Weather in Nottingham

Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
В 2018 году исполняется 35 лет с начала съёмок телесериала «Робин из Шервуда»!

В декабре мы продолжаем совместный просмотр сериала!

Стартовал новогодний флэшмоб!
Спешите принять участие!

И завершились летний водный флешмоб и хэллоуинский конкурс!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Новое время » Декабристы


Декабристы

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Декабристов, разбудивших Герцена, проходили в школе все. В советское время их однозначно определяли как героев положительных, героико-романтических, но не знавших, как действовать. "Хотели как лучше, получилось как всегда". Не знаю, как сейчас, но подозреваю, что примерно также.

А вот о женах декабристов, разделивших с ними ссылку, говорили очень мало.  От сколького многие из них отказались, отправясь в ссылку за мужьями! Не только от званий, богатства и комфорта. От родных, близких, от уже рожденных детей (который брать с собой запретили).

Кто-то, наверное, считает их поступок идиотизмом. А кто-то - что они достойны уважения и восхищения. Вот не знаю, как бы я себя повела на месте, скажем, Марии Волконской. Которая, уехав в ссылку к мужу и оставив маленького сына, так его потом и не увидела...

+3

2

В советское время, называя женщину "декабристкой", ей делали комплимент. Сейчас же это говорят с иронией.
Единственная, кто меня искренне восхищает это Полина Гебль, жена Ивана Анненкова.

+2

3

oficer написал(а):

Единственная, кто меня искренне восхищает это Полина Гебль, жена Ивана Анненкова

Почему именно она?

0

4

Тигренок написал(а):

Почему именно она?

Потому что она иностранка, модистка приехавшая в Россию на заработки, смогла влюбить в себя блестящего кавалергарда. И сама страстно его полюбила. У остальных жен было имя, средства. А у Полины ничего не было. Даже мать Ивана опустила руки, а "кака то француженка" боролась. Просто она мне наиболее симпатична.

+2

5

Женами декабристов всегда безмерно восхищалась. Но Полиной Гебль особенно. Когда-то "Учитель фехтования" Дюма прочитала на одном дыхании. А потом и воспоминания Полины Анненковой.
http://az.lib.ru/a/annenkowa_p_e/

http://i031.radikal.ru/0908/f0/2f5fa4d1bdb0.jpg

http://s54.radikal.ru/i146/0908/9d/eff88942b688.jpg

На мой взгляд, поговорка "Не было бы счастья да несчастье помогло" здесь проявилась в полной мере. Я думаю, если бы не осуждение Ивана Анненкова на каторгу, им не быть вместе, мать Ивана этого брака никогда бы не допустила. Полина ему была не пара. Да и сам Анненков вряд ли решился бы пойти против воли матери и жениться на простой модистке... хотя кто знает... Как бы то ни было, Полина добилась счастья, несмотря на все преграды. Невероятная женщина. Для меня остается загадкой, как она смогла уговорить Николая I разрешить ей выезд в Сибирь. А в Сибири, в отличие от остальных "декабристок", она одна умела вести хозяйство, готовить, стирать и т.д., не боялась никакой черной работы, и именно она научила всему своих подруг по несчастью (они же были совершенно неподготовлены к такой жизни, все приходилось делать самим и надо было как-то выживать). В Сибири у Полины родилось 18 детей, но только 5 из них выжили. (Плюс еще одна дочь, которую она оставила в России на попечении свекрови. Та выросла вдали от родителей и благодаря воспитанию бабушки, была им совершенно чуждой по духу).
Сам Иван Анненков очень любил свою жену и после ее смерти прожил чуть больше года.

Еще очень нравится фильм про декабристов "Звезда пленительного счастья" (замечательно сыграли Эва Шикульска и Игорь Костолевский).

http://s43.radikal.ru/i101/0908/11/a840220894fd.jpg

+5

6

sam написал(а):

"Звезда пленительного счастья"

Да, это красивый фильм с красивыми актерами и красивой музыкой. Он должен был изначально называться "Кюхля", но как водиться не сложилось.

0

7

Тигренок написал(а):

Вот не знаю, как бы я себя повела на месте, скажем, Марии Волконской. Которая, уехав в ссылку к мужу и оставив маленького сына, так его потом и не увидела...

и не была счастлива в браке до ссылки и не обрела счастья рядом с мужем и после трагических событий...Чем руководствовалась эта женщина, отважившись на такой поступок?http://www.peoples.ru/family/wife/volkonskaya/history1.html
действительно, есть женщины, понять которых невозможно либоочень трудно...

+1

8

oficer написал(а):

Он должен был изначально называться "Кюхля", но как водиться не сложилось.

А жаль, что не сложилось. Я бы с удовольствием посмотрела фильм про Кюхельбекера. Он мне всегда был симпатичен.

Hoodedwoman написал(а):

Чем руководствовалась эта женщина, отважившись на такой поступок?

Чувством долга? Сочувствием к своему мужу (пусть и нелюбимому)? Желанием его поддержать? "быть вместе и в радости, и в горе". Самого Сергея Волконского ее приезд действительно поддержал. Но счастлива она не была, это правда.

А еще меня очень трогает печальная история Анастасии Якушкиной, так и не воссоединившейся со своим мужем, которого она страстно любила. Она осталась воспитывать детей, по его желанию, но была несчастлива всю свою оставшуюся, недолгую жизнь (прожила она всего 14 лет после разлуки с мужем и умерла еще молодой).
http://www.maternity.ru/style/main/raz/star/75

Отредактировано sam (2009-08-14 00:38:50)

+5

9

мне нравится Лунин
никого не назвал на следствии
он был, кажется, единственным из декабристов, который из ссылки продолжал быть оппозицией.
написал книгу "Письма из Сибири"

http://www.hrono.ru/img/19vek/lunin-ms.jpg

у Радзинского есть интересная книга "Лунин или смерть Жака"

вы как к декабристам относитесь? они ведь все-таки цареубийцы. хотя и не решившиеся.
у меня смешанные чувства на их счет. мне жалко и семью Николая 1 тоже. кажется его жена с того дня не переставала заикаться. потому что все знали, чем заканчиваются подобные дела

+3

10

кстати, насчет Герцена. есть великолепная пьеса, называется "Берег утопии"
написал Том Стоппард - тот дядька, чех, живущий в Англии, который написал "Розенкранц и Гильдестерн мертвы"
и сценарий к "Влюбленному Шекспиру"

в "Береге утопии" (кстати москвичам, пьеса идет в РАМТе в Москве, весь день, длительность 9 часов, сам Стоппард и ставил)
вообщем в пьесе про Герцена, Белинского, Бакунина... отличная вещь. рекомендую.

+3

11

Cathy написал(а):

вы как к декабристам относитесь? они ведь все-таки цареубийцы. хотя и не решившиеся.

Я очень хорошо к ним отношусь. Если бы они победили и стали бы цареубийцами - относилась бы иначе. Но они же ими не стали. И я считаю, не могли стать.  Я читала, у них столько возможностей было убить царя в те дни. Но никто из них все-таки не решился на это. Они были благородные не только по происхождению. У них было внутреннее благородство. Я думаю, из-за этого они и проиграли, потому что не были готовы к крайним мерам, до последнего медлили, надеясь обойтись без кровопролития. Вот такие благородные бунтовщики (в моем представлении). Они были обречены и победить не могли по определению.
Мне только Пестель не нравится. Вот он был готов к любым жертвам. И в случае победы сразу бы установил диктатуру, казнил бы царскую семью, объявил бы какой-нибудь "террор"  и т.д., в общем, пошел бы по стопам французской революции.

Cathy написал(а):

мне нравится Лунин

Мне тоже. Очень нравится книга Эйдельмана "Лунин".
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NYE/LU … N_1.HTM#II

Эйдельман вообще о декабристах хорошо писал. Мне очень нравится его книга об Иване Пущине, "Большой Жанно".
http://lib.rus.ec/b/156666

Отрывки из этой книги (повествование ведется от лица И.И.Пущина, обращается он к Евгению Якушкину, сыну декабриста).

Рылеев и Бестужев тихонько просят Каховского — я один остался в комнате и все слышу: «Ты, Каховский, сир, одинок — иди и утром убей императора». И я встаю, обнимаю Каховского: «Убей Николая, если можешь».
Ты, Евгений, зная меня, обязан удивиться: могу ли послать другого, да еще на такое дело? Ведь по моему обычаю — от Лицея еще — все на себя брать, самому идти — если считаешь затею необходимой.
Но — сказать ли?
Скажу. Я точно знал, что Каховский (он все время молчал) не пойдет и не убьет. Не для оправдания своего пишу это — для объяснения: все эти речи «пойди — убей», вероятно, произносились нами, чтобы отрезать самим себе путь, довести дело до предельной крайности, но как я не верил, так же, наверное, и Рылеев, Бестужев не думали, будто Петр Григорьевич пойдет; а он сам молчит — и тоже не верит в таковые свои способности, но сказать вслух не решается...
Итак, первый шанс: Каховский. Во дворец, при сумятице тех дней и часов, ничего не стоило пройти. Необыкновенная решительность Каховского проявилась на площади, где он застрелил двоих и одного ранил: если бы Каховский убил Николая — тогда в городе полнейший переполох, Михаил Павлович — не фигура. Можете вообразить остальное…
К этому добавим второе: Якубович, проходивший 14 декабря несколько раз с заряженными пистолетами в двух шагах от Николая…
Третий — Булатов, с каждым часом терявший душевное равновесие, но — как мне точно и доподлинно известно — ходивший возле неохраняемого Николая с кинжалом, двумя пистолетами и несколько раз собиравшийся пустить их в ход…
Да что толковать! Если сам Николай считал свое спасение чудом.

Рассуждая после об этом событии (помню зимний вечер в Петровском каземате), подступились мы однажды к Панову — и Лунин Михайло Сергеевич спрашивает — ус крутит: «Так вы ведь, Николай Алексеевич, власть в России могли взять — отчего же не пожелали?»
И в самом деле, Евгений, объявляю тебе, что поручики Сутгоф и Панов могли бы без труда взять власть в Российской империи. Посуди: идут гренадеры. Сначала мимо крепости. Панов говорил, что особенно жалел (скучая после в той же крепости), что не приказал своим молодцам занять ее: никакого труда это бы не составило, ибо там дежурила лейб-гренадерская рота. Но вчера, у Рылеева, о крепости не было речи, а поручики за генералов не решают: сказано — к Сенату, посему — к Сенату… А ведь пушки Петропавловской могли крепко распорядиться!
Однако перешли Неву, вышли ко дворцу — и показалось гренадерам, что Зимний уж занят своими (как и договаривались с Якубовичем накануне вечером). Можно сказать, мятежный полк уж вошел во дворец. И, говорят, об этом эпизоде много толковали 14 декабря 1850-го: в тот день, к 25-летию николаевского воцарения, во дворце собрались, так сказать, «ветераны» противной нам стороны и один за другим признавались, сколько страху натерпелись от гренадер, дворцовая команда была не очень велика, да и будет ли в своих стрелять? Комендант спасовал перед маленьким поручиком, а у молодой императрицы начала трястись со страху челюсть.
Особенно перепугался, оцепенел, говорят, Аракчеев — и придворные уже шарахались от него как от прокаженного.
Панов, однако, заметил ошибку — что дворец не занят своими. Как быть?
Можно захватить всю высочайшую фамилию и затем удачно вести переговоры, тем более что вчера вечером о таковой операции говорилось. Однако ему, Панову, не приказали, лейтенанты за маршалов не решают, посему — вперед! на площадь!
И наконец, третий случай: полк со знаменем, имея авангардом славного поручика, арьергардом же матерящегося полкового командира, — все лейб-гренадерство поспешает рысцой и видит у Главного штаба Николая со свитой. Охрана ничтожная — царь, в сущности, беззащитен. Целый мятежный полк — тысяча человек — возле Николая, которого считает узурпатором; и все, что хотят, могут с ним сделать; но по сигналу Панова, проходя, только демонстрируют: «Ура, Константин!» Царь, правда, тоже молодец: показал рукою к Сенатской: «Тогда, ребята, вам туда!»
Ну, они и пошли.
Царя захватить, убить — ведь Рылеев желал этого, но будто нарочно поручал не тем; а поручикам, легко бы все исполнившим, даже слова не сказал накануне…
Панов в Петровском так отвечал Лунину на его эскападу:
— Мог бы я царя взять, да ведь без крови бы не обошлось, уж охрану и свиту пришлось бы потрепать — а не хотелось крови, думали — так обойдется…
Лунин, услыхав это, заметил: «Благородно судите, Н. А., — да солдатиков ваших жалко».

В Сибири не раз слыхал я истории о раскольниках, не желавших подчиниться властям. Когда же войска и полиция их окружали, мужики себя сжигали, и это называлось «гарь». Тут было, по-моему, столько же фанатического исступления, сколько и гордости: мы, дескать, могли бы и защищаться, но не желаем крови пролить — ни своей, ни вашей, — ибо станем тогда похожи на вас, иродов…
Главная причина нашей, Евгений, странной медлительности примерно такая же, как у сибирских старообрядцев. О, сколько раз между 1815-м и 25-м раздавались на наших сходках восклицания, что нельзя же свергать Аракчеева по-аракчеевски!
Однако Павел Иванович Пестель постоянно объяснял нашим, что лучше не браться за дело, если волков бояться…
Как мы его за такие речи обвиняли, как подозревали — и все оттого, что понимали резон его слов; понимали, но боялись этого резона, а в конце концов ведь приняли этот резон (чего стоят наши просьбы Каховскому — «убей Николая»).
Приняли, да не смогли принять. «Не желаем мясничать», — выкрикнул кто-то из наших.
Но это еще, Евгений, не все объяснение.
Николай Иванович Тургенев заметил однажды, что англичане научили нас любить свободу, а французы — ненавидеть ее.
Конечно, мы все мечтали о самой легкой, английской цене за российскую свободу: мы с трудом соглашались даже на несколько лет крепкого кромвелевского протектората, хотя, можно сказать, один только король Карл головой заплатил за ту британскую свободу — а по прошествии немногих лет, худо-бедно, но Англия устроилась по-новому: король, ограниченный сильным парламентом, билль о печати и проч.
Но теперь поглядите на Францию: после стольких лет революционных гильотин, долгой бонапартовой диктатуры, сотен тысяч жертв, наконец, после новых революций — что эта страна имеет: Третьего Наполеона, которого, конечно, опрокинет следующая революция! Да, французская цена великовата! Но не говаривал ли тот же Николай Иванович Тургенев, что, чем больше страна набрала гражданских свобод до переворота, тем легче и с меньшей кровью произойдет переход к новому устройству. Выходило, что Британия оттого пролила меньше крови в 1649-м, нежели Франция в 1793-м, что уж за несколько веков до революции имела Великую хартию, парламент, суд присяжных…
...
Победив, мы обязаны были бы платить совсем иначе, чем проиграв. А платить потребовалось бы — сомнений нет! Платить — может быть, разочарованием (при сопоставлении первоначального идеала с достигнутой сущностью). Платить, может быть, тюрьмой и гибелью, куда более страшными, чем то, что с нами случилось после 14 декабря; гибелью не вместо победы, а после нее (как Робеспьер, Марат).
Резюмирую: сами того не сознавая или не признаваясь себе и другим — мы шли на площадь, чтобы умереть. Однако древнеримские добродетели, столь занимавшие наше воображение, должны были подвергнуться переводу на язык российского XIX века.
Там, в Риме, — твердая рука республиканца била мечом под сердце.
Здесь, в России, — идем на площадь и выстраиваемся, как прекрасная, наилучшая мишень для картечи. Жить по-старому не умели, победить — не умели или не
хотели. Умели только погибнуть.

+4

12

Среди экспонатов Пушкинского музея есть скромный миниатюрный портрет Камиллы Петровны Ивашевой, урождённой Ле Дантю. Она была одной из жён декабристов, отправившихся вслед за любимым в Сибирь. В 1831 Камилла прибыла в Петровский острог, где её с В.П.Ивашёвым обвенчали в местной церкви. «Это было прелестное создание во всех отношениях, - писала М.Н.Волконская, - и для Ивашёва было большим счастьем жениться на ней». На поселении в Туринске она умерла при рождении дочери. Потеряв жену и ребёнка, ровно через год скончался и В.П. Ивашёв.
Портрет был нарисован в ссылке Николаем Александровичем Бестужевым. Эта миниатюра поражает своей  сдержанностью красок. Скромное синее платье, чёрный шарф, контрастирующий с бледной кожей, и глубокие, полные грусти глаза. Это были последние годы её жизни. Мы так часто цитировали пушкинские строки: «Из искры возгорится пламя». Мы подстраивали эти строки под идеологию, забывая, что ни одна идея не может быть ценнее жизни человека. Пушкин был прав, пламя «возгорелось». Это было пламя любящих женских сердец, всё прощающих и всё принимающих. Камилле было двадцать три, когда она приехала в Сибирь. Пламя её жизненной свечи потухло на тридцать первом году. Вслед за ней потухло пламя жизни её любимого человека. Но остался этот портрет… Прошли столетия, кардинально поменялись наши взгляды и наше отношение к некоторым событиям.  Но одно остаётся неизменным – любовь. О такой любви нельзя забывать.
                   
                        По белой бесконечности в Сибирь.
                        Из снежной искры возгорится ль пламя?
                        Француженки - Камилла и Поли
                        Из той, иной, чужой, не нашей дали.

                        В глазах замёрзла скорбь, кружит метель.
                        И кутаясь в снежинки тёплой шали,
                        Молитву о спасеньи средь потерь
                        Уста в кровавых трещинках шептали.

                         На пальцы в церкви нежно капал воск,
                         Не обжигая рук беспечно нежных.
                         И только обожания восторг
                         В глазах её бездонных и безбрежных.

                         Всё совершенство бледного лица,
                         Спокойное и тёплое: «Mon Ami».   
                         Камилла – в искрах снежных два крыла.
                         Камилла – оживляющее пламя.

http://i078.radikal.ru/0908/d3/d18270355f28t.jpg

!!!!!Прошу простить меня. Возьму в библиотеке книги про миниатюры Пушкинского музея и тогда отсканирую миниатюру к изображением Камиллы. В инете не нашла. Но в Чите есть большой портрет Камиллы, сделанный именно с этой миниатюры. Правда, он большой и не передаёт той хрупкости и нежности лица девушки, которую мы можем увидеть на минипортрете. Пока размещаю именно большой портрет.

+5

13

Всегда была инт ересна эта тема. В школе чуть что при любой возможности писала рефераты о декабристах. У нас в роду был декабрист Николай Басаргин-член Южного общества, приговоренный к каторге на 20 лет. Мотался по всей Сибири-от Читы до Ялуторовска. Вот у меня родственники до сих пор там живут-в Тюмени, Ялуторовске, Кургане.

Басаргин Николай (1800-1861) - декабрист: состоял в "Южном обществе"; на 14 декабря 1925 г. был поручиком. По приговору суда лишен чинов и дворянства, отбывал наказание  в Сибири - 20 года каторги; с декабря 1835 г. на поселении. Далее был на гражданской службе.   

--------------------------------------------------------------------------------

Басаргин Николай Васильевич (1800, именины 9.5 — 3.2.1861). Поручик, старший адъютант Главного штаба 2 армии.
Из дворян Владимирской губернии. Отец — майор Василий Иванович Басаргин (ум. 1822), за ним в Покровском уезде Владимирской губернии 56 душ в с. Михейцеве, имение заложено; мать — Екатерина Карловна Бланк (ум. 1815), дочь известного архитектора К.И. Бланка, сестра поэта Б.К. Бланка. Образование получил вначале дома, а затем в Московском учебном заведении для колонновожатых, куда поступил 22.12.1817, колонновожатый — январь 1818, выпущен прапорщиком квартирмейстерской части — 30.3.1819 и оставлен на год при школе «для преподавания математических лекции», в марте 1820 откомандирован в Тульчин, за отличие по службе произведен в подпоручики — 30.5.1821, переведен в 31 егерский полк поручиком и назначен адъютантом начальника Главного штаба 2 армии П.Д. Киселева — 16.10.1821, зачислен в лейб-гвардии Егерского полка — 18.9.1822, назначен старшим адъютантом Главного штаба 2 армии — 18.1.1825.
Член Союза благоденствия (1819 или 1820) и Южного общества.
Приказ об аресте — 30.12.1825, арестован в Тульчине и 6.1.1826 отправлен с жандармским унтер-офицером Холмышевым в Петербург, доставлен на главную гауптвахту — 14.1, а оттуда 15.1 переведен в Петропавловскую крепость («посадить по усмотрению») в №35 Кронверкской куртины; в июне прислал Николаю I письмо, в котором изъявлял раскаяние, но на это ему объявлено, что участь его зависит от суда (письмо генерала Потапова А.Я. Сукину 22.6.1826, №1114).
Осужден по II разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен в каторжную работу на 20 лет, срок сокращен до 15 лет — 22.8.1826. Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 21.1.1827 (приметы: рост 2 аршина 8 вершков, «лицо белое, рябоватое, глаза карие, нос небольшой, продолговат, волосы на голове и бровях темнорусые»), доставлен в Читинский острог — 7.3.1827, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830, срок сокращен до 10 лет — 8.11.1832. Освобожден указом 14.12.1835 и обращен на поселение в г. Туринск Тобольской губернии вместе с Ивашевыми, куда прибыл 17.9.1836; в 1837 отведено 30 десятин земли в Коркинской волости, разрешено перевести в г. Курган — 2.12.1841, прибыл туда - 15.3.1842, разрешено вступить в гражданскую службу в Сибири канцелярским служителем 4 разряда — 7.1.1846, выехал из Кургана — 2.5.1846, определен в Омск в штат канцелярии Пограничного управления сибирских киргизов — 21.3.1846, прибыл в Омск — 14.5.1846, зачислен писцом 3 разряда — 15.5.1846, переведен на службу в Ялуторовский земский суд — 7.2.1848, зачислен в 3 разряд канцелярских служителей — 1.6.1853, коллежский регистратор — 5.5.1856. По амнистии 22.8.1856 возвратился в Европейскую Россию, прибыл в Москву — 25.3.1857, выехал в Киев и Тульчин — 2.4.1857, затем проживал у родственника своего, полковника Андрея Ивановича Барышникова, в его имении Алексине Дорогобужского уезда Смоленской губернии; разрешено периодически приезжать в Москву для лечения — 28.9.1857, разрешено приехать в Петербург — 30.12.1859, приобрел имение Вареево в Покровском уезде Владимирской губернии — 7.5.1858. Умер в Москве, похоронен на Пятницком кладбище. Мемуарист и публицист.
Жены: первая — княжна Мария Михайловна Мещерская (ум. 1825), вторая (с 27.8.1839) — дочь подпоручика туринской инвалидной команды Мария Елисеевна Маврина (1821—1846), в 1844 она в результате семейной драмы поступила в Екатеринбургский женский монастырь, 29.8.1844 покинула монастырь и вернулась к мужу, и третья (с марта 1847, в Омске) — Ольга Ивановна Медведева (р. 1814, урожденная Менделеева, сестра Д.И. Менделеева). Дети: от первого брака дочь Софья (в 1826 ей 1 год), воспитывалась у тещи княгини Мещерской, крестница П.Д. Киселева; от второго брака сыновья: Александр (р. в апреле 1840 и вскоре умер) и Василий (15.10.1841 — 18.7.1842). Братья: Александр, отставной поручик, жил в Покровском уезде Владимирской губернии и Иван (в 1857 их обоих не было в живых). В семье Басаргиных воспитывалась дочь декабриста Н.О. Мозгалевского Пелагея («Полинька»), впоследствии жена П.И. Менделеева.

увеличить

+4

14

Anabelle написал(а):

У нас в роду был декабрист Николай Басаргин

Хорошо, что память о нём есть сейчас и у нас в Шервудском лесу.

+3

15

У нас в Якутске есть могила Анны Гавриловны Бестужевой, родственницы декабриста Бестужева. Правда, она разрушена...
Сейчас восстанавливают церковь, на змле которой находится эта могила.

+2

16

Евгения
Это та самая Анна Гавриловна Бестужева, о печальной судьбе которой поведали в "Гардемаринах"?

+1

17

vanessa написал(а):

Прошу простить меня. Возьму в библиотеке книги про миниатюры Пушкинского музея и тогда отсканирую миниатюру к изображением Камиллы.

Выполняю своё обещание. Вот репродукция той миниатюры из музея А.С. Пушкина, по которой я и писала своё стихотворение.

http://s57.radikal.ru/i155/0908/2f/e0da9cc880fe.jpg

Отредактировано vanessa (2009-08-27 16:58:29)

+3

18

Благородные цареубийцы - наверное, такой же почти оксюморон, как и благородный разбойник, но ведь действительно это так. В 70-80-е годы народники устроили самую настоящую охоту на Александра II, царя-освободителя, прогрессивного во всех отношениях человека, и достигли своего. А потом большевики... Как-то всё меньше и меньше благородства у цареубийц.
А что касается декабристов, то конечно в школе мы их считали героями. Чтобы понять логику жён сосланных в Сибирь, наверное, стоит почитать Куприна - я вот сейчас закрываю этот позорный пробел в своём образовании. :)

+1

19

Восстание декабристов 14 декабря 1825 года было подготовлено десятилетним существованием тайной организации и имело определенную политическую программу, направленную против самодержавия и крепостного права, но восставшие потерпели поражение.
Декабристы были показательно наказаны. Более ста из них были сосланы па каторгу в Сибирь. Солдаты, участвовавшие в восстании, были прогнаны сквозь строй и направлены в действующую армию на Кавказ, а пятеро декабристов — Рылеев, Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин и Каховский — повешены.
Унылой жизнью захолустного уездного городка жил Ялуторовск в 1826 году, когда, закованные в кандалы, в сопровождении жандармских фельдъегерей, в августе-сентябре через него проезжали па каторгу декабристы. И никто, конечно, и не подозревал, что этот уездный городок станет для некоторых местом поселения на долгие годы, а для иных и последним пристанищем.

После окончания каторжных работ в Восточной Сибири многих декабристов расселяли по Тобольской губернии. В конце концов основная часть их сосредоточилась в Тобольске, Ялуторовске и Кургане.

С 1829 по 1856 год на поселении в Ялуторовске находились девять декабристов. А это были образованнейшие люди России, герои Бородино, участники создания «Союза спасения» (1816 г.), члены «Союза благоденствия» (1818 г.) М.И.Муравьев-Апостол, И.Д.Якушкин, участник первой декабристской организации «Священная артель», лицейский друг А.С.Пушкина - И.И.Пущин, один из трех директоров Северного тайного общества Е.П.Оболенский, члены Южного тайного общества, участники Отечественной войны 1812 года, полковники В.И.Враницкий, В.К.Тизенгаузен, подполковник А.В.Ентальцев, член «Союза благоденствия» и Южного тайного общества, поручик Егерского полка, старший адъютант Главного Штаба Н.В.Басаргин, член Южного тайного общества барон А.И.Черкасов.

Добрый след оставили они в истории Ялуторовска. Декабристы лечили местных жителей, вели научные исследования по ботанике и метеорологии, этнографии. Василий Карлович Тизенгаузен вырастил сад. По инициативе Ивана Дмитриевича Якушкина, и при поддержке протоиерея Степана Яковлевича Знаменского, а так же ялуторовских купцов Н.Я.Балакшина, И.П.Медведева, Н.Ф.Мясникова и других в городе были открыты две школы: в 1842 году - всесословная школа для мальчиков, а в 1846 году - первая в Сибири школа для девочек.

памятник декабристам

http://s003.radikal.ru/i203/1002/0f/4c527c04acb0.jpg

Дом Муравьева - Апостола Матвея Ивановича, в котором он жил с 1836 по 1856 гг., первая четверть XIX в.

http://i037.radikal.ru/1002/5b/5c9926a97974.jpg

Здание школы для девочек, открытой по инициативе декабристов в 1846 году, устав которой был составлен Свистуновым Петром Николаевичем и где преподавал Якушкин Иван Дмитриевич, 1850 г.

http://i054.radikal.ru/1002/21/9d152698062e.jpg

+3

20

Помнится, когда мы бегом почти проходили сию тему в школе на уроках истории, класс разделился на тех, кому все равно, история - не их предмет потому что, и на тех, кто считал, что погуляли неплохо, но прокатились до Сибири - стало быть, план был так себе у "этих, которые в декабре". А мы, девочки, сидели и говорили, что жены этих самых - самое интересное. Подумать только, дворянские, вечно оберегаемые и не ведавшие нужды женщины едут в Сибирь, хотя им пообещали много жуткого, пожалуй, самое страшное - что не увидят детей, а если будут новые дети там, в этой странной и мрачной Сибири, то станут таковые дети государственной собственностью. Крепостыми короны. Читала о женщинах, читала о том, какую пользу принесли они и их мужья здесь, в моей Сибири. И думала, думала, думала...

0


Вы здесь » Sherwood Forest » Новое время » Декабристы