Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

В Шервуде началось лето! Приглашаем поучаствовать во флэшмобе!

И заканчивается Пасхальный конкурс-2017!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи


Любимые стихи

Сообщений 241 страница 260 из 535

241

Nazir написал(а):

Посвящается актрисе Аннабель Ли

В журнале «Иностранная литература» (№ 10 за 1983 год) была опубликована подборка стихотворений Гюнтера Грасса в переводе Андрея Вознесенского:

Гюнтер Грасс
   Аннабел Ли

Я подбираю палую вишню,
падшую Аннабел Ли.
Как ты лежала в листьях прогнивших,
в мухах-синюхах,
скотиной занюхана,
лишняя Аннабел Ли!
Лирика сдохла в пыли.
Не понимаю, как мы могли
пять поколений искать на коленях,
не понимая, что околели
вишни и Аннабел Ли?!..
Утром найду, вскрыв петуший желудок,
личико Аннабел Ли.
Как ты лежала чутко и жутко,
вместе с личинками, насекомыми,
с просом, заглотанным медальоном,
непереваренная мадонна,
падшая Аннабел Ли!
Шутка ли это? В глазах моих жухлых
от анальгина нули.
Мне надоело круглые сутки –
жизни прошли! –
в книгах искать, в каннибальских желудках
личико Аннабел Ли.

Жутковатое стихотворение, не правда ли? Но во вступительной статье А. Вознесенский приводит «Аннабел Ли» Эдгара По, тоже в своем переводе (гонобобель и Алабино оставим на совести переводчика):

Эдгар По
                    Аннабел Ли

Это было у моря. Берег вымело набело.
Эти воды и годы прошли.
Но жила-была девушка, не пойму, кем была она?
Ее звали Аннабел Ли.
Ты жила среди неба, посреди безалаберной
гонобобельно-синей земли.
Вы встречались в Алабино с подмосковной сомнамбулой?
Но я звал тебя Аннабел Ли.
Ты не ангел была. У тебя были алиби.
Сто свидетелей в этом прошли.
Называли тебя отключенной падалью.
Но я звал тебя Аннабел Ли.
За твои альбиносово-белые бровки,
За небесные взоры твои,
И за то, что от неба была полукровкой,
Я назвал тебя Аннабел Ли.
Жизнь достала ножом до сердечного клапана.
Девальвированы соловьи.
Но навеки в Алабино на дубу нацарапана
Твоя кличка – Аннабел Ли.

+1

242

Когда-то по ТВ показывали спектакль "Сирано де Бержерак" по пьесе Эдмона Ростана. И там была такая песенка:

Однажды какой-то султан, говорят,
Мудрецу подарил свой богатый наряд.
Но вместо униженных слов и похвал
Мудрец в благодарность султану сказал:
- Не скрою, властитель, хотя я и рад
Носить твой богатый парчовый наряд,
Но льстивого слова за это жди,
Пусть рваный мой плащ прохудили дожди...
Кто честен душой, тот скорее во мгле
Заснет без подстилки на грязной земли,
Чем на тканый ковер, непогоды боясь,
Сам пред сильным опустится в грязь!

0

243

Ну и наконец вспомню свою любимое в детстве стихотворение Владислава Петровича Крапивина «Всадники». Помню, даже аккорды на гитаре к нему подбирали… Да простят меня фанаты Крапивина (себя я тоже к ним могу причислить), но это стихотворение и шервудовское тоже:

Я у книжки не помню названия.
Книжка – вихрь из атак и погонь,
Я читал, как сбруей позванивал
Потерявший всадника конь.
Конь ушел. А мальчишку взяли.
Был коротким у белых допрос.
Руки тонким ремнем связали,
Повели на крутой откос.
И поставили там над кручей…
Серебристы, но не легки
Выползали из ножен тягуче
Их отточенные клинки.
Становился я злым и упорным.
Злой прищур не сходил с лица.
Я отбрасывал книжку в сторону.
Я хотел другого конца.
Как травинка в заснеженном садике,
Как росточек сквозь синие льды,
Пробивалась надежда на всадников,
На спасителей от беды.
Мы тогда не очень умело
Разбирались в героях книг.
Были красные. Были белые.
Были наши и были враги.
Наши – это любому знакомо.
Наш – он тот, кто всегда готов
К другу мчаться стрелой на помощь
В дробном грохоте конских подков.
Что ж! Они не обманут доверия.
Видел я в мальчишеском сне,
Как ковбои в выжженной прерии
Торопясь, седлали коней.
И, играя литыми кольтами,
Подгоняя мустангов лихих,
Распускали арканы кольцами
Мексиканские пастухи.
Расцветали шрапнельные гроздья,
Мчались всадники в пыльный зной,
И буденовки с синими звездами
Колыхались серой волной.
Мушкетер, Спартак, Айвенго
И чапаевцы в бурках седых
Вылетали одной шеренгой
На песчаный крутой обрыв.
И мальчишка вставал опять.
Саблю брал и шел воевать…
Но в ответ на твою беды
Эти всадники не придут.
Нынче места нет чудесам.
Хочешь чуда – будь всадником сам.
Чтоб на помощь друзьям кидаться,
Чтобы подлость узлами вязать,
Чтобы в руки врагам не даться,
Чтобы сыну потом сказать:
«Помнишь песню о зимнем садике?
О травинке среди зимы?
Жили-были на свете всадники,
Жили-были на свете мы.
Вся земля гудела под нами.
Были ночи, как копья, отточены.
Били кони копытом в камень,
Искры сыпались по обочинам.
Знали кони лихую выучку,
Не успеет смолкнуть труба,
Как мы мчались уже на выручку
К тем, кто звал нас,
Где шла борьба.
Мальчик, думаешь, нет тех дней?
Или, думаешь, нет коней?
Время есть! И лошади есть!
Да и порох не вышел весь!»

+4

244

Давид Самойлов 

* * *
Все реже думаю о том,
Кому понравлюсь, как понравлюсь.
Все чаще думаю о том,
Куда пойду, куда направлюсь.

Пусть те, кто каменно-тверды,
Своим всезнанием гордятся.
Стою. Потеряны следы.
Куда пойти? Куда податься?

Где путь меж добротой и злобой?
И где граничат свет и тьма?
И где он, этот мир особый
Успокоенья и ума?

Когда обманчивая внешность
Обескураживает всех,
Где эти мужество и нежность,
Вернейшие из наших вех?

И нет священной злобы, нет,
Не может быть священной злобы.
Зачем, губительный стилет,
Тебе уподобляют слово!

Кто прикасается к словам,
Не должен прикасаться к стали.
На верность добрым божествам
Не надо клясться на кинжале!

Отдай кинжал тому, кто слаб,
Чье слово лживо или слабо.
У нас иной и лад, и склад.
И все. И большего не надо.

+1

245

ТАМ, У ВАС НА ЗЕМЛЕ…

На планете Земле, - для ее населенья обширной,
Но такой небольшой созерцающим Землю извне, -
Где нет места душе благородной, глубокой и мирной,
Не нашедшей услады в разврате, наживе, войне;

На планете Земле, помешавшейся от самомненья
И считающей все остальные планеты ничем,
Потому что на ней - этом призрачном перле творенья -
Если верить легенде, был создан когда-то эдем;

Где был распят Христос, жизнь отдавший за атом вселенной,
Где любовь, налетая, скорбит на отвесной скале
В ужасе перед людьми - там, на вашей планете презренной,
Каково быть поэтом на вашей жестокой Земле?!

1926

ТЕ, КТО МОРИТ МЕЧТУ…

Я ни с этими и ни с теми,
Одинаково в стороне,
Потому что такое время,
Когда не с кем быть вместе мне…

Люди жалки: они враждою
Им положенный полувек
Отравляют, и Бог с тобою,
Надоедливый человек!

Неужели завоеванья,
Изобретенья все твои,
Все открытья и все познанья –
Для изнедриванья Любви?

В лихорадке вооруженья
Тот, кто юн, как и тот, кто сед,
Ищет повода для сраженья
И соседу грозит сосед.

Просветительная наука,
Поощряющая войну,
Вырвет, думается, у внука
Фразу горькую не одну.

А холопское равнодушье
К победительному стиху,
Увлеченье махровой чушью
И моленье на чепуху?

Мечтоморчатые поганки,
Шепелявые сосуны, -
В скобку стрижены мальчуганки,
И стреножены плясуны.

Ложный свет увлекает в темень.
Муза распята на кресте.
Я ни с этими и ни с теми,
Потому что, как эти – те!

***************

ВОЗМЕЗДИЕ

Был дух крылат,
Бескрыло тело.
Земных палат
Не захотело.

Приобрело
У птицы крылья,
Превозмогло
Свое бессилье.

Все побороть!
Не тут – то было:
Крылата плоть,
Душа бескрыла.

**************

СТИХИ О ЧЕЛОВЕКЕ

Меж тем как век – невечный – мечется
И знаньями кичится век,
В неисчислимом человечестве
Большая редкость – Человек.

Приверженцы теорий Дарвина
Убийственный нашли изъян:
Вся эта суетливость Марфина –
Наследье тех же обезьян.

Да, в металлической стихийности
Всех механических страстей –
Лишь доля малая “марийности”
И серебристости вестей…

Земля! Века – ты страстью грезила,
Любовь и милосердье чла,
И гордостью была поэзия
Для человеческого чела!

Теперь же дух земли увечится,
И техникою скорчен век,
И в бесконечном человечестве
Боюсь, что кончен Человек.

ЭЛЕГИЯ НЕБЫТИЯ

Все наши деянья, все наши дарованья -
Очаровательные разочарованья,
И каждый человек до гроба что донес?
Лишь невыплакиваемые глуби слез,
Лишь разуверенность во всем, во что он верил,
Лишь пустоту глубин, которых не измерил,
Лишь сон, пробуживаемый небытием...
Мы это жалкий ноль бессмертием зовем.

ГОДАМИ ДЕВОЧКА…

Годами девочка, а как уже черства,
Жестка, расчетлива, бездушна и практична.
И в неприличности до тошноты прилична,
И все в ней взвешено: и чувства и слова.
Ах, не закружится такая голова,
Затем, что чуждо ей все то, что поэтично…

Такая женщина не любит ни кого,
Но и ее любить, конечно, невозможно:
Все осторожно в ней, бескрыло и ничтожно.
Толпа любовников, и нет ни одного,
О ком подумала бы нежно и тревожно…

И это – женщина, земное божество!

                          И. Северянин

+2

246

ГАМЛЕТ

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить - не поле перейти.
1946

Б. Пастернак

+1

247

* * *

Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества - самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.

И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях.

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.
1956

Б. Пастернак

Отредактировано vanessa (2010-07-26 22:06:15)

+1

248

Хочется
Сосредоточиться
И припомнить,
Как за шагом шаг
Этот мир рождался
Чтоб упрочиться
В первобытном хаосе;
И как
Приходилось в этом мире,
Созданном
Собственною кровью
И трудом,
Подниматься к звездам,
Скупо розданным
Прямо с неба
В сумраке седом;
Совладать со всяческою нечистью,
Делай все,
Чтоб вновь не грянул бой;
Столковаться с целым человечеством
И остаться
Все ж
Самим собой!

                    Л. Мартынов

+2

249

СКИФЫ

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...

Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!

А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы - отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!...

В последний раз - опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

Александр Блок
1918

+4

250

У.Шекспир, Сонет №90

Уж если ты разлюбишь - так теперь,
Теперь, когда весь мир со мной в раздоре.
Будь самой горькой из моих потерь,
Но только не последней каплей горя!
И если скорбь дано мне превозмочь,
Не наноси удара из засады.
Пусть бурная не разрешится ночь
Дождливым утром - утром без отрады.
Оставь меня, но не в последний миг,
Когда от мелких бед я ослабею.
Оставь сейчас, чтоб сразу я постиг,
Что это горе всех невзгод больнее,

Что нет невзгод, а есть одна беда -
Твоей любви лишиться навсегда.

Перевод С.Маршака

+3

251

Ленинград
Жизнь устроена так, что без лишних вопросов
Нас бросает судьба то туда, то сюда.
Мы все время в пути, мы всегда на колесах,
В бесконечную даль нас зовут поезда.

Но в горячих степях и в сибирских буранах,
И под ласковым солнцем, и в дождик, и в град,
Несмотря ни на что, мы храним постоянно
Мысль о том, что вернемся в родной Ленинград.

Кто-то может сказать: "Право, что за охота
В постоянной разлуке с любимыми жить?"
Что поделать, друзья, что поделать - работа.
Нам без этой работы никак не прожить.

Но в горячих степях и в сибирских буранах,
И под ласковым солнцем, и в дождик, и в град,
Несмотря ни на что, мы храним постоянно
Мысль о том, что вернемся в родной Ленинград.

Пристегнулись ремни и взревели моторы.
Под крылом замерцали огни площадей.
До свиданья, родной! До свидания,город
Самых светлых надежд и любимых людей.

И в горячих степях и в сибирских буранах,
И под ласковым солнцем, и в дождик, и в град,
Несмотря ни на что, сохраним постоянно
Мысль о том, что вернемся в родной Ленинград.

Игорь Тальков

Ноябрь, 1982, Сочи

+2

252

Одно из моих любимых стихотворений у Ходасевича.

                                    РАЙ

                       Вот, открыл я магазин игрушек:
                       Ленты, куклы, маски, мишура...
                       Я заморских плюшевых зверушек
                       Завожу в витрине с раннего утра.

                       И с утра толпятся у окошка
                       Старички, старушки, детвора...
                       Весело - и грустно мне немножко:
                       День за днем, сегодня - как вчера.

                       Заяц лапкой бьет по барабану,
                       Бойко пляшут мыши впятером.
                       Этот мир любить не перестану,
                       Хорошо мне в сумраке земном!

                       Хлопья снега вьются за витриной
                       В жгучем свете желтых фонарей...
                       Зимний вечер, длинный, длинный, длинный!
                       Милый отблеск вечности моей!

                       Ночь настанет - магазин закрою,
                       Сосчитаю деньги (я ведь не спешу!)
                       И, накрыв игрушки легкой кисеею,
                       Все огни спокойно погашу.

                       Долгий день припомнив, спать улягусь мирно,
                       В колпаке заветном, - а в последнем сне
                       Сквозь узорный полог, в высоте сапфирной
                       Ангел златокрылый пусть приснится мне.

+2

253

И еще его же.

        В тихом сердце - едкий пепел,
                       В темной чаше - тихий сон.
                       Кто из темной чаши не пил,
                       Если в сердце - едкий пепел,
                       Если в чаше - тихий сон?

                       Всё ж вина, что в темной чаше,
                       Сладким зельем не зови.
                       Жаждет смерти сердце наше, -
                       Но, склонясь над общей чашей,
                       Уст улыбкой не криви!

                       Пей, да помни: в сердце - пепел,
                       В чаше - долгий, долгий сон!
                       Кто из темной чаши не пил,
                       Если в сердце - тайный пепел,
                       Если в чаше - тихий сон?

                    ***

   Все былые страсти, все тревоги
                       Навсегда забудь и затаи...
                       Вам молюсь я, маленькие боги,
                       Добрые хранители мои.

                       Скромные примите приношенья:
                       Ломтик сыра, крошки со стола...
                       Больше нет ни страха, ни волненья:
                       Счастье входит в сердце, как игла.

Отредактировано сумеречная (2010-08-21 21:35:31)

+2

254

Мир-это крепость на песке,
Стирает время письмена.
В людской извечной кутерьме
Всему потеряна цена.
Где, торжествуя, жизнь цвела-
Пустыня мертвая видна...

                           Махтункули

У каждого из нас своя земная,
Пусть маленькая радость, пусть большая,
И даже тот, кто знает: счастья нет,
Находит счастье, это утверждая

             *****************

Одни из нас твердят, что бытие нетленно,
Другие говорят, что все земное бренно,
А ты выслушивай все это неизменно
И знай, что каждый прав, но прав не совершенно.

                  *************************

Добру и злу дано всегда сражаться.
И в вечной битве зло сильнее тем,
Что средства для добра не все годятся,
Меж тем как зло не брезгует ничем.

                  *************************

От сотворенья так уж повелось:
В стихах и в жизни-все дороги врозь.
Кто в вышину, кто в глубину стремится,
Но большинство идет куда-то вкось.

                                      Мирза Шафи

Отредактировано Anabelle (2010-08-22 02:51:28)

+2

255

Вадим Шефнер 

МИГ

Не привыкайте к чудесам -
Дивитесь им, дивитесь!
Не привыкайте к небесам,
Глазами к ним тянитесь.

Приглядывайтесь к облакам,
Прислушивайтесь к птицам,
Прикладывайтесь к родникам,
Ничто не повторится.

За мигом миг, за шагом шаг
Впадайте в изумленье.
Все будет так - и все не так
Через одно мгновенье.

МИЛОСЕРДИЕ

Верю в добрых сердец бессмертие,
В солнце мира и тишины.
Милосердие! Милосердие!
Это слово старше войны.

В человечества годы ранние
Неизвестная медсестра
Над охотниками израненными
Хлопотала возле костра

Милосердие! Слово вещее,
Ты и нам сияло во мгле,-
Наклонялись над нами женщины
Под огнем на ничьей земле.

И когда все войны забудутся,
Все оружие на слом пойдет,
Все надежды людские сбудутся,-
Милосердие не умрет.

В гимнастерке ль, в платье залатанном,
С горькой складочкою у рта,
Как нужна ты нам в веке атомном,
Терпеливая доброта!

* * *
Путь капли по стеклу и путь огня в лесу,
Путь падающих звезд в душе своей несу,
Путь горного ручья, бегущего к реке,
И тихий путь слезы, скользящей по щеке.

Путь пули и пчелы несу в душе своей,
Пути ушедших лет, пути грядущих дней;
Шаги чужих невзгод и радостей чужих
Вплетаются в мой шаг, и не уйти от них.

Пусть тысячи путей вторгаются в мой путь,
Но если бы я смог минувшее вернуть,—
Его б я выбрал вновь — неверный, непрямой:
Он мой последний путь и первопуток мой.

+2

256

Осень наступила, высохли цветы и глядят уныло голые кусты...  Настроение осеннее, меланхоличное и немного грустное. Как эти стихи.

ОСЕНЬ

Осень – она не спросит,
Осень – она придёт.
Осень – она вопросом
В синих глазах замрёт.
Осень дождями ляжет,
Листьями заметёт...
По опустевшим пляжам
Медленно побредёт.

Может быть, ты заметишь
Рыжую грусть листвы,
Может быть, мне ответишь,
Что вспоминаешь ты?
Или вот это небо,
Синее, как вода?...
Что же ты раньше не был,
Не приходил сюда?

Пусть мне не снится лето,
Я тебе улыбнусь.
А под бровями где-то
Чуть притаится грусть.
Где-то за синью вёсен
Кто-нибудь загрустит...
Молча ложится осень
Листьями на пути...

Ирина Левинзон (Скребицкая)
1963, сентябрь

Отредактировано Мишель (2010-09-07 21:42:57)

+4

257

Юрий Навалихин

Кусочек неба синего, как зонтик,
Проносит ветер тучи стороной.
А я иду, шагаю к горизонту,
Туда, где небо сходится с землей.
Сменит утро солнечный вечер,
И закат погаснет золотой,
А ты придешь, придешь ко мне на встречу
Туда, где небо сходится с землей.

    Я плавал по морям, по океанам,
    Я спрашивал у гор и у тайги,
    У облаков, у звезд и у туманов:
    Где горизонт, где горизонт найти?
    Я знаю - ты стоишь у горизонта
    Давным-давно и встречи ждешь со мной.
    Стоишь и держишь на ладони солнце,
    А рядом небо сходится с землей.

Но где ты, где ты, где ты, край планеты?
Кончается где, купол голубой?
Не верят даже маленькие дети,
Что где-то небо сходится с землей.
Я эту сказку выдумал наверно,
Гоняясь, как за ветром, за тобой.
Я так хочу, хочу, хочу поверить,
Что где-то небо сходится с землей.
Я так хочу, хочу: Я должен верить,
Что где-то небо сходится с землей.

+3

258

Тим Собакин
Уходит тихо лето...
                 

Уходит тихо лето
Одетое в траву.
И остаются где-то
Во сне и наяву
Серебряная мушка
В сетях у паука,
Невыпитая кружка
Парного молока,
И ручеек стеклянный,
И теплая земля,
И над лесной поляной
Жужжание шмеля.

Приходит тихо осень,
Одетая в туман.
Она дожди приносит
Из зарубежных стран.
И листьев желтый шорох,
И аромат грибной,
И шелест в лисьих норах,
А где-то за стеной
Будильник до рассвета
Стрекочет на столе:
"До будущего лета,
До будущего ле..."

Отредактировано Ingrid (2010-09-08 00:37:47)

+5

259

Ingrid, обожаю это стихотворение!

0

260

vanessa, я тоже. Оно мне детство напоминает, ощущения из той поры. Только до будущего лето ещё так долго... http://www.kolobok.us/smiles/standart/cray.gif

+1


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи