Weather in Nottingham

Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
В 2018 году исполняется 35 лет с начала съёмок телесериала «Робин из Шервуда»!

2 июня начинаем совместный просмотр сериала!

А ещё у нас два новых конкурса — летний водный флешмоб и кулинарный конкурс! Спешите принять участие!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи


Любимые стихи

Сообщений 541 страница 552 из 552

541

Гай Фридман (Гаййй)

Верните мне крылья!

Ему при рожденьи обрезали крылья.
И мать, и отец – они были не против.
«Пусть будет как все».
«Да, пускай».
Порешили.
Они волновались немного, но вроде

Он рос совершенно нормальным ребенком:
Кормился, как следует, маминой грудью,
И пачкал, как все поначалу, пеленки –
Зародыш одной из бесчисленных судеб.

Он быстро взрослел, и однажды, под вечер,
Спросил, указав на неровные шрамы
(Спиной повернувшись, ткнув пальцем за плечи):
«Скажи мне, пожалуйста, что это, мама?»

Ответила мать: «Не волнуйся, сыночек,
Ты точно такой, как обычные люди».
Но он был умен, он читал между строчек,
Он очень хотел докопаться до сути.

Когда он всё понял (почуял скорее),
Он плакал три дня от тоски и бессилья,
А после, пуская воздушного змея,
Шептал еле слышно: «Верните мне крылья»...

Он стал по ночам забираться на крышу,
Гулять, закрывая глаза, по карнизам.
Ему всё хотелось повыше, повыше...
Знакомые это считали капризом.

Он жадно смотрел на летящие [близко!]
В шальных небесах журавлиные стаи.
Потом он исчез. Но осталась записка:
«Прощайте. Не ждите. Люблю.
Улетаю...»

16.01.2005

+1

542

Дети уходят из города
к чертовой матери.
Дети уходят из города каждый март.
Бросив дома с компьютерами, кроватями,
в ранцы закинув Диккенсов и Дюма.

Будто всегда не хватало колючек и кочек им,
дети крадутся оврагами,
прут сквозь лес,
пишут родителям письма кошмарным почерком
на промокашках, вымазанных в земле.

Пишет Виталик:
«Ваши манипуляции,
ваши амбиции, акции напоказ
можете сунуть в...
я решил податься
в вольные пастухи.
Не вернусь. Пока».

Пишет Кристина:
«Сами учитесь пакостям,
сами играйте в свой сериальный мир.
Стану гадалкой, ведьмой, буду шептать костям
тайны чужие, травы в котле томить».

Пишет Вадим:
«Сами любуйтесь закатом
с мостиков города.
Я же уйду за борт.
Буду бродячим уличным музыкантом.
Нашел учителя флейты:
играет, как бог».

Взрослые
дорожат бетонными сотами,
бредят дедлайнами, спят, считают рубли.
Дети уходят из города.
В марте.
Сотнями.
Ни одного сбежавшего
не нашли.

(с) Дана Сидерос

+2

543

Все делаю, что надо, видит бог:
Служу, пишу и мельтешу по дому.
Но вдруг воспоминанье, как ожог,
И вот тогда — хоть головою в омут.

Я с наважденьем справлюсь — не впервой.
А нет, так правда — в омут головой…

Юлия Друнина.

+2

544

Немного из другого жанра. Одна из любимых басен. Если заденет чьи-то чувства, прошу прощения. Просто уж очень хочется похулиганить немного :) 

Демьян Бедный

В монастыре.

"Здесь, - богомолке так шептал монах смиренный, -
Вот здесь под стеклышком, внутри сего ларца,
Хранится волосок нетленный, -
Не знаю в точности - с главы, или с лица,
Или еще откуда -
Нетленный волосок святого Пуда.
Не всякому дано узреть сей волосок,
Но лишь тому, чья мысль чиста, чей дух высок,
Чье сердце от страстей губительных свободно
И чье моление к святителю доходно".
Умильно слушая румяного отца,
Мавруша пялила глаза на дно ларца.
"Ах, - вся зардевшись от смущенья,
Она взмолилась под конец, -
Нет от святителя грехам моим прощенья:
Не вижу волоска, святой отец!"
Отец, молодушку к себе зазвавши в келью
И угостив ее чаишком с карамелью
И кисло-сладеньким винцом,
Утешил ласковым словцом:
"Ужотко заходи еще... я не обижу.
А что до волоска - по совести скажу:
В ларец я этот сам уж двадцать лет гляжу
И ровно двадцать лет в нем ни черта не вижу!"

+1

545

A Tree Song - Puck of Pook’s Hill - Rudyard Kipling

Of all the trees that grow so fair,                     
  Old England to adorn,
Greater are none beneath the Sun,
Than Oak, and Ash, and Thorn.
Sing Oak, and Ash, and Thorn, good sirs,
  (All of a Midsummer morn!)
Surely we sing no little thing,
In Oak, and Ash, and Thorn!

Oak of the Clay lived many a day,
  Or ever AEneas began.
Ash of the Loam was a lady at home,
  When Brut was an outlaw man.
Thorn of the Down saw New Troy Town
(From which was London born);
Witness hereby the ancientry
  Of Oak, and Ash, and Thorn!

Yew that is old in churchyard-mould,
  He breedeth a mighty bow.
Alder for shoes do wise men choose,
  And beech for cups also.
But when ye have killed, and your bowl is spilled,
  And your shoes are clean outworn,
Back ye must speed for all that ye need,
  To Oak, and Ash, and Thorn!

Ellum she hateth mankind, and waiteth
  Till every gust be laid,
To drop a limb on the head of him
  That anyway trusts her shade:
But whether a lad be sober or sad,
  Or mellow with ale from the horn,
He will take no wrong when he lieth along
  'Neath Oak, and Ash, and Thorn!

Oh, do not tell the Priest our plight,
  Or he would call it a sin;
But--we have been out in the woods all night,
  A-conjuring Summer in!

And we bring you news by word of mouth-
  Good news for cattle and corn--
Now is the Sun come up from the South,
  With Oak, and Ash, and Thorn!

Sing Oak, and Ash, and Thorn, good sirs
  (All of a Midsummer morn):
England shall bide till Judgment Tide,
  By Oak, and Ash, and Thorn!


Отредактировано lady Irene (2017-10-31 21:07:01)

+5

546

lady Irene
Грамерси http://sherwood.clanbb.ru/uploads/000a/3f/42/117875-3.gif Не знала, что эту вещь спели... А на столе лежит веточка от дуба, веточка от ясеня и веточка от тёрна...

+1

547

Midinvaerne написал(а):

Не знала, что эту вещь спели...

Перенесу-ка разговор в тему Киплинга, раз уж она у него персональная есть: ссылка.

+1

548

Обожала в детстве эту балладу:

Баллада о Ханне Каш

С глазами черней, чем омут речной,
В юбчонке с десятком заплаток,
Без ремесла, без гроша за душой,
Но с массой волос, что черной волной
Спускались до черных пяток,
    Явилась, дитя мое, Ханна Каш,
    Что накалывала фраеров,
    Пришла с ветрами и ушла, как мираж.
    В саванну по воле ветров.

У нее ни туфель, ни пары белья,
Она даже молитвы не знала,
И серою кошкой, не имевшей жилья,
Занесло ее в город, в гущу гнилья,
Словно между дровами зажало.
    Она мыла посуду за малый баш,
    Но не мылась сама добела,
    И все же, дитя мое, Ханна Каш
    Почище других была.

Как-то ночью пришла в матросский кабак
С глазами черней, чем омут,
И был там Дж. Кент среди прочих гуляк,
И с нею Джек Нож покинул кабак,
Потому что чем-то был тронут.
    И когда Дж. Кент, беспутный апаш,
    Чесался и щурил глаз,
    Тогда, дитя мое, Ханна Каш
    Под взглядом его тряслась.

Они стали близки там, где рыба и дичь,
Там сошлись колеи их путей.
У них не было койки и дома, где жить.
И они не знали, где пищи добыть
И как называть детей.
    Но пусть ветер и снег впадают в раж,
    Пусть саванну зальет потоп,
    Все равно, дитя мое, Ханна Каш
    Будет мужа любить по гроб.

Шериф говорит: он подонок и мразь,
Молочница: кончит он худо.
Но она говорит: уж раз я взялась,
То пусть он будет подонок и мразь,
Он муж мой. И я с ним буду.
    И нету ей дела до драк и краж,
    И простит она брехуна.
    Ей важно, дитя мое, Ханна Каш,
    Любит ли мужа она.

Там, где люлька стояла – ни крыши, ни стен,
Тх трепала беда постоянно,
Но за годом год они шли вместе с тем
Из города в лес, где ветер свистел,
За ветром дальше – в саванну.
    И так, как идешь, покуда не сдашь,
    Сквозь ветер, туман и дым,
    Так шла, дитя мое, Ханна Каш
    Вместе с мужем своим.

Он рыбу крал, а она – соль,
Крала, ничуть не унизясь.
И когда она варила фасоль,
У него на коленях ребенок босой
Вслух читал катехизис.
    Полсотни лет – его верный страж,
    Одна с ним душа и плоть.
    Такова, дитя мое, Ханна Каш,
    И да воздаст ей Господь.

Бертольд Брехт, перевод Давида Самойлова

Сейчас вижу Марион в этих строках:

Шериф говорит: он подонок и мразь,
Молочница: кончит он худо.
Но она говорит: уж раз я взялась,
То пусть он будет подонок и мразь,
Он муж мой. И я с ним буду.

+3

549

Дмитрий Быков
-----------------------------
А мне никогда ничего не прощали:
Ни юноша бледный, пылавший прыщами,
Ни старец в алмазном венце седины —
Никто не давал мне платить вполцены.
В расчет принималась любая ошибка —
От запаха пота до запаха шипра,
От крупных обид до таких мелочей,
Которых бы взгляд не заметил ничей.

Другим отпускалось, а мне доставалось,
А сам я прощал — ибо что оставалось?
Прощал, чтобы только не быть одному
(На деле же я не прощал никому),
Не твердостью духа, а робостью праха.
Прощал от тоски, от унынья, от страха,
Прощала моя подколенная дрожь,
А великодушья во мне ни на грош.

Простить бы хоть раз — без гримасы и позы;
Отдать, но от щедрости, а не угрозы,
Не так, как купец на дороге большой,
А с ясной улыбкой и чистой душой.
Не так, как прощает трусливая шлюха, —
Простить бы хоть раз от величия духа,
От веры, от силы, от воли к добру…
Но так я прощу перед тем, как помру.

+1

550

Безнадежно-взрослый Вы? О, нет!
Вы дитя и Вам нужны игрушки,
Потому я и боюсь ловушки,
Потому и сдержан мой привет.
Безнадежно-взрослый Вы? О, нет!

Вы дитя, а дети так жестоки:
С бедной куклы рвут, шутя, парик,
Вечно лгут и дразнят каждый миг,
В детях рай, но в детях все пороки, —
Потому надменны эти строки.

Кто из них доволен дележом?
Кто из них не плачет после елки?
Их слова неумолимо-колки,
В них огонь, зажженный мятежом.
Кто из них доволен дележом?

Есть, о да, иные дети — тайны,
Темный мир глядит из темных глаз.
Но они отшельники меж нас,
Их шаги по улицам случайны.
Вы — дитя. Но все ли дети — тайны?!

Марина Цветаева

+1

551

Весна! Выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса.

Мне в душу повеяло жизнью и волей:
Вон — даль голубая видна...
И хочется в поле, в широкое поле,
Где, шествуя, сыплет цветами весна!

А.Н. Майков

+1

552

О, весна без конца и без краю -
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,
И удача, тебе мой привет!
В заколдованной области плача,
В тайне смеха - позорного нет!

Принимаю бессоные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!
И колодцы земных городов!
Осветленный простор поднебесий
И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога -
С буйным ветром в змеиных кудрях,
С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах...

Перед этой враждующей встречей
Никогда я не брошу щита...
Никогда не откроешь ты плечи...
Но над нами - хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель - я знаю -
Все равно: принимаю тебя!

Александр Блок.

+4


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » Любимые стихи