат". "Как ваше имя, благородный
сэр?" - спрашивает Клоринда. Робин Гуд отвечает, что он  племянник  сквайра,
но что он предпочитает жить в "веселом Шервудском лесу,  потому  что  это  -
прекрасная жизнь, лишенная борьбы..." Но вернемся к народному  герою,  жизнь
которого полна и борьбы и подвигов.
     Среди товарищей Робин  Гуда  по  зеленому  лесу  самый  яркий  образ  -
Маленький Джон, бывший дубильщик. Он прозван "Маленьким" только в шутку.  На
самом деле - это колоссального роста и  силы  великан.  "Хотя  его  прозвали
"Маленьким", он был велик телом и семи футов ростом" {"Robin Hood and Little
John" ("Робин Гуд и Джон Маленький").}.  Маленький  Джон  -  верный  друг  и
сподвижник Робин Гуда, готовый пожертвовать жизнью ради него.  Он  вместе  с
тем  шутник  и  балагур.  В   "Виндзорских   кумушках"   Фальстаф   называет
краснолицего  Бардольфа,  сравнивая  его  -  по  внешности,  конечно,  -   с
"Пунцовым" (это тоже прозвище  одного  из  "веселых  людей"  Робин  Гуда)  и
"Маленьким Джоном". Из других "веселых  людей"  в  балладе  упоминается  Мач
(Much), сын мельника. Его имя значит: рослый, большой. Повидимому,  к  более
поздним образам принадлежит беглый монах  Тук  (Tuck),  тот  самый,  лысиной
которого клянется один из разбойников в "Двух веронцах"  Шекспира:  "Клянусь
лысой башкой робингудовского жирного монаха".
     Тук - своего рода Фальстаф "зеленого леса". Вообще "веселые люди" Робин
Гуда  представляют  собой  замечательное  сочетание  подлинного  героизма  и
жизнерадостного "фальстафовского фона". Когда на сцене театра моралите шумел
и  бурно  веселился  "Старый  грех"  (Old  Vice)  {Аллегорический   персонаж
английского  средневекового  театра,  воплощение  всех  пороков,  осуждаемых
церковью; предполагается, что некоторые  черты  этого  персонажа  перенесены
Шекспиром в образ Фальстафа.}, когда, позднее, на сцене лондонского  "Театра
для широкой публики" (public theatre) появился созданный Шекспиром сэр  Джон
Фальстаф, зрители из народа приветствовали в них черты, хорошо знакомые этим
зрителям из баллад и из импровизированных народных спектаклей в день первого
мая.  В  истории  литературы  и  драмы  английского  Ренессанса   сэр   Джон
противостоит аскетическому идеалу средневековья как воплощенное  "оправдание
плоти".  Создавая  этот  образ,  Шекспир,   конечно,   синтезировал   многих
наблюденных  им  в  жизни  представителей   "фальстафовского   племени".   В
хвастовстве и трусливости своего героя Шекспир, вероятно, отчасти следовал и
античному образу "хвастливого  воина"  (Miles  Gloriosus)  Плавта.  Создавая
_положительную_ сторону этого сложного образа - его обаятельную  неукротимую
жизнерадостность, Шекспир, несомненно, широко черпал из источников народного
творчества.  Предшественников  Фальстафа,  обращенного  к  нам   "солнечной"
стороной, мы найдем среди "веселых людей зеленого леса".
     В дошедших до нас балладах совсем не очерчен образ  "девушки  Марианны"
(Maid Marian), которая последовала за Робин Гудом в лес и  о  которой  народ
пел песни, танцуя вокруг майского шеста.  Возможно,  это  был  образ  мощной
"амазонки". "Что касается женственности, - говорит Фальстаф госпоже  Квикли,
- девушка Марианна перед тобой - настоящая барыня".
     "Веселых людей зеленого леса" объединяет подлинная товарищеская дружба.
В этой дружбе нет того приторного, сусального налета, которым густо  покрыты
современные английские и американские "вариации" на тему Робин Гуда, начиная
с детских книжек и кончая кинокартинами из Голливуда. Робин Гуд и  Маленький
Джон - друзья. Но,  как  живые  люди,  они  часто  ссорятся  и  бранятся  по
пустякам. Однажды Робин Гуд и Джон стреляли из  лука  на  деньги.  Маленький
Джон выиграл пять шиллингов "на штаны и башмаки". "Приключилась  между  ними
странная ссора, когда они шли по  дороге.  Маленький  Джон  сказал,  что  он
выиграл пять шиллингов. Робин Гуд коротко ответил: "Нет".  Они  побранились,
выругали друг друга и разошлись. Робин Гуд пошел в Ноттингем один. Здесь  он
попал в тюрьму. Позабыв обиду, Маленький  Джон  выручил  его  из  тюрьмы  и,
приведя его в "зеленый лес", сказал:  "Я  отплатил  тебе  за  обиду  добром.
Прощай же, день добрый!" - "Никогда не будет этого, - ответил Робин  Гуд.  -
Делаю тебя начальником над всеми моими людьми и надо мной".  -  "Никогда  не
будет этого, - сказал Маленький Джон. - Я останусь одним из  твоих  людей  и
никем иным быть не хочу" {"Robin Hood and the Monk".}.
     У Робин Гуда бывали иногда причуды. Однажды,  например,  вдруг  взбрело
ему в голову стать рыбаком. Он тотчас отправился в Скарборо. Там влюбилась в
него богатая вдова и подарила ему рыболовное судно. Робин Гуд оказался очень
плохим рыбаком  -  на  посмешище  всем  матросам.  Но  когда  на  них  напал
французский пиратский корабль, Робин Гуд показал свою  доблесть.  Из  своего
лука он уложил одного за другим всех пиратов; захватив их золото, он сказал:
"На это золото  я  построю  жилище  для  угнетенных:  там  они  будут  вести
спокойную и мирную жизнь" {"The Noble Fisherman" ("Благородный рыбак").}.
     Робин Гуд погиб  от  вражеской  руки.  Его  убила  его  родственница  -
настоятельница монастыря. Он, больной, пришел однажды  к  ней  в  монастырь,
прося пустить ему кровь. Она, с виду ласковая и приветливая, отворила  Робин
Гуду жилу и ждала, чтобы он истек кровью.  Потом  она  вышла  из  горницы  и
заперла за собою дверь. Тут понял Робин Гуд, что его погубило предательство.
Он хотел выпрыгнуть в окно, но не в силах был до него  добраться.  Тогда  он
трижды слабо протрубил  в  свой  рог.  Маленький  Джон  услыхал  зов  своего
начальника и тотчас же явился к нему, но застал его умирающим.  "Положи  мой
лук рядом со мной в могилу, - оказал Робин Гуд, - он был  для  меня  сладкой
музыкой. Могилу мне сделай как следует: из  зеленой  травы  и  из  камушков.
Вырой ее достаточно широкой и длинной. Под голову положи  мне  кусок  дерна.
Пусть скажут люди, когда меня не будет в живых: "Здесь лежит  храбрый  Робин
Гуд" {"The Death of Robin Hood" ("Смерть Робин Гуда").}.
     Таков в нескольких чертах  образ  героя  английской  народной  легенды.
Дошедшие до нас баллады, воспевающие его подвиги, - фрагменты  из  обширного
эпоса, -  представляют  собой  памятники  большой  художественной  ценности.
Работа над их переводом на русский язык -  благодарная  задача.  Вышедший  в
1919 году в издательстве "Всемирная литература" маленький сборник "Баллады о
Робин Гуде" сейчас уже не может удовлетворить. Во-первых, далеко  не  всегда
удачен выбор текстов;  во-вторых,  размер,  которым  переведены  баллады,  -
чередование четырехстопных и трехстопных ямбических строк:

                         Я расскажу вам, господа, -
                         Терпенье, дайте срок, -
                         Как славен Робин Гуд, а с ним
                         Джон Маленький, стрелок, -

     создает впечатление монотонности и не передает  мелодичных  ритмических
модуляций подлинника. Недаром  слово  _баллада_  этимологически  восходит  к
латинскому глаголу ballare -  плясать  (сравни  старофранцузское  -  balade,
провансальское balada - песня с пляской; сравни также восходящие к  тому  же
этимологическому корню слова _бал_ и _балет_).  Баллада  первоначально  была
песней, сопровождаемой пляской, и отзвук _песенного_ начала  чувствуется  не
только в отдельных деталях, - например, в  повторениях  отдельных  слов  или
строк, - но и в самом ритме даже наиболее эпических баллад.
     Главный недостаток существующих переводов, однако, не в этом.  Короткие
английские слова при переводе на русский язык неизбежно растягиваются  и  не
всегда умещаются в стихотворных строках. В результате пропускается множество
мелких деталей, незначительных с первого взгляда, но в  совокупности  весьма
существенных, и содержание баллад оказывается далеко не полностью раскрытым.
Быть может, перевод баллад прозой является сейчас необходимым этапом, как  в
свое время необходимым этапом в передаче текстов Шекспира  на  русский  язык
были прозаические переводы Кетчера и Каншина.
     Баллады  о  Робин   Гуде   не   только   замечательные   художественные
произведения. Они - огромного значения факт в истории английской литературы.
К сожалению, исследователи либо касаются этих баллад только мимоходом,  либо
если останавливаются на них, то подходят к ним как  к  самобытному  явлению,
одиноко расцветшему и исчезнувшему навсегда. Пятнадцатое столетие, время  их
расцвета, в книгах, описывающих историю английской  литературы,  оказывается
неприглядной и бесплодной пустыней. Единственное,  что  радует  глаз  (пусть
только глаз), -  это  пышные,  устраиваемые  гильдейскими  цехами  спектакли
мистерий и  моралите.  Эти  спектакли,  читаем  мы,  повлияли  в  формальном
отношении на тот театр, для которого писал свои произведения Вильям Шекспир.
Все это справедливо. Но возникает другой вопрос: не связана  ли  и  народная
баллада с творчество великого английского гуманиста?
     В отношении языка Шекспира вопрос этот в основном решен.  Шекспир,  как
установлено исследователями, был хорошо знаком с английской  балладой  своей
эпохи. "Произведения  Шекспира,  -  писал  известный  шекспировед  Ролей,  -
исключительно богаты фрагментами народной  литературы  -  как  бы  осколками
целого мира народных песен, баллад, повестей и пословиц.  В  этом  отношении
Шекспир выделяется даже среди своих современников". Всякий, кто изучал  язык
Шекспира, из практики знает, как много дает чтение баллад для понимания  его
языка. Но дело, конечно, не только в языке.
     Шекспир,  несомненно,  знал  баллады  о  Робин  Гуде.  Имя  Робин  Гуда
упоминается в его произведениях три раза: в "Генрихе IV" {IV, ч.  II,  V,  3
стих. 107.}, "Двух веронцах" {IV, ч. II, V, 3 стих. 107.}  и  "Как  вам  это
понравится" {I,  1,  122.}.  Робингудовская  тема  вплетена  в  сюжет  "Двух
веронцев".  В  первой  сцене  третьего  действия   на   Валентина   нападают
разбойники. Они  почему-то  предлагают  ему  стать  их  начальником  (крайне
смутное место в тексте;  разбойники  приходят  в  восхищение  от  того,  что
Валентин "лингвист" - a linguiste, - то есть  знает  несколько  языков).  "Я
принимаю ваше предложение и буду жить с вами,  если  вы  не  будете  обижать
беспомощных  женщин  и  бедных  путешественников",  совсем  по-робингудовски
отвечает Валентин. И совсем в духе "веселых  людей"  Робин  Гуда  разбойники
отвечают: "Мы ненавидим такие гнусные и подлые дела".  В  четвертой  картине
пятого действия Валентин спасает девушку от насилия, как спас  бы  ее  Робин
Гуд.  Конечно,  тема  "зеленого  леса"  у  Шекспира  романтизирована   (см.,
например, монолог Валентина в начале четвертой картины пятого действия).  Но
гуманистические чувства Валентина те же, что и Робин Гуда.
     В творчестве Шекспира робингудовская тема выступает  заметнее  всего  в
комедии "Как вам это понравится". Напомним, что сам сюжет комедии восходит к
старинному сказанию о Гамелине, близкому к легендам о Робин Гуде. Однако эту
комедию некогда традиционно толковали -  и  в  критике  и  на  сцене  -  как
праздничную "пастораль", как веселую прогулку в лес. При этом забывали,  что
три главных действующих лица этой комедии - изгнанники: и герцог, у которого
отнял престол брат-захватчик,  и  изгнанная  последним  под  страхом  смерти
Розалинда, и Орландо, которого старший брат не только держал в черном  теле,
но хотел убить. Действие происходит номинально в Арденнском лесу во Франции.
Но только номинально, как это обычно бывает  у  Шекспира.  "Ибо  где  бы  ни
происходило в его пьесах действие - в Италии,  Франции  или  Наварре,  -  по
существу перед нами всегда  merry  England  {Веселая  Англия.},  родина  его
чудацких  простолюдинов,  его  умничающих  школьных  учителей,  его   милых,
странных женщин; на всем видишь, что действие может происходить  только  под
английским небом" (Энгельс) {"К. Маркс и  Ф.  Энгельс  об  искусстве",  изд.
"Искусство",  1937,  стр.  646.}.  В   "зеленом   лесу"   разрываются   цепи
несправедливых отношений: любовь и радость торжествуют. Здесь, в  Арденнском
лесу,  каждый,  сбросив  с  себя  все  искусственное,  наносное,  случайное,
становится самим собой. Это не уход от жизни.  Это  утверждение  возможности
другой, лучшей жизни, на  иных  основаниях  другого  общества,  проникнутого
человечностью (humanity). Как же живут эти люди  в  лесу?  На  это  отвечает
борец Чарльз в начале комедии: "Они живут  так,  как  в  старину  Робин  Гуд
английский". Не случайно Чарльз сообщает, что за герцогом последовало  много
"веселых людей" (merry men), Все - совсем как у  Робин  Гуда.  Только  место
храброго стрелка из лука занял изгнанный герцог, мыслитель-гуманист {Ср. уже
приведенный выше мотив аристократизации Робин Гуда в народных балладах.}.
     Тема этой комедии не случайный эпизод  в  творчестве  Шекспира.  В  его
идеологической концепции понятие "природы" (Nature) принадлежало к основным.
Под "природой", заметим, Шекспир  подразумевал  и  искренность  человеческих
чувств, - широко говоря, все то, что создает подлинное достоинство человека.
"Если есть в тебе природа, не примиряйся с этим"  (с  гнусным  преступлением
Клавдио), - говорит Гамлету Призрак. Гамлет не  может  _примириться_  именно
потому, что в нем есть "природа". Черного Отелло и белую Дездемону соединяет
"природа", разрушая все преграды между ними.
     "Природе"  Шекспир  противопоставлял  все  то  искусственное,  внешнее,
преходящее, которое он наблюдал в окружавшей его действительности.
     "Природа" как бы срывает все внешние  покровы.  Вспомним:  "Когда  Адам
копал землю и Ева пряла, кто  был  тогда  джентльменом?"  Гуманизм  Шекспира
глубоко уходил корнями в народную  почву.  В  основных  своих  произведениях
Шекспир был близок народному зрителю своего театра. Мы  не  можем,  оценивая
творчество Шекспира, проходить  мимо  английского  народного  творчества,  а
следовательно, и мимо героя "зеленого леса". Повторяем: баллады о Робин Гуде
не только замечательные художественные произведения.  В  истории  английской
литературы они не  обрываются  и  не  гибнут.  Они  находят  ближайшее  свое
продолжение в гуманизме величайшего драматурга человечества {Из  предисловий
к изданию сочинений Шекспира, 1725 год.}, на творчество которого они бросают
новый луч света.

                                               
                                 ПРИМЕЧАНИЯ                                               
                                               
     Статья напечатана впервые в журнале "Литературный критик" 1938, Ќ 12.

--------------------------------------------------------------------------------

Отредактировано Wind - war horse (2009-08-08 21:56:20)

+2

7

Из учебного пособия для вузов " Литература и искусство Западноевропейского Средневковья. " ( Москва, " Владос " 2002 год )

из главы 2 " Народная баллада Англии и Шотландии "

В отличие от народного эпоса действие в балладе сконцентрировано вокруг одного события, являющегося лишь эпизодом по отношению к событиям общенародного значения. Действующие лица баллад характеризуются через их собственные речи и поступки. В балладах не освещаются детство героя или предшествующие события его жизни.
В зависимости от  содержания  можно выделить следующие группы баллад:
Исторические - в основе которых лежит действительный исторический факт, в основном посвящены  военным схваткам англичан и шотландцев,
Романтические - о любви,
Героические - именно к ним и относятся Баллады о Робине Гуде.

Цикл баллад об отважном Робине Гуде и его товарищах занимает в балладном наследии английского народа  особое место. Пафос вольнолюбия, горячее стремление к справедливости, жизнеутверждающие мотивы позволяют выделить этот цикл в разряд героических баллад. Самое раннее упоминание имени Робина Гуда относится к 1377 году - кануну восстанияУота Тайлера. Растущая социальная акивность народа вызвала к жизни и активность творческую. В образах Робина Гуда  и его друзей народ на новой ступени своего исторического развития по сравнению с периодом создания героического эпоса воплотил идеал народного героя и заступника. Гордое свободолюбивое крестьянство Англии эпохи Уота Тайлера - питательная и благодарная почва для появления новых и роста популярности старых баллад о Робине Гуде.
Уже к 1500 году делается попытка циклизовать баллады в единое эпическое произведение. Появляется " Малая Джеста о Робин Гуде ", затем более обширный цикл - " Джеста о Робин Гуде ". В начале же своего существования баллады о Робине Гуде не даваи последовательного рассказа о жизни героя, повествуя лишь о его отдельных приключениях.

Баллады о Робине Гуде отличаются от других баллад своим изображением природы. Действие тесно связано с зелёным лесом, в котором всегда весна, стучат дятлы и ходят олени. Робин и его друзья если в силу обстоятельств и покидают свой " зелёный дом ", то стремятся вернуться назад даже из королевского дворца. Они не могут жить без таинственного шелеста свежей листвы, аромата только что распустившихся цветов. Зелёный, всегда солнечный Шервудский лес гармонично сочетается с оптимистическим духом баллад, с неунывающими характерами героев. Недруги же вольности со страхом вступают в весёлую сень кудрявого леса.
Весело и легко в переводе С.Я. Маршака звучит традиционное начало робингудовских баллад:

Двенадцать месяцев в году,
Считай иль не считай,
Но самый радостный в году
Весёлый месяц май.
( " Робин Гуд и шериф " )

Обширный цикл робингудовских баллад по тематическому признаку можно разделить на следующие группы:
баллады о формировании отряда Робина Гуда,
баллады о возмездии Робина Гуда и его друзей в отношении корыстных церковников,
баллады о схватках Робина Гуда с шерифом Ноттингема.
Они основаны на сюжетных схемах  различной степени сложности.  Баллады первой группы рассказывают о поединках Робина с кожевниками, медниками, горшечниками, с великаном Джоном, прозванным " Маленьким " и др. Почти всегда соперники Робина Гуда выходили  победителями, и тот, восхищённый их храбростью, предлагал им стать его друзьями. Сюжетные схемы этих баллад, не отличаясь сложностью, во многом напоминают одна другую ( встреча, драка, Робин просит пощады и предлагает победителю вступить к нему в отряд ). Но баллады этой группы вместе с тем как бы утверждают: Робин Гуд не единственный силач и ловкач, народ богат подобными удальцами, не уступающими герою Шервуда в силе и отваге и способными его заменить. Но уступая нередко в ловкости простолюдинам, Робин Гуд никогда не терпит поражений от знати и духовенства.

Итак, Робин Гуд - не единственный герой данного балладного цикла. Его верные друзья - гордые йомены, как и он, скрывающиеся от произвола в лесу, мастеровые, расстрига  монах, брат Тук, деревенский менестрель Аллен э Дейл, великан Джон. Примечательно стремление авторов баллад к индивидуализации героев робингудовского цикла. Запоминаются лукавство нищего, изящество менестреля, сила Маленького Джона, мужество и любовь к еде и питью монаха Тука, весьма далёкие от традиционного для монахов аскетического воздержания.

+3

8

Борьба справедливости и несправедливости определяет композицию других групп баллад. Действующие лица резко разделены на два враждебных лагеря: с одной стороны, угнетённые, обездоленные, изгнанные ( Робин Гуд и его друзья, старик - нищий, несчастная мать, сыновья которой приговорены к повешенью и др.), с другой - надменный шериф, корыстные чиновники и священнослужители. Когда происходит столкновение этих двух сил,  поэтическая правда в лице Гуда и его друзей торжествует. Король баллад - традиционный сказочный образ. Робин и его друзья с уважением относятся к нему, также как и король к ним.  Не случайно он приглашает Робина ко двору. Но вольному стрелку душно при королевском дворе, под первым вымышленным предлогом  он скачет в лес и трубит в заветный рог, созывая друзей. Король в балладах лишён индивидуальных черт, напрасны попытки исследователей связать этот образ с каким-либо определённым монархом: Ричардом Львиное Сердце, Эдуардами ( I, II,  III ). Добрый и справедливый, не отличающийся особой смекалкой король, уступая в ловкости и сообразительности Робину Гуду, симпатизирует лесному братству.

В робингудовском цикле баллад отсутствуют сверхъестественные силы.Подвиги героев имеют реальное обоснование ( хитрость, сила, смелость). Все события в цикле происходят по воле и желанию человека. Живя влесу, Робин и его друзья следуют своему жизненному идеалу, основа которого - равенство и братство. Все честные люди достойны уважения, любви и помощи.

Над старым в беде и над нищим в нужде
Не смейся, сынок, никогда.
( " Робин Гуд и шериф " перевод С.Я. Маршака )

Великодушие - характерная черта представителей лесного братства.  Отнятый кошелёк да пляска вокруг дерева - вот в большинстве случаев и всё наказание для алчных монахов и чиновников.
Тонкий лиризм и сочный юмор свойственны балладам. Глубоко лиричны описания зелёного леса, несмотря на их краткость. Мягким и грустным лиризмом  проникнута баллада о смерти Робина из-за предательства монахини, о его прощанием с зелёным лесом и друзьями.
Чувством юмора наделены тоько положительные герои баллад. Юмор находит отражение как в ситуациях, возникающих  благодаря переодеваниям и различным проделкам героев,   так и в характерах героев, их речах, шутках и поступках. Палитра народного юмора богата светотенями. Мы встречаем дружескую шутку, беззлобное подтрунивание друзей друг над другом ( Маленький Джон, монах Тук, Робин Гуд ), а подчас и над собой ( шутки Робина, когда он переодевается в лохмотья нищего ).
В балладе " Робин Гуд и горшечник " шерифмечтает изловить удалого стрелка, но сам оказывается его пленником и вынужден вкусить угощения лесных братьев на его же собственном серебре. Кроме подобного приёма " неожиданности " в робингудовскм цикле баллад часто встречаются комические ситуации, обусловленные переодеванием героев ( " Робин Гуд и горшечник ", " Робин Гуд и епископ Герефорд ", " Робин Гуд и Гай Гисборн " ).
Широкое разнообразие настроений ( юмор, ирония, гнев, задорное веселье ), свойственное балладам, способствует созданию атмосферы оптимизма и жизнерадостности. Робин Гуд и его друзья: кожевники, медники, мясники, нищие и др.  - дают представление об английском народе позднего Средневековья, свободолюбивом, жизнерадостном, гордом. Весёлому братству противостоят " чёрные монахи " и " гордые шерифы ".
Робин Гуд - верующий человек, как это и было присуще английскому народу. Он не прерывает церковную службу, не нападает на монахов в церкви, на практике осуществляет церковные заповеди: защищает обиженных, помогает обездоленным. Напротив, аббаты, шериф, судья ( " Джеста ", " Робин Гуд и епископ ", " Робин Гуд и епископ Герефорд " ) отказываются помочь человеку в беде, унижают нуждающегося, они лживы, скаредны, вероломны и равнодушны к заповедям Евангелия, чванливы и надменны, тупы и трусливы. Подобные им чиновники и церковники вызвали гнев восставшего в 1381 году народа.

Обладая свойствами, присущими английской балладе вообще, цикл о Робине Гуде отличается рядом особенностей. Наличие общего главного героя и единство идей объясняют тенденцию соединения независимых эпизодов баллад в развёрнутое повествование о герое. ( " Джеста ").

Идея естесвенного равенства всех людей, выраженная  с наибольшей полнотой в робингудовском цикле, укрепляясь в народном сознании, входит в баллады.
Вольнолюбивый пафос баллад о Робине Гуде нашёл отражение в литературе эпохи Возрождения: творчестве Роберта Грина, поэзии Драйтона, драматургии Шекспира и Бена Джонсона. Робингудовские мотивы, тема зелёного леса внесли национальный колорит в комедии Шекспира ( " Два веронца ", " Как вам это понравится" ), вдохнули в его пьесы свежую струю юмора, лиризма, веселья и озорства.

В балладе Вальтер Скотт нашёл своего положительного героя: Робин Гуд - Локсли в " Айвенго ", Роб Рой из одноимённого романа.

В детское чтение традиционно включаются баллады о Робине Гуде - бесстрашном герое зелёного леса. Он и его друзья - великан Джон, прозванный Маленьким, монах Тук и др. - привлекают детей своей отвагой, стремлением отстоять справедливость, жизнерадостью и оптимизмом. Робина Гуда справедливо называют народным Артуром. Если легенды о короле Артуре утверждали идеал рыцарства, то баллады о Робине Гуде - идеал народа.

Отредактировано Wind - war horse (2009-08-09 14:41:12)

+2

9

Английская средневековая баллада "Рождение Робин Гуда" в переводе С.Маршака

Он был пригожим молодцом,
Когда служить пошел
Пажом усердным в графский дом
За деньги и за стол.

Ему приглянулась хозяйская дочь,
Надежда и гордость отца,
И тайною клятвой они поклялись
Друг друга любить до конца.

Однажды летнею порой,
Когда раскрылся лист,
Шел у влюбленных разговор
Под соловьиный свист.

- О Вилли, тесен мой наряд,
Что прежде был широк,
И вянет, вянет нежный цвет
Моих румяных щек.

Когда узнает мой отец,
Что пояс тесен мне,
Меня запрет он, а тебя
Повесит на стене.

Ты завтра к окну моему приходи
Украдкой на склоне дня.
К тебе с карниза я спущусь,
А ты поймай меня!

Вот солнце встало и зашло,
И ждет он под окном
С той стороны, где свет луны
Не озаряет дом.

Открыла девушка окно,
Ступила на карниз
И с высоты на красный плащ
К нему слетела вниз.

Зеленая чаща приют им дала,
И, прежде чем кончилась ночь,
Прекрасного сына в лесу родила
Под звездами графская дочь.

В тумане утро занялось
Над зеленью дубрав,
Когда от тягостного сна
Очнулся старый граф.

Идет будить он верных слуг
В рассветной тишине.
- Где дочь моя и почему
Не поднялась ко мне?

Тревожно спал я в эту ночь
И видел сон такой:
Бедняжку дочь уносит прочь
Соленый вал морской.

В лесу густом, на дне морском
Или в степном краю
Должны вы мертвой иль живой
Найти мне дочь мою!

Искали они и ночи, и дни,
Не зная покоя и сна,
И вот очутились в дремучем лесу,
Где сына качала она.

"Баюшки-баю, мой милый сынок,
В чаще зеленой усни.
Если бездомным ты будешь, сынок,
Мать и отца не вини!"

Спящего мальчика поднял старик
И ласково стал целовать.
- Я рад бы повесить отца твоего,
Но жаль твою бедную мать.

Из чащи домой я тебя принесу,
И пусть тебя люди зовут
По имени птицы, живущей в лесу,
Пусть так и зовут: Робин Гуд!

Иные поют о зеленой траве,
Другие - про белый лен.
А третьи поют про тебя, Робин Гуд,
Не ведая, где ты рожден.

Не в отчем дому, не в родном терему,
Не в горницах цветных, -
В лесу родился Робин Гуд
Под щебет птиц лесных.

Вот такая вот версия о том, кто был Робин по происхождению.

+6

10

это не потеме, прошу прощения за офф...но смотрите, что нашла: http://sinda-alqua.narod.ru/rgood.html
...может это уже было где...

Стихи о Робин Гуде   
     
Человек-В-капюшоне.
Баллада в двенадцати частях.
Посвящается Робину Локсли.
4.10.98

1

Как-то к шерифу в покой
Явился герольд молодой,
Он возвестил: « Я с тобой
От короля говорю.

Король всей Англии Джон,
(Коий законно взял трон!)
Оповещает о том,
Что немедля ты должен

Гуда-смутьяна словить,
Живым, иль даже убить,
Ведь стали произносить
Его имя по всей Англии!

Месяц тебе сроку дан,
А то потеряешь сан,
И будешь отправлен сам
Сражаться с норманнами!»

2

Робин Гуд по лесу шел,
Под руку Мэрион вел,
Но вдруг Охотник пришел
И сказал:

«Здравствуй, стрелок Робин Гуд,
Легко ли ноги несут,
Куда в годину злых смут,
Ты направляешь свой путь?

Здравствуй, зеленый стрелок,
Порозовел уж восток,
А Гисборн ныне жесток –
Охоту устроил он.

Травля та не на зверей,
Но травля та на людей,
Гисборн с дружиной своей
Ищет тебя по лесам!

И видел дурной я сон,
Что победить может он,
Вырвав из Англии стон,
Тебя, стрелок Робин Гуд».

Робин ему отвечал:
«Полон еще мой колчан,
Не воры мы, по ночам,
Прятаться, чтоб как зверье!

Схватка решать будет спор,
И, если Гисборн так скор,
То вынесет приговор
Судьба, кому порешит».

3

В засаде Гай Гисборн ждал…
И маленький Джон упал…
Вилл Статли тоже пропал,
Другим удалось бежать…

Собак науськал шериф,
По лесу чтоб гнали их.
И Тук, других искупив,
Попался шерифовым людям.

Трое их чудом спаслось –
Бежать ручьем удалось.
Усталые, мокры насквозь –
То Марч и Мэрион с Гудом.

4

Они стремились к холмам,
Шериф обнаружил их там.
И ноттингемским стрелкам
Приказано было взять вольных.

Кольцо сжималось вкруг них,
Когда звук стрел приутих,
В тот горький и страшный миг,
Робин Гуд произнес:

«Слов нужно много, но ведь,
Пожалуй, мне не успеть,
Ты же видишь, что Смерть
Вершит свой танец!

Любовь моя и жена,
Ты постараться должна,
Бежать. Пойдешь не одна,
С Марчем, а я прикрою.

Послал шериф стражей в тыл,
Пока он сам приостыл,
Должны, не жалея сил
Бежать вы в Шервуд!!»

«Я без тебя не пойду,
Здесь лучше гибель найду,-
Шептала она, как в бреду,
Плача навзрыд.

« Я думал, что ты сильней.
Жизнь продолжать хоть трудней,
Чем распрощаться так с ней,
Но ты обязана выжить.

Только скажу я сейчас:
Как говорил я не раз,
Во глубине твоих глаз
Ручей отражается с солнцем.

Но крестоносца ты дочь,
И ты должна превозмочь
Себя, ты сможешь помочь
Мне, продолжив мое дело».

И меч он ей передал,
Что Веланд-мастер ковал,
Охотник, который дал,
Звался он Альбион.

И Мэрион с Марчем в лес
Бежали, не ждав чудес…
Шериф же злился: «О бес!
Сколько у него еще стрел?!»
Только на дне колчана
Стрела осталась одна;
Белого цвета была…
…В небо выпустил ее Робин.

И на холме силуэт
Возник. Сквозь тысячи лет
Пройдет он, в песнях воспет.
И живым останется в смерти.

…А стражники лезли в тыл…
…Лук Робин Гуд преломил,
Спиною к шерифу застыл.
И крикнул шериф: «Стрелять!»…

5

Мэрион с Марчем вдвоем
Сели в бессильи немом,
Марч занялся лишь костром,
Но Мэрион сказала: «Не надо».

6

В замок приехал назад,
Шериф несказанно рад,
Но Гай спросил: «На кой ляд
Ты не привез его тело?!»

Ему ответил шериф:
«Робин всегда будет жив,
Хоть на воротах моих
Его в назиданье повесь!»

В темнице Джон хохотал:
«Гай нам неправду сказал!»
Ну а потом зарыдал
И пленники все притихли.

7

В ручье Охотник стоял,
Лик его светом мерцал,
Давно уже ожидал
Он здесь кого-то.

Его увидел он вдруг,
Благословил жестом рук,
Сказал ему: «Здравствуй, друг,
Сюда тебя я призвал.

Ты сможешь еще свершить,
То, за что стоит нам жить.
Не смогут люди забыть
Нас никогда!»

Виденье пропало тут,
Был ли то Робин Гуд,
Узнать превеликий труд,
Но был то Человек-В-капюшоне…

8

В темнице стояла тишь,
Но вдруг, конечно не мышь,
Стрелы наконечник лишь
Просунулся через решетку.

Поняв спасительный план
Вилл Статли крикнул: «Чурбан-
Стражник, пойди-ка к нам!»
Стрела внезапно взлетела…

9

Гай услыхал шум и звон,
Солдат созвал быстро он,
Но на лице капюшон
Был у незнакомца.

«Стреляйте,- шериф орал.
Но ужас стражу объял:
«Робин из мертвых восстал,
В него не будем стрелять!»

10

Шериф устал от труда,
Прилег, но что ж за беда –
Гай проорал тут «Когда,-
Все это кончиться?!»

Скрививши краешек рта,
Сказал шериф: «Никогда,

Убьем одного, тогда
Станет другой Робин Гудом!»

11

Друзья стрелка стали в круг,
Зажег стрелу каждый друг,
И отпустил ее вдруг
В ручей, сиявший на солнце.

И каждый вспомнил его,
Его, его одного.
Последней ввысь далеко
Ушла стрела леди Мэрион.

Последний отзвук затих.
И тишь стеной подле них.
Но колыхнулся тростник
И тут…

Стрела взлетела, горя
Вонзилась в воду. Не зря –
Все обернулись узря
Человека-В-капюшоне!..

Двенадцатый
Заключение

Потом были стрелы в спину
Свист их пронзительный груб…
В небе ночном темно-синем
Изгиб смеющихся губ.

Чьи-то слова: «Не забудут…»
Конечно же, память – вечна,
Ведь были и будут люди,
Что чашу осушат до дна…

№ 20. * * *
Робину Локсли.
29.04.99

Из порочного круга банальных житейских проблем,
Мы детьми вырывались, желая кого-то спасти.
И мы верили свято, что скоро падет Ноттингем,
И никто не посмеет тебе вновь заслонить здесь пути.

В детстве, что утекает меж пальцев, играли в тебя,
Сделав луки из прутьев, из досок обычных – мечи.
И мы верили, будто все стаи, волков, воронья
Пред тобой вдруг отступят, исчезнув в остывшей ночи.

Сколько лет было нам – кто захочет считать?
Лет прошло слишком много, а образ стоит предо мной.
И в веках тот бессмертен, в кого станут дети играть,
Чрез полтысячи лет, не считая все это игрой.

№ 25. Боже мой, Робин!
R. H.
4.06.99

Согласен ты ли, чтобы стал иным
Рассвет, закат, все сделалось иначе?
И обветшалый, словно кровля, гимн,
Казалось, я пою, совсем не плача.

Протягивать не смею рук к тебе,
Соломинки моих мостов распались.
Я просто не поверила себе,
Да лучше бы, наверно, испугалась…

Что делать, что грустить? Ведь все прошло.
Ничто не может вспять уже вернуться.
Но Господи, как было б хорошо
Суметь, как ты, лучисто улыбнуться.

Мне не убавить этот зуд в груди,
Который не считают даже болью,
Наверно, нужно веры наскрести,
Когда надежды стало недовольно.

№ 26. Мэрион Ли.
7.06.99

Ты прости меня, Мэрион, и не о чем не жалей,
Я сама вытру слезы с твоих перепуганных глаз.
А ладони твои словно лилии – цвет лебедей,
И вопрос неуместен: ну как же я буду без вас?

№ 32. Ручей.
R. H.
Июнь 1999.

Будем же верить, что этот рассвет
Станет порукой отсрочки полудня.
Будем же верить, что горечи нет,
Может, тогда ее правда не будет.

Будем же верить, что в солнце листва
Тканью из Линкольна будет казаться.
Будем же веровать в то, что едва
Сможет когда-нибудь правдой назваться.

Будем же верить над пенным ручьем,
Где чешуя рыб серебряно светит.
Может, тогда мы вновь жизнь обретем
Подле играющих в нас верно детях.

+2

11

вот это особенно сильно, имхо...

Из порочного круга банальных житейских проблем,
Мы детьми вырывались, желая кого-то спасти.
И мы верили свято, что скоро падет Ноттингем,
И никто не посмеет тебе вновь заслонить здесь пути.

В детстве, что утекает меж пальцев, играли в тебя,
Сделав луки из прутьев, из досок обычных – мечи.
И мы верили, будто все стаи, волков, воронья
Пред тобой вдруг отступят, исчезнув в остывшей ночи.

Сколько лет было нам – кто захочет считать?
Лет прошло слишком много, а образ стоит предо мной.
И в веках тот бессмертен, в кого станут дети играть,
Чрез полтысячи лет, не считая все это игрой.

+8

12

jull, спасибо.
чье это?

0

13

olga_shamrock написал(а):

чье это?

не знаю( страница на народе не работает  http://sinda-alqua.narod.ru.
...может не везде рифма и размер выдерженны -но общее впечатление...очень мне понравилось про детское восприятие...

0

14

jull, просто отличный стих.
может, из него что-нибудь для девиза-обращения возьмем? что скажешь?

0

15

jull написал(а):

Из порочного круга банальных житейских проблем,
Мы детьми вырывались, желая кого-то спасти.
И мы верили свято, что скоро падет Ноттингем,
И никто не посмеет тебе вновь заслонить здесь пути.

Кэлибриэнь. С сайта Ирен Локсли. У меня её мыло есть. Спросить о её согласии на использование в качестве девиза ?

0

16

Wind - war horse написал(а):

Спросить о её согласии на использование в качестве девиза ?

о девизе-то рано пока говорить. спрси, не против она, если ее стих будет использоваться на нашем форуме? если не трудно :)

0

17

Конечно, хорошо бы согласовать с автором! Я просто поместила ссылку на страничку от куда стихи, а кто автор и не знала.
Про девиз -я тоже думала...
Может как-то согласовав с автором видоизменить типа

jull написал(а):

Из порочного круга банальных житейских проблем,
Мы детьми вырывались, желая кого-то спасти.
И мы верили свято, что скоро падет Ноттингем,
И куда бы не шли, в Шервуд вновь приводили пути...

ну что-то про Шервуд :)

p.s. может попробовать свое коллективное творчество? Игру в стихах про Робина - каждый по строчке :)

Отредактировано jull (2009-08-12 09:23:58)

+1

18

jull написал(а):

может попробовать свое коллективное творчество? Игру в стихах про Робина - каждый по строчке

Запости тему, дорогая, с удовольствием присоединимся !

0

19

jull написал(а):

хорошо бы согласовать с автором!

Написала автору, жду теперь ответ. Дала ссылочку на наш форум. Хотелось бы, чтобы она присоединилась к нам !

0

20

Ещё несколько баллад в переводе С.Я. Маршака:

Робин Гуд молится Богу.

Ещё послушайте рассказ:
Однажды, говорят,
Переоделся Робин Гуд
В монашеский наряд.

Надел он чёрный капюшон,
Повесил крест на грудь,
А сверху чётки нацепил,
И вышел в дальний путь.

И мили Робин не прошёл,
Как вдруг в лесу глухом
Он двух монахов повстречал,
Гарцующих верхом.

- Подайте брату во Христе ! -
Заохал Робин Гуд. -
- Тому, кто нищим подаёт,
На небе воздадут !

Я ничего не ел с утра,
Уж больно сбор плохой,
Ни кружки кислого вина,
Ни корочки сухой !

- Не жаль для ближнего монет, -
Монахи говорят, -
Но нас ограбил Робин Гуд,
Мы сами нищи, брат !

- На шее крест у вас, попы,
А ложь на языке.
Придётся, видно, вам помочь
Порыться в кошельке !

Попы свернули на тропу,
Чтоб ускакать на ней,
Но Робин Гуд одним прыжком
Остановил коней.

Он сбил монахов на траву
И надавал пинков.
- Ах, отпусти нас, добрый брат,
Не мучай бедняков.

- Выходит, все мы бедняки,
Бедняк на бедняке ?
Ну что ж, помолимся втроём
О толстом кошельке !

И на коленях два попа
Взывают к небесам:
- Пошли нам, боже, золотых,
А сколько - знаешь сам !

Ломали руки два попа,
И охали, молясь,
А Робин песни распевал,
Над оханьем смеясь.

Потом он крикнул двум попам:
- Ну, братья - бедняки,
Посмотрим, что послал Господь,
Проверим кошельки !

И тут Господни чудеса
Свершились наяву:
Пятьсот блестящих золотых
Посыпались в траву.

- Ого ! - воскликнул Робин Гуд,-
Вот это барыши !
Видать, что вы, мои отцы,
Молились от души !

Берите сотню золотых,
Вам нынче повезло !
И встали на ноги попы,
Вздыхая тяжело.

Поднялись на ноги попы
И думали - уйдут.
- Ещё не кончен разговор ! -
Сказал им Робин Гуд.

- И на моём святом кресте
Я клятву с вас возьму:
Не лгать до гробовой доски
Нигде и никому !

А встретив нищего в пути,
Тотчас сойти с коня,
И кинуть пригоршню монет -
За вас и за меня.

Монахам он привёл коней,
И сесть на них помог,
А сам отправился бродить
В чащобах у дорог.

Робин Гуд угощает шерифа

Однажды спорили стрелки,
Кто в метку попадёт.
Шериф смотрел на их игру,
И тешился народ.

Вот вышел в круг Малютка Джон
Под крики, шум и смех.
Он трижды в метку попадал,
Стрелял вернее всех.

- Кто ты такой ? - спросил шериф. -
Ты крепок и плечист.
- Меня зовут, - ответил Джон, -
Рейнольд Зелёный Лист.
- Ступай, Рейнольд, служить ко мне,
Чем худо у меня ?
Получишь двадцать золотых
И доброго коня.

И вот одет Малютка Джон
Шерифовым стрелком,
Но и теперь Малютка Джон
С изменой незнаком.

В погожей день в глухом бору
Охотился шериф.
Он на охоту ускакал,
О Джоне позабыв.

Давно шерифа ждёт обед,
Но всё не едет он.
- Эй, повар, дай - ка мне поесть !-
Сказал Малютка Джон.
- Потерпишь, - повар отвечал, -
Подать, - так сразу всем.
- Ну нет, - сказал Малютка Джон, -
Я всё - таки поем !

Он вынул длинный острый меч,
А дюжий повар - свой,
И оба начали крутить
Мечи над головой.
Сшибались в воздухе клинки,
Не делая вреда.

- Ого ! - сказал Малютка Джон, -
Ты бьёшь хоть куда.
Поёдёшь со мной в Шервудский лес ?
Нас примет Робин Гуд.
Ответил повар:
- Хоть сейчас, мне надоело тут !

И он за мясом и вином
Отправился в подвал.
Малютку Джон он кормил,
И сам не отставал.
Потом он ложки и ковши
На кухню приволок.
Они немало серебра
Упрятали в мешок.

И светлый кубок золотой
Забрали заодно.
Из кубка этого шериф
Пил пиво и вино.

Смеясь, их встретил Робин Гуд,
Прославленный стрелок.
И в тот же день Малютка Джон
Шерифа подстерёг.

- Скажи, Рейнольд Зелёный Лист,
Что делал ты в лесу ?
- Искал тебя, мой господин,
Я весть тебе несу !
Там, за ручьём, олень - вожак,
Невиданный олень !
Зелёный с ног до головы,
Как роща в майский день !

- Клянусь душой, - сказал шериф, -
Оленя погляжу.
- А я, - сказал Малютка Джон, -
Дорогу покажу.
Шериф доехал до ручья,
А там уж гостя ждут:
В зелёном с ног до головы
Выходит Робин Гуд.

Пришлось шерифу пировать.
Сидел он, глядя в бок.
Любимый кубок он узнал,
И больше еть не мог.

Воскликнул Робин: - Веселей !
Ещё кусок отрежь !
Малютку Джона ты кормил,
Теперь и сам поешь !
Мы будем долго пировать,
Хоть шесть часов подряд.
Потом наденешь ты, шериф,
Зелёный наш наряд.
Беру тебя в ученики,
В разбойники беру !
Двенадцать месяцев, шериф,
Ты проживёшь в бору.

- Остаться здесь ? - спросил шериф. -
И спать на землю лечь ?
Да ты уж лучше прикажи
Мне голову отсечь.
- Клянись, - ответил Робин Гуд, -
На этом вот мече
Не мстить голодным беднякам,
Забыть о палаче !
Поклялся нехотя шериф
Не грабить бедный люд
И полюбил Шервудский лес,
Как лошадь любит кнут.

Отредактировано Wind - war horse (2009-08-12 14:28:14)

+1


Вы здесь » Sherwood Forest » Герои легенды » Робин Гуд