Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

В Шервуде началось лето! Приглашаем поучаствовать во флэшмобе!

И заканчивается Пасхальный конкурс-2017!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » "Властелин колец", "Сильмариллион", "Хоббит, или туда и обратно"


"Властелин колец", "Сильмариллион", "Хоббит, или туда и обратно"

Сообщений 1 страница 20 из 449

1

Изначально Толкин не собирался писать продолжение к «Хоббиту» (которым фактически является роман «Властелин Колец»). Однако, 15 ноября 1937 года во время обеда с владельцем издательства, опубликовавшего "Хоббита", - Стэнли Анвином, он получил предложение представить для рассмотрения другие произведения. Рецензент издательства отклонил направленный "Сильмариллион", хотя отозвался о нём положительно. Ободрённый этим Толкин начал писать продолжение "Хоббита" и уже 16 декабря 1937 года в письме к издателю сообщил о первой главе новой книги.

Целью Толкина было создать английский эпос. На Толкина произвела тяжёлое впечатление Первая мировая война, а также индустриализация Англии, по его мнению, разрушившая ту Англию, которую он знал и любил. Поэтому «Властелину колец» присущ пассеизм (тоска по прошлому).

Толкин был оксфордским филологом, хорошо знакомым со средневековыми мифами Северной Европы, такими как «Сага о Хервараре» (англ. Hervarar saga), «Сага о Вёльсунгах» (англ. Völsunga saga), «Беовульф», а также с другими староскандинавскими, староанглийскими и средневековыми английскими текстами. «Властелин колец» был вдохновлён и другими литературными источниками, например, легендами Артуровского цикла и финским эпосом «Калевала» .

Создание английского эпоса часто обсуждалось на встречах Толкина с Инклингами (литературная дискуссионная группа в Оксфордском университете, на еженедельных встречах этой группы обсуждались исландские мифы и их собственные неопубликованные сочинения). Толкин согласился с одним из членов этой группы, Клайвом Льюисом (англ. Clive Staples Lewis), что в отсутствие английского эпоса необходимо его создать самим.

Параллельно с этими дискуссиями, в декабре 1937 года Толкин начал «нового Хоббита». После нескольких неудачных попыток, история начала набирать обороты, из простого продолжения «Хоббита» превратившись скорее в продолжение неопубликованного «Сильмариллиона». Замысел первой главы возник сразу в готовом виде, хотя причины исчезновения Бильбо, идея о важности Кольца Всевластья и название романа прояснились только к весне 1938 года. Сначала Толкин хотел написать ещё один рассказ, в котором Бильбо, истратив все свои сокровища, пустился в новые приключения, но, вспомнив кольцо и его силу, решил вместо этого написать о нём. В начале главным героем был Бильбо, но потом автор решил, что история слишком серьёзная для такого комичного и весёлого персонажа. Толкин рассматривал возможность отправить в путешествие сына Бильбо, но возникали вопросы: где была его жена? Как Бильбо отпустил сына в столь опасное путешествие? В итоге Толкин решил продолжить традицию древнегреческих легенд, в которых артефакт, обладающий магической силой, получает племянник главного героя. Так возник хоббит Фродо Бэггинс.

Будучи перфекционистом, Толкин писал медленно. Его литературная работа часто прерывалась академическими обязанностями, в частности, Толкин должен был экзаменовать студентов (даже первая фраза «Хоббита» — англ. «In a hole in the ground there lived a Hobbit» — была написана на чистой странице экзаменационной работы одного из студентов). В течение большей части 1943 года Толкин не работал над текстом, но продолжил работу в апреле 1944. Главы из романа Толкин посылал своему сыну Кристоферу, служившему в Африке в английских ВВС, и Клайву Льюису. В 1948 году история была завершена, но до 1949 года продолжалось редактирование ранних частей «Властелина колец».

Толкин предложил «Властелина колец» издательству Allen & Unwin. По замыслу Толкина, одновременно с «Властелином Колец» следовало опубликовать «Сильмариллион», но издательство воспротивилось. Тогда в 1950 году Толкин предложил своё произведение издательству Collins, но сотрудник издательства Мильтон Уолдмен (Milton Waldman) заявил, что роман «остро нуждается в урезании». В 1952 году Толкин снова написал в Allen & Unwin. В частности, он писал «я с радостью рассмотрю возможность публикации любой части текста». Издательство согласилось опубликовать роман целиком и без «урезаний». Из-за задержек в создании карты Средиземья и приложений, роман был напечатан лишь в 1954—1955 годах.

Из-за нехватки бумаги в послевоенное время, издатели попросили Толкина разбить роман на 6 книг, не имеющих названий. Потом для удобства они были попарно объединены издателем в три части, которые были названы «Братство кольца» (или «Содружество кольца» или «Хранители», англ. The Fellowship of the Ring; книги 1 и 2), «Две крепости» (или «Две башни» или «Две твердыни», англ. The Two Towers; книги 3 и 4), и «Возвращение короля» (или «Возвращения государя» англ. The Return of the King; книги 5 и 6, приложения). Три части были изданы в Англии 29 июля 1954 года, 11 ноября 1954 года и 20 октября 1955 года, и несколько позже в США. Задержка с изданием последней части была вызвана, в частности, спорами по поводу её названия. Толкину не нравилось «Возвращение короля» и он предложил назвать эту часть «Война за кольцо», но издатели воспротивились и настояли на своём варианте. Следует отметить, что сам автор был против разделения своего романа на эти части и согласился на этот шаг лишь когда ни одно издательство не согласилось печатать книгу целиком. Дело здесь было и в нехватке бумаги, и в уменьшении цены первого тома, и в оценке успешности серии. По договору автор не получал ничего, но после того, как затраты на издание книги окупятся, автор получал значительную долю от продаж. Роман снабжён обширными приложениями о построенном Толкином мире Средиземья (в некоторых переводах Средьземелье, англ. Middle-earth). Существует версия, что целью работы Толкина в целом было формирование нового английского эпоса на базе эпических произведений германских народов, населявших Северную Европу, включая «Старшую Эдду» и другие.

С тех пор «Властелин колец» стали называть трилогией. Толкин и сам использовал этот термин, хотя в других случаях говорил, что это неправильно. Роман издавался различными издателями в одном, двух, трёх, шести или семи томах.

В начале 1960-х, Дональд А. Воллхейм (англ. Donald A. Wollheim), редактор из отдела фантастики издательства Ace Books, обнаружил, что в США роман не защищён копирайтом. Причина в том, что в первом издании в США использовались страницы, отпечатанные в Англии для английского издания. В США было опубликовано новое издание «Властелина колец», без разрешения автора и без выплаты ему какого бы то ни было вознаграждения. Толкин довёл эту историю до сведения своих американских читателей. Поклонники Толкина были так возмущены, что издательство вынуждено было свернуть продажу книг и выплатить автору номинальное вознаграждение (гораздо меньшее, чем он получил бы при нормальном издании книги).

После этого, однако, книга была выпущена в США с разрешения Толкина издательством Ballantine Books. Это издание имело ошеломляющий коммерческий успех. К середине 1960-х годов «Властелин колец» стал культурным феноменом. Для этого издания (известного как второе издание «Властелина колец») Толкин сделал ряд изменений в тексте, благодаря чему оно стало защищено авторским правом в США. Роман переведён на десятки языков, причём Толкин, эксперт в филологии, часто сам проверял качество перевода. Благодаря роману резко выросла популярность жанра фэнтези. Он оказал большое влияние на настольные и компьютерные ролевые игры.

На русский язык «Властелин колец» впервые переведён в 1976 году А. А. Грузбергом. Сейчас издано около семи разных переводов книги (в это число не входят вольные пересказы, неполные переводы и неизданные переводы), широко известен перевод А. А. Кистяковского и В. С. Муравьёва, который, по мнению критиков, обладает весьма сочным, хотя и несколько вульгаризованным языком и образным и ярким переводом поэтических строк.[1] Книга стала широко известна в СССР в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Ролевые игры на местности в СССР тоже возникли в среде толкинистов. Сейчас союз Толкинистов имеет очень массовое распространение, как в России, так и за её пределами.

Это взято с "Википедии".

+6

2

Переводы и пересказы на русский язык

Проблема перевода на русский язык является особой темой. Многие имена и географические названия в оригинальном тексте имеют староанглийские, валлийские и скандинавские корни, являющиеся во многом понятными для носителей современного английского языка, но для русскоговорящих читателей данная связь может быть неочевидной.

Самым известным из переводов «Властелина Колец» на русский язык является перевод В. Муравьёва и А. Кистяковского. Он стал знаменит своей тотальной русификацией «говорящих» имен (порой ради живописности даже идущей вразрез с буквой автора, чтобы лучше передать его дух). Так «Шагающий» (Strider) стал Бродяжником, «Червивый язык» (Wormtongue) стал Гнилоустом, а Сэм Гэмджи (Gamgee) стал Сэмом Скромби с явным намёком на его скромность. Также существует так называемый «Академический перевод» Марии Каменкович и В. Каррика при участии Сергея Степанова. Данный перевод стал первым и единственным русскоязычным изданием, снабжённым полными (около 200 страниц) комментариями переводчиков. Этот перевод отличается ещё и тем, что не русифицирует книгу, а скорее адаптирует её под российские реалии (яркий тому пример — замена страны хоббитов Shire (Шир, Шайр, Хоббитания, Графство) на Заселье.) Первым советским переводом считается перевод пермского лингвиста А. Грузберга, сделанный в 1977—1978. Также известны переводы:
Перевод Л. Л. Яхнина;
Перевод Н. В. Григорьевой и В. И. Грушецкого (перевод стихов И. Б. Гриншпун);
Перевод В. А. М. (В. А. Маториной);
Перевод В. Волковского, В. Воседого и Д. Афиногенова;
Перевод И. И. Мансурова (1 и 2 часть);
Пересказ З. А. Бобырь (первый в СССР, сделанный ещё в 1960-е, изданный в 1990 «СП Интерпринт»), в котором текст урезан втрое и отсутствуют стихи. Название романа переведено как «Повесть о кольце».

Существует также книга «Толкин русскими глазами» Марка Т. Хукера, в которой анализируются все переводы Толкина на русский язык.

+5

3

спасибо за тему :)

0

4

Общаясь с разным народом, я заметила одну вещь: обычно те, кто упоенно перечитывает Толкиена, абсолютно равнодушны к истории про Гарри Поттера. А те, кто любит Роулинг, не воспринимают Толкиена. Парадокс.
Есть, правда, и те, кто терпеть не может и того, и другую.

0

5

Да, здорово!! Перевод Муравьева любим навеки в силу эффекта первого прочтения :).  А те, кто первым прочел перевод Григорьевой и Грушницкого, те Муравьевский обычно, весьма не любят.. И наоборот.

0

6

Я читала в разных переводах. Но вот не могу сейчас навскидку вспомнить, какой меня зацепил больше. Надо в книги лезть.

0

7

Я читала тоже в разных переводах.... Мне нравится весь Толкиен. У него очень философские произведения с множеством пластов..Как кристаллы -с какой грани посмотришь, то и увидишь...
Мне нравился первод где Фродо -Бэггинс. А деревья-Онты.

0

8

Ага. И мне тоже этот перевод! Кто автор?

А стихи Толкиена нравятся?

0

9

ЕвгенияВот не помню автора((((
НЕт стихит нет -я не люблю стихи ничьи и ни в каком виде)))))))))

0

10

У Толкиена есть неплохое стихотворение "Гоблин".

0

11

Гоблины в произведениях Толкиена

Гоблины — "неотъемлимые персонажи многих произведений Дж.Р.Р.Толкина, выполнявшие в них весьма различные функции.

Насколько нам известно, в творчестве Толкина термин "гоблины" впервые появился в стихотворении "Шаги гоблинов" (Goblin Feet), родившемся в апреле 1915 г. Это стихотворение он написал для Эдит, которой нравились "весна, цветы, деревья и крошечные эльфики" (124). В нем описаны миниатюрные сказочные существа, спешащие куда-то по своим волшебным делам по ночной дорожке. Существа, настолько симпатичные и загадочные, что поэт всей душой стремится им вослед. В стихотворении использовано несколько различных наименований этих существ: гоблины (goblins), гномы (gnomes) и лепреконы (leprechauns). Можно было бы предположить, что разговор в каждом случае идет о разных существах, входящих в одну компанию, однако, древне-английский заголовок данного стихотворения (Cuma? ?a Nihtielfas) дословно переводится как "Шаги ночных эльфов", что свидетельствует о том, что по крайней мере эти два термина в рамках данного стихотворения являются синонимами. По-видимому, в начале своей творческой деятельности Дж.Р.Р.Толкин не проводил особых разграничений между различными представителями волшебного народца и, подобно многим писателям-сказочникам Западной Европы, представлял их в виде маленьких насекомоподобных крохотулек. Однако вскоре точка зрения Толкина на гоблинов, как и на миниатюрность волшебного народца, начала претерпевать радикальные изменения, и в конце жизненного пути в 1971 г. он говорит о своем раннем поэтическом опыте едва ли не с досадой: "Хотелось бы мне на веки вечные похоронить злосчастный стишок, воплощающий все то, что я (очень скоро) пламенно возненавидел" (125).

В начале воплощения своего грандиозного замысла Мифологии для Англии Толкин отводил термину "гоблин" чрезвычайно важное место. В самых ранних набросках к Словарю квэнья (весна 1915 г.) он расшифровывает слово "noldo" как "гоблин", а термин "noldomar" соответственно как "земля гоблинов", таким образом, гоблинами первоначально назывались те существа, которые известны нам по поздним текстам Профессора как эльфы нолдор (Qenya Lexicon). И лишь впоследствии вместо термина "гоблин" Толкин стал использовать слово "гном" (gnome), а гоблинами стал называть иных созданий.

Уже в первых из сохранившихся текстах "Книги утраченных сказаний" гоблины представлены в качестве злых существ, иначе называемых орками. Вместе с прочей нечистью (дварфами, ограми и великанами) они были созданы Мэлько и исполняли его волю и волю его ближайших слуг.

Работая над "Хоббитом" (ок. 1930), десткой сказкой, которая первоначально не имела ничего общего с легендариумом Арды, Толкин ввел гоблинов и в это произведение. "Такие истории... прорастают подобно семечку в темноте из лиственного перегноя, накопившегося в уме" — говорил Профессор, и, как отмечает Х.Карпентер, "мы еще можем различить очертания кое-каких отдельных листьев: поход в Альпы в 1911 году, злые гоблины из книг о Курди Джорджа Макдональда" (124). Да, "точкой кристаллизации" для создания образа гоблинов, по всей видимости, послужили сказки англо-шотландского детского писателя Джорджа Макдональда (1824-1905) "Принцесса и гоблин" (1872) и "Принцесса и Курди" (1883), которые Толкин хорошо знал и очень любил в детстве (124). Макдональд подробно описал удивительный народ, живущий в горных пещерах. Люди именовали их гоблинами, но некоторые называли их гномами (gnomes), а кое-кто — кобольдами.

О происхождении этого народа Макдональд сообщает следующее. Некогда они жили на поверхности земли и были очень похожи на других людей. Но король, владыка тех земель, по какой-то причине стал обходиться с ними с излишней суровостью. То ли он обложил их слишком тяжкими, по их мнению, налогами, то ли потребовал от них выполнения ритуалов, которые им не нравились, как бы то ни было, все они однажды исчезли. Однако, вместо того чтобы уйти в какую-нибудь другую страну они нашли убежище в подземных пещерах, откуда выходили лишь по ночам, чтобы не попадатья на глаза людям.

Живя вдали от солнца, в холодных, сырых и темных пещерах в течение нескольких поколений, гоблины Макдональда значительно изменились. Хотя они оставались вполне антропоморфными, внешность их стала причудливой и даже гротескной. Они невысоки и непропорционально сложены, самый рослый и статный из них имеет рост в четыре фута (122 см), а в ширину 3,5 фута. Пальцы рук у них короткие и толстые, без ногтей. На ногах же у большинства из них вовсе нет пальцев. Те же из них, что имеют пальцы на ногах, стыдятся этого и всячески стараются скрывать этот факт. Ступни у них очень мягкие, нежные и уязвимые, но несмотря на это они не носят обуви, считая это немодным. Лишь королева в знак своего достоинства ходит в тяжелых гранитных башмаках, по форме напоминающих французские сабо (на самом деле они нужны ей для того, чтобы скрыть свое уродство — у нее на ногах растет по шесть пальцев). Лица гоблинов Макдональда так же уродливы, как и их тела. Об этом можно судить по описанию внешности королевы: утолщенный на конце нос, глаза расположены ассимитрично, рот маленький, но когда она улыбается, растягивается от уха до уха, а уши расположены возле щек.

Приспособившись к жизни под землей, представители этого народа стали весьма выносливыми существами. Они могли обходиться без пищи целую неделю и при этом не теряли сил. Они также сумели значительно развить свои знания и умения, стали хитрыми и изобретательными и научились создавать такие вещи, которые ни один смертный не имел возможности сделать.

Они умели пользоваться огнем, жгли костры и освещали пещеры с помощью факелов, занимались горными работами, рыли и бурили тоннели, а также добывали камни и металлы, хотя и никогда не торговали ими. Работали они всегда только по ночам, чтобы как-нибудь ненароком не столкнуться с людьми. Днем же они спали. В своих пещерах гоблины Макдональда содержали разнообразных животных, предками которых были некоторые домашние животные, а также лисы, волки и маленькие медведи. Со временем эти животные неузнаваемо изменились внешне, а некоторые из них даже стали в чем-то походить на человека. Люди, мельком видевшие в горах странных уродливых животных, частенько принимали их за гоблинов, и по-видимому, в основном именно такими случаями можно объяснить рассказы о чрезвычайной уродливости гоблинов Макдональда, которые все-таки не настолько сильно отличались от людей, насколько говорится в некоторых описаниях. Своих овец гоблины выводили по ночам пастись на открытом воздухе, но только в наименее посещаемых и самых труднодоступных участках гор. Питались гоблины, по-видимому, в основном мясом, но иногда им удавалось добывать на близлежащих людских фермах сливки и сыр, которые считались у них деликатесами.

Гоблины Макдональда жили моногамными семьями в отдельных пещерах с несколькими помещениями. Их общественное устройство, насколько это можно понять из текста книги, было достаточно простым. Основу общества составляли, по-видимому, лично свободные гоблины, во всяком случае, понятия "рабство" у них не отмечено. Во главе государства стоял король, власть которого передавалась по наследству. В решении государственных вопросов ему помогал канцлер и другие члены правительства. В обсуждении же государственных вопросов принимали участие и простые гоблины.

Гоблины Макдональда не были абсолютно злыми существами, у них осталось достаточно привязанности друг к другу, чтобы не проявлять жестокость ко всем, кто им попадется, ради самой жестокости. Тем не менее, они постоянно лелеяли старинную наследственную неприязнь к тем, кто занял их прежние владения и особенно к потомкам того короля, который стал причиной их изгнания. Поэтому гоблины пользовались любым удобным случаем чтобы досадить людям и действовали при этом весьма изощренными, хитрыми и коварными методами, какие только могли выдумать. К людям они относились не только неприязненно, но даже презрительно, считали их слабыми и недостаточно выносливыми. Внешность людей они считали ущербной, особым насмешкам с их стороны подвергалась такая отличительная особенность людей, как пальцы на ногах. Однако, следует отметить существование брачных союзов между гоблинами и людьми. Так, первой женой короля гоблинов была женщина из людей, которую король любил и почитал. После рождения сына женщина умерла, оставив в наследство принцу три пальца на ногах (один на одной ноге и два на другой), а последующим королевам — традицию носить обувь. Хотя гоблины и считали эту женитьбу самым глупым поступком короля, наследный принц тоже пожелал себе в жены девушку из людей — ни много ни мало, как принцессу.

После неудачи с похищением принцессы много гоблинов погибло во время наводнения пещер. Большая часть спасшихся вскоре покинули страну. Те же, кто остался, со временем приобрели более мягкий характер и стали очень похожи на шотландских брауни. Их черепа стали мягче, как и их сердца, а ступни ног стали тверже, и постепенно они стали более дружественны к жителям гор и даже к рудокопам.

Из приведенного описания видно, что гоблины из "Хоббита" и гоблины Макдональда в самом деле имеют много общих черт. Сам Толкин об этом писал:

"они не являются полностью моим изобретением — многое, я думаю, почерпнуто из традиции гоблинов у Джорджа Макдональда, за исключением мягких ступней, в которые я, кстати, и не верил никогда."

+1

12

Однако развитие "Хоббита" постепенно вело к его срастанию с легендариумом Арды, гоблины обретали все новые пугающие черты и из вредного, но довольно забавного, народца превращались в армию злобных и яростных солдат Врага, иначе называемых орками. В конце концов результирующий образ очень далеко ушел от образа гоблинов Макдональда, что дало Толкину основание утверждать:

"лично я предпочитаю слово "орки" — ведь у меня и правда выведены орки, а никакие не гоблины; кроме того, к гоблинам Дж.Макдональда они никакого отношения не имеют."

Letters, №151

Гоблины присутствуют и в некоторых из так называемых "малых" произведений Толкина. Так в сказке "Роверандом" песик, превращенный злым волшебником в игрушку, встречает в своих странствиях множество причудливых созданий, и, в частности, крохотных морских гоблинов, которые катаются верхом на морских коньках, охотятся на рыб, дерутся и постоянно враждуют с морскими фэери, а во время бури любят выплывать на берег и резвиться в прибое.

В "Письмах Рождественского Деда" гоблины обитают в пещерах на Северном Полюсе. Эти каверзные создания воюют с Дедом Морозом и воруют у него подарки. Они ездят на летучих мышах и на драсилях (карликовых лошадях, похожих на таксу). Стены их пещер украшены множеством рисунков, изображающих, в основном, их самих, и надписей, имеющих отношение к черной магии.

0

13

Пардон, стихотворение называется "Шаги гоблинов"
Мне вновь туда пора,
Где, разгоняя мрак,
Волшебные фонарики сверкают,
Где шелестит трава,
Колышется листа
И птахи меж деревьями порхают.
Жужжат в ночи жуки,
И вьются мотыльки,
К огням чудесным издали влекомы.
Вот лепрехун извлёк
Свой колдовской рожок:
Шагают по лесной дороге гномы.

О! мерцанье фонарей!
О! круженье светляков!
О! прозрачных, нежных крыльев трепетанье!
О! как лёгок каждый шаг -
лёгок звонок каждый шаг!
О! как сладко прикоснуться к тайне!

Крадусь за ними вслед.
Вожатый - лунный свет
Манит, с пути мне не давая сбится.
Чу! Сладостный напев
Звучит в тени дерев,
Где ручеёк проворный серебрится.
Но нет, мне не успеть,
Фигур не разглядеть -
Исчезли за ближайшим поворотом.
Куда же вы, друзья?
На сердце у меня
Тоскливо так, признаться, отчего-то.

О! тропа в Лесной глуши!
О! мгновенье волшебства!
О! продлить его, продлить - да только нечем!
О! как звонок каждый шаг -
звонок, лёгок каждый шаг!
О! как жаль, что мимолётна встреча!

+1

14

С чем связан для Толкиена образ Галадриэли? С сайта "Мир фэнтези".

Несмотря на то, что Гимли обычно проявляет свойственную гномам суровость, он обнаруживает мягкость характера, когда дело касается Галадриэли. Он восхищается ею и ничего не может с собой поделать. Можно даже сказать, что он преклоняется перед ней так, как преклоняются перед матерью. И это вполне естественно. Образ Галадриэли имеет явные связи с образами матерей, воспетых в легендах и вошедших в историю.

Женщина как олицетворение природы

Изначально роль Галадриэли в Средиземье состоит в том, что она создаёт и оберегает обитель эльфов - Кветлориэн. Это делает её, если использовать выражение антропологов, матерью-землёй. Начиная с самых ранних мифов богини, олицетворяющие мать-землю, наделялись способностью порождать и поддерживать жизнь. Таковы египетская Изида; Иштар, которую почитали ассирийцы; Гея, Гера и Деметра, чьему покровительству вверяли себя греки; Майя, Церера и другие божества, которым поклонялись римляне. Подобный образ матери-земли присутствует в мифологии всех народов мира. Лишь немногие культуры отводят такую роль мужским божествам: показательно, что перед супругом Галадриэли Кэлеберном, не стоит задача защищать Кветлориэн.

О мать, где ты?

Однако Толкиен, будучи благочестивым католиком, придал Галадриэли ещё и черты совсем другой матери, чей образ был так важен для него, - святой Девы Марии, матери Иисуса Христа. Мария для Толкиена, как и Галадриэль для Фродо и его товарищей, символизировала божественное сострадание и мудрость. Хранители преклоняются перед ней, и она проникается любовью к ним. "Сверкающие сокровища Морийского царства меркнут пред красотою Лориэнской владычицы!" - говорит Гимли, растроганный её добротой. В толкиеновском Средиземье Галадриэль была не первым персонажем, который можно сравнить с Марией. В созданных писателем легендах (впоследствии составивших книгу "Сильмариллион") подобная роль отводилась Варде, одной из самых могущественных валаров - ангельских духов, создавших Средиземье. (Именно Варду призывают на помощь персонажи Толкиена, восклицая:" О Элберет! Гилтониэль!") Эльфы так же преклоняются перед Вардой, как Гимли и Фродо - перед Галадриэлью. Однако Толкиен стремился максимально, насколько это было возможно, вывести Валаров за рамки действия "Властелина Колец", это в полной мере относится и к Варде. Поэтому значение Галадриэли разрастается до таких пределов, что она в какой-то степени начинает играть роль Марии. Интересно отметить, что, даже исключив из сюжета Варду, Толкиен инстинктивно связал с Братством образ матери.

Другая Мария

Образ Девы Марии оказал большое влияние на работу Толкиена над таким персонажем, как Галадриэль, однако писатель этим не ограничился. История другого библейского персонажа, так же носящего имя Мария, приоткрывает иные существенные черты характера Галадриэли. В юности Галадриэль восстала протов Валаров, теперь она раскаивается в этом, и её раскаяние очень важно для сюжета эпопеи: если бы она всё ещё таила мятежные замыслы, она могла бы согласиться принять Кольцо, которое предлагал ей Фродо, ведь оно сделало бы её невероятно могущественной. (Она знает, что, отказавшись взять Кольцо, многим рискует. Если Фродо уничтожит его, её собственное Кольцо утратит всю свою силу и убежище, созданное ею для эльфов, исчезнет. А если Фродо не сумеет исполнить свою миссию, Саурон вернёт Кольцо себе, что будет ещё хуже. И в том, и в другом случае её отказ от Кольца - это жертва.) Толкиен называет её "раскаявшейся" - так католики говорили о людях, которые сожалеют о совершённых ими грехах. Она подобна библейской Марии Магдалене - знаменитой раскаявшейся грешнице, которая уверовала во Христа и стала его спутницей до последних дней. И, подобно Марии Магдалене, Галадриэль, отказавшись принять дар Фродо, получает прощение от Валаров.

+2

15

http://tolkien.olmer.ru/arhiv/Slovar_pr1.htm#up

Здесь словарь эльфийских языков

+3

16

Во-первых, спасибо за тему  :)  Большое спасибо.
Во-вторых:

Евгения написал(а):

заметила одну вещь: обычно те, кто упоенно перечитывает Толкиена, абсолютно равнодушны к истории про Гарри Поттера. А те, кто любит Роулинг, не воспринимают Толкиена. Парадокс.
Есть, правда, и те, кто терпеть не может и того, и другую.

Я, кажись, исключение - люблю и то, и другое. Но Толкиновский мир мне ближе.

Мне нравился первод где Фродо -Бэггинс.

Вроде, это перевод М. Каменкович и В. Каррика ...
Мне больше всего нравится вариант Н. Григорьевой и В. Грушецкого.

0

17

Хочу сделать вот сравнительный анализ имен в разных переводах, не знаю, как таблицу сделать. Эх... Чайник.

0

18

Евгения (шепотом) проси sherwoodcat, она все-все знает :)

0

19

Евгения написал(а):

сравнительный анализ имен в разных переводах

Сравнительный анализ  ;)

+1

20

Евгения, спасибо, что вспомнила Толкиена. :)

Евгения написал(а):

обычно те, кто упоенно перечитывает Толкиена, абсолютно равнодушны к истории про Гарри Поттера.

Вот это точно про меня, на все сто процентов! Сколько бы не нахваливали мне Гарри Поттера знакомые, ну не могу я к нему подступиться и все тут. Я считаю, что Поттериана ориентирована в первую очередь на детей, это сказка, а ВК - другого уровня книга, я, вероятно, навсегда переросла Гарри Поттера, мне это не интересно, там размаха не хватает, эпичности что-ли. Хотя знаю многих взрослых, в том числе и своих знакомых, которые с упоением читают книги Роулинг, а вот к ВК они относятся по-разному - кто-то на дух не переносит, а кто-то с удовольствием читает и перечитывает.

0


Вы здесь » Sherwood Forest » Литература » "Властелин колец", "Сильмариллион", "Хоббит, или туда и обратно"