Weather in Nottingham

Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
В 2018 году исполняется 35 лет с начала съёмок телесериала «Робин из Шервуда»!

В сентябре мы продолжим совместный просмотр сериала!

А ещё у нас два новых конкурса — летний водный флешмоб и кулинарный конкурс! Спешите принять участие!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи


Любимые стихи

Сообщений 441 страница 460 из 553

441

16 июля день рождения поэта Андрея Дементьева...

***

В любви мелочей не бывает.
Все высшего смысла полно...

Вот кто-то ромашку срывает.
Надежды своей не скрывает.
Расставшись -
Глядит на окно.

В любви мелочей не бывает.
Все скрытого смысла полно...
Нежданно печаль наплывает.
Улыбка в ответ остывает,
Хоть было недавно смешно.
И к прошлым словам не взывает.
Они позабыты давно.

Так, значит, любовь убывает.
И, видно, уж так суждено.
В любви мелочей не бывает.
Все тайного смысла полно...

СУМЕРКИ

Давай помолчим.
Мы так долго не виделись.
Какие прекрасные сумерки выдались!

И все позабылось,
Что помнить не хочется:
Обиды твои и мое одиночество.

Душа моя, как холостяцкая комната, —
Ни взглядов твоих в ней,
Ни детского гомона.
Завалена книгами площадь жилищная,
Как сердце словами,
Теперь уже лишними.
Ах, эти слова, будто листья опавшие.
И слезы, на целую жизнь опоздавшие.

Не плачь...
У нас встреча с тобой,
А не проводы.
Мы снова сегодня наивны и молоды.

Давай помолчим.
Мы так долго не виделись.
Какие прекрасные сумерки выдались!

***

Пока мы боль чужую чувствуем,
Пока живет в нас сострадание, —
Пока мечтаем мы и буйствуем,
Есть нашей жизни оправдание.

Пока не знаем мы заранее,
Что совершим,
что сможем вынести, —
Есть нашей жизни оправдание...

До первой лжи
Иль первой хитрости.

***

Живу не так, как бы хотелось.
Заели суета и быт.
И осторожность, а не смелость
Порою мной руководит.

Живу не так, как мне мечталось,
Когда я пылок был и юн.
И только музыка осталась
От тех, не знавших фальши, струн.

Живу не так, как нас учили
Ушедшие учителя.
Когда судьбу земли вручили,
О чём не ведала земля.

Живу не так... но, слава богу,
Я различаю свет и мрак.
И не судите слишком строго
Вы все, живущие не так.

***

Добрый порыв не бывает некстати.
Доброе слово всех прочих нужней.
Я не жалею, что годы потратил
На долгожданных и верных друзей.

Правда, оплошность случилась однажды:
Друг оплошал на крутом вираже
И не пришел, хоть я очень нуждался,
Горькую метку оставив в душе.

Так уж сложилось, но все мы ранимы.
И не прощаем предательств и зла…
Встретил ложь — и прошествовал мимо,
Как мимо сердца и дружба прошла.

Добрый порыв не бывает некстати.
И ничего изменить в нем нельзя.
Я бы хотел, чтоб мне верил читатель,
Как доверяют друг другу друзья.

+5

442

Мне долго не давал покоя вопрос, кто автор стихов "Мама на даче...", которые некогда поместила в этой теме Оля Шемрок. И вот я вдруг нашла.

Алина Кудряшева поэт, лингвист. Родилась в Ленинграде в 1987 году, окончила Аничков лицей и факультет филологии Санкт-Петербургского государственного университета. Учится в аспирантуре факультета этнологии Европейского университета Санкт-Петербурга. Сотрудничает с Институтом лингвистических исследований. С 2003 года публикует стихи в ЖЖ izubr (13 000 подписчиков). Лауреат фестиваля авторской песни "Второй канал — 2005", дважды победительница конкурса молодых поэтов "ПОЭТому" (2006, 2007). В 2007 году выпущен сборник стихов Кудряшевой "Открыто". В 2009 году — аудиокнига "Три, два, один".

источник

Алина читает свои стихи со сцены.

+3

443

Анемоны

Cколько б нам ни оcталоcь по cмете
Божьей (верю – еще немало),
об одном я молю на раccвете –
чтобы ты меня понимала.

Мои cтроки внезапно-cбивчивые,
точно ливень cлепой в июле,
и надежды, порой не cбывшiиеcя,
но отлитые, cловно пули.

Ты, наверно, из аномалий,
наподобие Моны Лизы.
Я тебя у небеc вымаливал
в чаc, когда не хватало жизни.

Были меcяцы cажи и ужаcа.
В cердце тлел куcок аммонала.
Я куражил, крушил и рушилcя.
Ты глядела глазами cуженными.
Ты немела, но понимала.

Проведу ли чаcы беcценные
я c друзьями, что не променяю,
забреду ли под вечер в церковь,
чтоб зажечь cвечу поминальную...
Понимание – как плацента.
Мой рефрен, моя панацея –
чтобы ты меня по-ни-ма-ла!...

Улетаю ли рейcом ранним,
уплываю ли на пароме,
я вербую cебе cоратников
cредь еще не отпетых ангелов,
чтоб латали ауру в доме,

чтоб, когда cредь зари апельcиновой
над чужими брожу берегами,
был уверен – тебя и cына
от ангины оберегают.

Cудьбы наши надежно cложены,
как фигурка из оригами,
хоть немало и разно прожито,
мы – не те, кто богат врагами.

Поcле пиршеcтва возвращения
нет мгновений cветлей и cвященнее –
заcыпаешь, припав щекою,
и Земля замедляет вращение –
(разве думал, что будет такое?)
воцаряетcя ощущение
беcконечноcти и покоя.

Утро бледно зевает c окраины.
Артефакты готовит? Анафемы?
Мы порой друг у друга украдены.
Время – cамая cтрашная мафия.

Но травою воcпоминания
прораcтает подушка раccветная...
Пробуждаяcь, вижу вполглаза,
в оcторожном cвете раccеянном –
как жемчужина, cветитcя ваза
c анемонами понимания.

Юрий [Петрович] Касянич

+6

444

Что ты жадно глядишь на дорогу
В стороне от веселых подруг?
Знать, забило сердечко тревогу -
Все лицо твое вспыхнуло вдруг.

И зачем ты бежишь торопливо
За промчавшейся тройкой вослед?..
На тебя, подбоченясь красиво,
Загляделся проезжий корнет.

На тебя заглядеться не диво,
Полюбить тебя всякий не прочь:
Вьется алая лента игриво
В волосах твоих, черных как ночь;

Сквозь румянец щеки твоей смуглой
Пробивается легкий пушок,
Из-под брови твоей полукруглой
Смотрит бойко лукавый глазок.

Взгляд один чернобровой дикарки,
Полный чар, зажигающих кровь,
Старика разорит на подарки,
В сердце юноши кинет любовь.

Поживешь и попразднуешь вволю,
Будет жизнь и полна и легка...
Да не то тебе пало на долю:
За неряху пойдешь мужика.

Завязавши под мышки передник,
Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж - привередник
И свекровь в три погибели гнуть.

От работы и черной и трудной
Отцветешь, не успевши расцвесть,
Погрузишься ты в сон непробудный,
Будешь нянчить, работать и есть.

И в лице твоем, полном движенья,
Полном жизни, - появится вдруг
Выраженье тупого терпенья
И бессмысленный, вечный испуг.

И схоронят в сырую могилу,
Как пройдешь ты тяжелый свой путь,
Бесполезно угасшую силу
И ничем не согретую грудь.

Не гляди же с тоской на дорогу
И за тройкой вослед не спеши,
И тоскливую в сердце тревогу
Поскорей навсегда заглуши!

Не нагнать тебе бешеной тройки:
Кони крепки, и сыты, и бойки, -
И ямщик под хмельком, и к другой
Мчится вихрем корнет молодой

Николай Некрасов "Тройка"

+4

445

Читала в газете какой то рассказ,как девушки разбирали вещи в квартире родственников в связи с переездом и нашли обрывок газнты со стихом,одна сразу узнала автора,это Эсексс,говорит :) я такого поэта не знала,но отрывочек стиха мне очень понравился,он был такой
Вечер тих. За дальней снежной крышей
Гаснет в небе золотая гарь;
У таверны, над оконной нишей
Гном зажег решетчатый фонарь.

конечно,меня заинтересовало,любимая тема,что то похожее на фентези,почитала в интернете про этого поэта,оказалось,он довольно интересная,противоречивая личность был,с одной стороны утонченный романтик,но он мог писать и довольно колкую сатиру,мог быть язвительным,один из поэтов Серебрянного века,давно забытый поэт,звали его Семен Кесельман,он жил в Одессе и подписывался таким псевдонимом-Эскесс,про него немного написал Валентин Катаев в своей книге "Алмазный мой венец"(книга-воспоминания о литературной жизни Москвы,Одессы 20х годов)
Катаев пишет,что это был воспитанный,независимый человек,державшийся немного отчужденно,был горд,иногда даже высокомерен
вот его стихи

ЗИМНЯЯ ГРАВЮРА

Воздух ясен и деревья голы,
Хрупкий снег, — как голубой фаянс;
По дорогам Англии веселой
Вновь трубит старинный дилижанс.
Вечер тих. За дальней снежной крышей
Гаснет в небе золотая гарь;
У таверны, над оконной нишей
Гном зажег решетчатый фонарь.
У ворот звенит твоя коляска,
Ты взошла на скользкое крыльцо, —
У камина вспыхнувшая сказка
Озарила бледное лицо.
Наше счастье юное так зыбко
В этот зимний, в этот тихий час,
Словно Диккенс с грустною улыбкой
У камина рассказал о нас.

АГНЕССА
Лишь только в сумраке закроют двери
И грусть моя сольется с полутьмой,
Из синевы далеких повечерий
Плывет в мечтах старинный Кентербери,
Засыпан белой английской зимой.
Я вижу Вас, притихшая Агнесса,
И розы платья Вашего цветут
То в церкви, где звенит простая месса,
То у камина, где школяр-повеса
В скрипучем кресле учит скучный ut.
Я помню голос нежный и несмелый,
Каштанов треск на золотых дровах,
Когда померкнет день оледенелый, —
И ветвь темнозеленую омелы
Над очагом веселым Рождества.
Вы плачете, Агнесса, Вы поете
О юности фарфоровой, — как встарь,
Мелькают дни в стремительном полете:
Над книгой сказок в ветхом переплете
Весна качает голубой фонарь…
Все тише песня синих повечерий;
В глухом снегу сверкающей пурги
Все призрачней старинный Кентербери.
Бледнеет ночь, — и у стеклянной двери

Я слышу Ваши тихие шаги.

+10

446

А здесь ни наводненья, ни пожара,
И так же безмятежна синева,
И под конюшни отдана хибара
С заносчивым названьем “синема”.

О милый городок счастливых нищих!
Их не тревожат войны и века,
И вдруг - печаль в немыслимых глазищах
Молоденькой жены зеленщика.

Ну кто сказал, что всё это не враки,
И что сегодня в этакую рань
Столичный клоун в белом шапокляке
Опять заглянет в вашу глухомань.

Ах, ты его когда-то целовала –
С ума сойти! И, кажется, при всех!
Моя любовь, моя провинциалка
Второй сезон отмаливает грех.

А твой дотошный муж, смешон и жалок,
Бросал на сцену деньги и цветы,
Известно, что мужья провинциалок
Искусство ставят выше суеты.

Как ты была тогда неосторожна,
Как ты неосмотрительна была,
Тебе его хохочущая рожа
И год спустя по-прежнему мила.

Он постарел, с него вовсю летела пудра,
И он изящно кланялся толпе,
И наступило нынешнее утро,
И он исчез, не вспомнив о тебе.

А утро было зябким, как щекотка,
И голосили третьи петухи,
И были так нужны стихи и водка,
Стихи и водка, водка и стихи

Леонид Филатов

+2

447

ascent написал(а):

Что ты жадно глядишь на дорогу


Эти стихи чудно поются под гитару, очень душевно...

0

448

Lady Kite
ага, я их помнится тоже пела, без аккомпанемента правда. И "меж высоких хлебов затерялося"

+1

449

Б. Пастернак

Август

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Бабье лето

Лист смородины груб и матерчат.
В доме хохот и стекла звенят,
В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
И гвоздики кладут в маринад.

Лес забрасывает, как насмешник,
Этот шум на обрывистый склон,
Где сгоревший на солнце орешник
Словно жаром костра опален.
Здесь дорога спускается в балку,
Здесь и высохших старых коряг,
И лоскутницы осени жалко,
Все сметающей в этот овраг.

И того, что вселенная проще,
Чем иной полагает хитрец,
Что как в воду опущена роща,
Что приходит всему свой конец.

Что глазами бессмысленно хлопать,
Когда все пред тобой сожжено,
И осенняя белая копоть
Паутиною тянет в окно.

Ход из сада в заборе проломан
И теряется в березняке.
В доме смех и хозяйственный гомон,
Тот же гомон и смех вдалеке.

+8

450

Э. Асадов.

В парке, на Карельском перешейке,
Где аллеи по утрам пусты,
На покрытой инеем скамейке
Я нашел замерзшие цветы.

Видно кто-то робкий и неловкий
Не сумел свой первый стих сложить.
И лежат они, свои головки,
Со скамьи бессильно опустив.

Под ногами лед хрустит на лужах,
Никого в пустынном парке нет.
Здесь вчера кому-то стал ненужен
Голубых подснежников букет.

Отредактировано сумеречная (2013-08-20 00:32:57)

+4

451

Осенний вечер в скромном городке,
     гордящимся присутствием на карте
     (топограф был, наверное, в азарте
     иль с дочкою судьи накоротке).

     Уставшее от собственных причуд
     Пространство как бы скидывает бремя
     величья, ограничиваясь тут
     чертами Главной улицы; а Время
     взирает с неким холодком в кости
     на циферблат колониальной лавки,
     в чьих недрах все, что смог произвести
     наш мир: от телескопа до булавки.

     Здесь есть кино, салуны, за углом
     одно кафе с опущенною шторой,
     кирпичный банк с распластанным орлом
     и церковь, о наличии которой
     и ею расставляемых сетей,
     когда б не рядом с почтой, позабыли.
     И если б здесь не делали детей,
     то пастор бы крестил автомобили.

     Здесь буйствуют кузнечики в тиши.
     В шесть вечера, как вследствие атомной
     войны, уже не встретишь ни души.
     Луна вплывает, вписываясь в темный
     квадрат окна, что твой Экклезиаст.
     Лишь изредка несущийся куда-то
     шикарный "бьюик" фарами обдаст
     фигуру Неизвестного Солдата.

     Здесь снится вам не женщина в трико,
     а собственный ваш адрес на конверте.
     Здесь утром, видя скисшим молоко,
     молочник узнает о вашей смерти.
     Здесь можно жить, забыв про календарь,
     глотать свой бром, не выходить наружу,
     и в зеркало глядеться, как фонарь
     глядится в высыхающую лужу.
И.Бродский, 1972.

+6

452

Не гляди на меня с упреком,
Я презренья к тебе не таю,
Но люблю я твой взор с поволокой
И лукавую кротость твою.

Да, ты кажешься мне распростертой,
И, пожалуй, увидеть я рад,
Как лиса, притворившись мертвой,
Ловит воронов и воронят.

Ну и что же, лови, я не струшу,
Только как бы твой пыл не погас,—
На мою охладевшую душу
Натыкались такие не раз.

Не тебя я люблю, дорогая,
Ты — лишь отзвук, лишь только тень.
Мне в лице твоем снится другая,
У которой глаза — голубень.

Пусть она и не выглядит кроткой
И, пожалуй, на вид холодна,
Но она величавой походкой
Всколыхнула мне душу до дна.

Вот такую едва ль отуманишь,
И не хочешь пойти, да пойдешь,
Ну, а ты даже в сердце не вранишь
Напоенную ласкою ложь.

Но и все же, тебя презирая,
Я смущенно откроюсь навек:
Если б не было ада и рая,
Их бы выдумал сам человек.

Сергей Есенин
1 декабря 1925

+2

453

До дрожи просто люблю это стихотворение.  Советую прочесть до того, как смотреть автора. ибо ему не совсем свойственны подобные стихи.

ДЕТСКАЯ БОЛЬНИЦА

Эльфы, гномы и принцессы,
Артемоны, Карабасы,
Волшебства и тайн завесы,
Пляшет солнечная раса.

Ангел мой, взгляни в окно,
Скачут сказочные кони
Всё нам видно, все дано:
Добрый рыцарь на ладони,

Игры, беготня, капризы,
Вспышки слабой красоты.
Детство видишь только снизу,
Детство - это там, где ты.

Шаловливые проказы -
Мармелад торчит из ножен.
Жизнь прекрасна, ветер важен,
Детсво рядом, мир возможен.

Только злые метастазы
Собирают ночь в прихожей,
Только гибельные бласты - словно сгорбленные тени
Лезут липко на колени,
Расползаются под кожей.

Режут лёгкие, как свёрла,
Разбирая небеса,
Раздирают ядом горла
И крадут их голоса...

Пьёт бессоницу больница
На простуженных ветрах,
Улетают листья-лица,
Спящий ангел на руках.

Ю.Ю. Шевчук

+6

454

Один из любимейших поэтов, и одно из любимейших его стихотворений

Константин Константинович Случевский

Приди!

Дети спят. Замолкнул город шумный,
И лежит кругом по саду мгла!
О, теперь я счастлив, как безумный,
Тело бодро и душа светла.

Торопись, голубка! Ты теряешь
Час за часом! Звезд не сосчитать!
Демон сам с Тамарою, ты знаешь,
В ночь такую думал добрым стать...

Спит залив, каким-то духом скован,
Ветра нет, в траве роса лежит;
Полный месяц, словно очарован,
Высоко и радостно дрожит.

В хрустале полуночного света
Сводом темным дремлет сад густой;
Мысль легка, и сердце ждет ответа!
Ты молчишь? Скажи мне, что с тобой?

Мы прочтем с тобой о Паризине {*},
{* Героиня поэмы Байрона.}
Песней Гейне очаруем слух...
Верь, клянусь, я твой навек отныне;
Клятву дал я, и не дать мне двух.

Не бледней! Послушай, ты теряешь
Час за часом! Звезд не сосчитать!
Демон сам с Тамарою, ты знаешь,
В ночь такую думал добрым стать...

+5

455

Николай Гумилев

Крыса

Вздрагивает огонек лампадки.
В полутемной детской тихо, жутко,
В кружевной и розовой кроватке
Притаилась робкая малютка.

Что там? Будто кашель домового?
Там живет он, маленький и лысый...
Горе! Из-за шкафа платяного
Медленно выходит злая крыса.

В красноватом отблеске лампадки,
Поводя колючими усами,
Смотрит, есть ли девочка в кроватке,
Девочка с огромными глазами.

«Мама, мама!» Но у мамы гости,
В кухне хохот няни Василисы,
И горят от радости и злости,
Словно уголечки, глазки крысы.

Страшно ждать, но встать еще страшнее.
Где он, где он, ангел светлокрылый?
«Милый ангел, приходи скорее,
Защити от крысы и помилуй!»

+5

456

Евгений Евтушенко

В нашем городе дождь,
Он идет днем и ночью,
Слов моих ты не ждешь, ты не ждешь
Я люблю тебя молча.

Дождь по крышам стучит,
Так, что стонут все крыши,
Обо мне все молчит, все молчит
Ты меня не услышишь.

Я люблю высоко,
Широко, неоглядно,
Пусть тебе это все, это все
Совершенно не надо.

Будет в жизни моей
Столько встреч и прощаний,
Будет много, так много дождей,
Может, будут печали.

Будет так же все бить
Дождь по крышам и вербам,
Буду так же любить, и любить,
Неизменно и верно,

Высоко, высоко,
Широко, неоглядно,
Пусть тебе это все, это все
Совершенно не надо.

+7

457

Николай Гумилев

Среди бесчисленных светил
Я вольно выбрал мир наш строгий
И в этом мире полюбил
Одни весёлые дороги.

Когда внезапная тоска
Мне тайно в душу проберётся
Я вглядываюсь в облака
Пока душа не улыбнётся

И если мне порою сон
О милой родине приснится
Я непритворно удивлён,
Что сердце начинает биться.

Всё это было так давно
И где-то там, за небесами,
Куда мне плыть - не всё ль равно,
И под какими парусами?

+6

458

ЗИМНЯЯ НОЧЬ

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
-Б. Пастернак

+2

459

Будет
и на моей улице
Питер.

Зря ли ветер
слезы мои
вытер?
Только не знаю, что
озябшему сердцу милей:
пой, ласточка, пой
или пей, ласточка, пей?

Холодно.
Звонко и холодно.
Это сквозят поезда,
поезда уходят.
А значит,
нужно менять
имена, города, времена.
И все же в последний момент
выскочить на
станции без названия.
И никому никуда
не названивать.
Пить
безымянный простор голубой,
жить—
пой, ласточка, пой.

Вероника Шелленберг

+1

460

Марина Цветаева

Уединение: уйди
В себя, как прадеды в феоды.
Уединение: в груди
Ищи и находи свободу.

Чтоб ни души, чтоб ни ноги —
На свете нет такого саду
Уединению. В груди
Ищи и находи прохладу.

Ктó победил на площади —
Про то не думай и не ведай.
В уединении груди —
Справляй и погребай победу

Уединения в груди.
Уединение: уйди.

+2


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи