Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

В Шервуде началось лето! Приглашаем поучаствовать во флэшмобе!

И заканчивается Пасхальный конкурс-2017!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи


Любимые стихи

Сообщений 461 страница 480 из 535

461

1

     Молодость моя! Моя чужая
     Молодость! Мой сапожок непарный!
     Воспаленные глаза сужая,
     Так листок срывают календарный.

     Ничего из всей твоей добычи
     Не взяла задумчивая Муза.
     Молодость моя! -- Назад не кличу-
     Ты была мне ношей и обузой.

     Ты в ночи нашептывала гребнем,
     Ты в ночи оттачивала стрелы.
     Щедростью твоей давясь, как щебнем,
     За чужие я грехи терпела.

     Скипетр тебе вернув до сроку --
     Что уже душе до яств и брашна!
     Молодость моя! Моя морока-
     Молодость! Мой лоскуток кумашный!

             18 ноября 1921

--------
2

     Скоро уж из ласточек -- в колдуньи!
     Молодость! Простимся накануне...
     Постоим с тобою на ветру!
     Смуглая моя! Утешь сестру!

     Полыхни малиновою юбкой,
     Молодость моя! Моя голубка
     Смуглая! Раззор моей души!
     Молодость моя! Утешь, спляши!

     Полосни лазоревою шалью,
     Шалая моя! Пошалевали
     Досыта с тобой! -- Спляши, ошпарь!
     Золотце мое -- прощай -- янтарь!

     Неспроста руки твоей касаюсь,
     Как с любовником с тобой прощаюсь.
     Вырванная из грудных глубин --
     Молодость моя! -- Иди к другим!
Марина Цветаева

+5

462

Евгения написал(а):

Вероника Шелленберг


Спасибо тебе огромное за это стихотворение! Давно пыталась его найти. Слышала как-то пару строк - зацепили тогда страшно. А ни автора ни еще какого-либо кусочка не знала....

+1

463

Игорь Царев

Скрипачка

Две чашки кофе, булка с джемом —
За целый вечер весь навар,
Но в состоянии блаженном
У входа на Цветной бульвар,
Повидлом губы перепачкав
И не смущенная ничуть,
Зеленоглазая скрипачка
Склонила голову к плечу.

Потертый гриф не от Гварнери,
Но так хозяйка хороша,
Что и в мосторговской фанере
Вдруг просыпается душа.
И огоньком ее прелюдий
Так освещается житье,
Что не толпа уже, а люди
Стоят и слушают её.

Хиппушка, рыжая пацанка,
Еще незрелая лоза,
Но эта гордая осанка,
Но эти чертики в глазах!
Куриный бог на тонкой нитке
У сердца отбивает такт
И музыка Альфреда Шнитке
Пугающе бездонна так...

+4

464

Sigrid
Не за что! рада, что попала в точку))

0

465

А.Вертинский

Принцесса Мален

Мне так стыдно за Вас. Мне и больно и жутко.
Мне не хочется верить такому концу.
Из "Принцессы Мален", вдохновенной и чуткой,
Превратиться в такую слепую овцу.

Он Вас так искалечил! Тупой и упорный,
Как "прилично" подстриг он цветы Ваших грёз!
Что осталось от Вас, Ваших шуток задорных,
Ваших милых ошибок, улыбок и слёз!

Он Вас так обезличил! Он все Ваши мысли
Перекрасил в какой-то безрадостный цвет.
Как увяли слова! Как бессильно повисли
Ваши робкие "Да", Ваши гордые "Нет"!

Это грустно до слёз. И смешно, к сожаленью,
Что из "Розы поэта" - и это не лесть –
Этот добрый кретин просто сварит варенье,
Спрячет в шкаф и, зимой будет медленно есть.

Одного он не знает: чем сон непробудней,
Тем светлей пробужденье, тем ярче гроза.
Я спокойно крещу Ваши серые будни,
Ваше тихое имя целую в глаза.

1920
Константинополь

+4

466

Бывают ночи только лягу
в Россию поплывет кровать
и вот ведут меня к оврагу
ведут к оврагу убивать

проснусь и в темноте со стула
где спички и часы лежат
в глаза как пристальное дуло
глядит горящий циферблат

оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров

но сердце как бы ты хотело
чтоб это в правду было так
Россия звезды ночь растрела
и весь в черемухе овраг

Владимир Набоков

+7

467

К РОССИИ

Мою ладонь географ строгий
Разрисовал: тут все твои
Большие, малые дороги,
А жилы - реки и ручьи.

Слепец, я руки простираю
И все земное осязаю
Через тебя, страна моя.
Вот почему так счастлив я.

И если правда, что намедни
Мне померещилось во сне,
Что час беспечный, час последний
Меня найдет в чужой стране,

Как на покатой школьной парте,
Совьешься ты подобно карте,
Как только отпущу края,
И ляжешь там, где лягу я.

Владимир Набоков

+8

468

Осип Мандельштам

Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
— Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем, — и через плечо поглядела.

Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
Сторожа и собаки, — идешь, никого не заметишь.
Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни.
Далеко в шалаше голоса — не поймешь, не ответишь.

После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
Как ресницы, на окнах опущены темные шторы.
Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

Я сказал: виноград как старинная битва живет,
Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке;
В каменистой Тавриде наука Эллады — и вот
Золотых десятин благородные, ржавые грядки.

Ну, а в комнате белой, как прялка, стоит тишина,
Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала.
Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, —
Не Елена — другая, — как долго она вышивала?

Золотое руно, где же ты, золотое руно?
Всю дорогу шумели морские тяжелые волны,
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

+3

469

Иосиф Бродский

ПИСЬМА К СТЕНЕ

Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
Мне пора уходить. Ты останешься после меня.
До свиданья, стена. Я пошел. Пусть приснятся кусты.
Вдоль уснувших больниц. Освещенный луной. Как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.
Все равно я сюда никогда не приду умирать,
Все равно ты меня никогда не попросишь: вернись.
Если кто-то прижмется к тебе, дорогая стена, улыбнись.
Человек — это шар, а душа — это нить, говоришь.
В самом деле глядит на тебя неизвестный малыш.
Отпустить — говоришь — вознестись над зеленой листвой.
Ты глядишь на меня, как я падаю вниз головой.

Разнобой и тоска, темнота и слеза на глазах,
изобилье минут вдалеке на больничных часах.
Проплывает буксир. Пустота у него за кормой.
Золотая луна высоко над кирпичной тюрьмой.
Посвящаю свободе одиночество возле стены.
Завещаю стене стук шагов посреди тишины.
Обращаюсь к стене, в темноте напряженно дыша:
завещаю тебе навсегда обуздать малыша.

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму.
Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму.
Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак,
не хочу, не хочу погружаться в сознаньи во мрак.
Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом.
Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни при чем.
Только жить, только жить и на все наплевать, забывать.
Не хочу умирать. Не могу я себя убивать.

Так окрикни меня. Мастерица кричать и ругать.
Так окрикни меня. Так легко малыша напугать.
Так окрикни меня. Не то сам я сейчас закричу:
Эй, малыш! — и тотчас по пространствам пустым полечу.
Ты права: нужно что-то иметь за спиной.
Хорошо, что теперь остаются во мраке за мной
не безгласный агент с голубиным плащом на плече,
не душа и не плоть — только тень на твоем кирпиче.

Изолятор тоски — или просто движенье вперед.
Надзиратель любви — или просто мой русский народ.
Хорошо, что нашлась та, что может и вас породнить.
Хорошо, что всегда все равно вам, кого вам казнить.
За тобою тюрьма. А за мною — лишь тень на тебе.
Хорошо, что ползет ярко-желтый рассвет по трубе.
Хорошо, что кончается ночь. Приближается день.
Сохрани мою тень.

+4

470

ВЫ СТОЛЬ ЗАБЫВЧИВЫ, СКОЛЬ НЕЗАБВЕННЫ

Вы столь забывчивы, сколь незабвенны .
- Ах, Вы похожи на улыбку Вашу! -
Сказать еще? - Златого утра краше!
Сказать еще? - Один во всей вселенной!
Самой Любви младой военнопленный,
Рукой Челлини ваянная чаша.

Друг, разрешите мне на лад старинный
Сказать любовь, нежнейшую на свете.
Я Вас люблю. - В камине воет ветер.
Облокотясь - уставясь в жар каминный -
Я Вас люблю. Моя любовь невинна.
Я говорю, как маленькие дети.

Друг! Все пройдет! Виски в ладонях сжаты,
Жизнь разожмет! - Младой военнопленный,
Любовь отпустит вас, но - вдохновенный -
Всем пророкочет голос мой крылатый -
О том, что жили на земле когда - то
Вы - столь забывчивый, сколь незабвенный !
Марина Цветаева

+4

471

Франсуа Вийон
Баллада о дамах прошлых времен

Перевод:
Николай Гумилёв




Скажите мне, в какой стране,
Прекрасная римлянка Флора,
Архипиада… Где оне,
Те сестры прелестью убора;
Где Эхо, гулом разговора
Тревожащая лоно рек,
Чье сердце билось слишком скоро?
Но где же прошлогодний снег!

И Элоиза где, вдвойне
Разумная в теченьи спора?
Служа ей, Абеляр вполне
Познал любовь и боль позора.
Где королева, для которой
Лишили Буридана нег
И в Сену бросили, как вора?
Но где же прошлогодний снег?

Где Бланш, лилея по весне,
Что пела нежно, как Аврора,
Алиса… О, скажите мне,
Где дамы Мэна иль Бигорра?
Где Жанна, воин без укора,
В Руане кончившая век?
О Дева Горнего Собора!…
Но где же прошлогодний снег?

О принц, с бегущим веком ссора
Напрасна; жалок человек,
И пусть нам не туманит взора:
«Но где же прошлогодний снег!»

Отредактировано Marie (2013-11-08 16:45:45)

+4

472

Александр Блок

На островах

Вновь оснеженные колонны,
Елагин мост и два огня.
И голос женщины влюбленный.
И хруст песка и храп коня.

Две тени, слитых в поцелуе,
Летят у полости саней.
Но не таясь и не ревнуя,
Я с этой новой — с пленной — с ней.

Да, есть печальная услада
В том, что любовь пройдет, как снег.
О, разве, разве клясться надо
В старинной верности навек?

Нет, я не первую ласкаю
И в строгой четкости моей
Уже в покорность не играю
И царств не требую у ней.

Нет, с постоянством геометра
Я числю каждый раз без слов
Мосты, часовню, резкость ветра,
Безлюдность низких островов.

Я чту обряд: легко заправить
Медвежью полость на лету,
И, тонкий стан обняв, лукавить,
И мчаться в снег и в темноту,

И помнить узкие ботинки,
Влюбляясь в хладные меха...
Ведь грудь моя на поединке
Не встретит шпаги жениха...

Ведь со свечой в тревоге давней
Ее не ждет у двери мать...
Ведь бедный муж за плотной ставней
Ее не станет ревновать...

Чем ночь прошедшая сияла,
Чем настоящая зовет,
Все только — продолженье бала,
Из света в сумрак переход...

22 ноября 1909

+5

473

Александр Вертинский.

Малиновка

Малиновка моя, не улетай!
Зачем тебе Алжир, зачем Китай?
Каких ты хочешь мук? Какой ты ищешь рай?
Малиновка моя, не улетай!

Не покидай меня и не зови с собой,
Не оставляй меня наедине с судьбой,
Чтоб вечно петь и петь, кричать в сердца людей
И укрощать зверей!

Твоя судьба — звенеть и вить свое гнездо.
Я ж обречен лететь упавшею звездой,
Полнеба озарив, погаснуть без следа,
Как луч на дне пруда.

И как сказать тебе, мой светлый Май,
Что ты последний сон, последний рай,
Что мне не пережить холодного «прощай»...
Малиновка моя, не улетай!

+5

474

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться,
И утром расставаясь обернуться,
И помахать рукой и улыбнуться,
И целый день волнуясь ждать вестей.

Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить кофе утром, говорить и спорить,
С кем можно ездить отдыхать на море,
И как положено, и в радости и в горе,
Быть рядом, но при этом не любить.

Как мало тех, с кем хочется мечтать,
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке,
И счастья большего не знать и не желать.

Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полувзгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты, сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять.

Вот так и вьется эта канитель,
Легко встречаются, без боли расстаются,
Все почему? Все потому, что много тех,
С кем можно лечь в постель,
И мало тех, с кем хочется проснуться.

Мы мечемся, работа, быт, дела,
Кто хочет слышать, все же должен слушать,
А на бегу увидишь лишь тела,
Остановитесь, чтобы видеть душу.

Мы выбираем сердцем, по уму,
Боимся на улыбку улыбнуться,
Но душу открываем лишь тому,
С которым нам захочется проснуться.

Как много тех, с кем можно говорить,
Как мало тех, с кем трепетно молчанье,
Когда надежды тоненькая нить,
Меж нами, как простое пониманье.

Как много тех, с кем можно горевать,
Вопросами подогревать сомненья,
Как мало тех, с кем можно узнавать,
Себя, как своей жизни отраженье.

Как много тех, с кем лучше бы молчать,
Кому не проболтаться бы в печали,
Как мало тех, кому мы доверять
Могли бы то, что от себя скрывали.

С кем силы мы душевные найдем,
Кому душой и сердцем слепо верим,
Кого мы непременно позовем,
Когда беда откроет наши двери.

Как много их, с кем можно не мудря,
С кем мы печаль и радость пригубили,
Наверно, только им благодаря
Мы этот мир изменчивый любили.

Эдуард Асадов

+2

475

Играю в карты, пью вино... (1922)

Ходасевич В.

Играю в карты, пью вино,
С людьми живу - и лба не хмурю.
Ведь знаю: сердце все равно
Летит в излюбленную бурю.

Лети, кораблик мой, лети,
Кренясь и не ища спасенья.
Его и нет на том пути,
Куда уносит вдохновенье.

Уж не вернуться нам назад,
Хотя в ненастье нашей ночи,
Быть может, с берега глядят
Одни, нам ведомые очи.

А нет - беды не много в том!
Забыты мы - и то не плохо.
Ведь мы и гибнем и поем
Не для девического вздоха.

+4

476

Лиловый мед

Упадет моя тоска,
Как шиповник спелый,
С тонкой веточки стиха,
Чуть заледенелой.

На хрустальный, жесткий снег
Брызнут капли сока,
Улыбнется человек,
Путник одинокий.

И, мешая грязный пот
С чистотой слезинки,
Осторожно соберет
Крашеные льдинки.

Он сосет лиловый мед
Этой терпкой сласти,
И кривит иссохший рот:
Судорога счастья.
В.Шаламов

+4

477

http://s7.uploads.ru/t/PD93g.jpg
Я сорвал этот вереск лиловый.
Осень кончилась. Значит в путь.
На земле нам не встретится снова.
Запах времени. Вереск лиловый.
Но я жду тебя. Не забудь.

Гийом Апполлинер

+5

478

Полувсплеск, полукрик,
полувзмах крыла,
Полутон, полумиг
после полузла,
Полуслух, полугрех,
полузвон ручья,
Полуплач, полусмех,
полужизнь моя.
Полувзгляд, полугрим,
полутом стихов,
Полунаш полудом
полон полуслов.
Полуложь, полусуть,
полушар земной,
полувсеж полубудь
полуты со мной.

Вика Ветрова

+1

479

ascent написал(а):

Я сорвал этот вереск лиловый.


Как по-шервудски звучит!

+1

480

Мирные граждане в мирной столице.
Мирные каски. Мирные лица.
Мирно ведут себя. Мирно бастуют.
Мирно дерутся и протестуют.

Тем, кто не мирный, нету здесь места.
Мирные лозунги мирных протестов.
Мирно пинают мирные ноги
Тех, кто попался под них на дороге.

Всё очень мирно, бело и пушисто.
Мирные шествия мирных фашистов.
Мирные факелы. Мирный Бандера.
В Киеве мира - без счета и меры.

Утром туманным и тёмною ночью
Миролюбивый Майдан мироточит.
Мирно пьёт чай. Мирно требует сыра,
Кофе, лимонов, уборки сортиров.

Каждую пятницу с миром под вечер
Повода ищут для мирного вече
Мирные "дети" в чёрных террорках.
Мирные цепи для мирной "разборки".

Мирная ненависть к просто прохожим,
Да и к водителям ненависть тоже.
Все, кто за гранью майданного бунта -
"Тушки", "титушки", "банда" и "хунта".

Думал ты, "мир" - это пение скрипки,
Солнце, объятья, цветы и улыбки?
Как бы не так! Мир теперь с кулачищем,
Дышит он злобой и ложью он свищет.

Мирный Майдан, он не сеет, не пашет -
Мирно поёт. Мирно бьёт. Мирно пляшет.
Мирно блокирует. Ты несогласен?
Значит, "титушка". Значит, опасен!

...Мирный Майдан заелозил до дыр
Слово когда-то хорошее - МИР.

Ева Меркурьева

+5


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи