Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
Внимание-внимание!

В Шервуде началось лето! Приглашаем поучаствовать во флэшмобе!

И заканчивается Пасхальный конкурс-2017!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Персонажи ROS » Назир (Nasir)


Назир (Nasir)

Сообщений 1 страница 20 из 152

1

Бывший сарацин барона де Беллема. Одна из самых таинственных фигур в отряде Робина. Почему он пошел за ним? Так и осталось загадкой.

Создается впечатление, что он довольно замкнут. Но нет сомнений, что он верный друг Робина и остальных шервудцев.

http://robinhood11.narod.ru/sorcerer/nazir71.jpg

+6

2

Классный скриншот!

+2

3

Да, кадр интересный. :)

0

4

http://s09.radikal.ru/i182/0908/e0/6bc9113a6b9d.jpg

+5

5

Назир, пожалуй, самый загадочный из персонажей. Немногословный, сильный, надежный, верный друг и прекрасный боец! Много было рассуждений по поводу того, как он оказался у Беллема, почему пришел в Шервуд. Я думаю, что приехал в Англию с Беллемом по одной простой причине, что ему элемнтарно приказали. А к Робину пришел потому, что это был его выбор, возможно он нашел то, что искал, увидев ребят: их дружбу,верность и возможность жить так, как он считает нужным! Он независим и загадочен, как Восток!
http://s41.radikal.ru/i093/0908/b3/2ecc68486e2c.jpg

+7

6

Образ Назира в сериале толком не раскрыт,только в "Заклятом враге" узнаем о том, что он - ассасин. Но кто это? Раскопав кое-какую информацию спешу поделиться ее с вами. Лично для меня многое в характере Назира и его поступков стало ясно. может кому эта информация будет полезной и интересной. Сначало о том, кто собственно такие "ассасины" и откуда они взялись.
Вопрос о том, кем на самом деле являлись ассасины, и сегодня волнует ученых. Исследования в этой области прошли большой путь, в ходе которого бытовавший прежде образ низаритов-исмаилитов как закрытой секты профессиональных убийц уступил место целостной картине истории самобытного государства, с не до конца выявленной иерархией и особой эзотерической идеологией, серьезно расходившийся с традициями ислама.
Корни исмаилитов-низаритов лежат в том размежевании последователей учения Мухаммеда, которое случилось практически сразу после его смерти. Тогда, в VIII в., ислам разделился на два направления – суннизм и шиизм. В нескольких предложениях разница между двумя этими течениями сводится к следующему. Сунниты считают, что религиозное лидерство пророка Мухаммеда неоспоримо и высшим и завершенным проявлением ислама является Коран. Хранителем же традиции и блюстителем универсальных законов общественного права, шариата, рассматривалась халифат-община. У шиитов, напротив, духовный наследник Мухаммеда, имам, считается главной фигурой религиозной власти. Более того: в качестве назначенного самим Мухаммедом преемником последнего имам имеет право толковать Коран. Одно из течений имамата составили исмаилиты, а одну из ветвей последнего – низариты, наши ассасины.
Низариты появились в начале 90-х гг. XI столетия, когда выходец из иранского Хоростана Хасан ас-Саббах решил обратить весь исламской мир в "истинную" веру имамата исмаилистского типа. Он захватывает высокогорную крепость Аламут и объявляет войну правящей тогда в Персии династии Сельджуков. Личности этого первого правителя низариты обязаны громкой молве о себе, не стихающей и поныне. О Хасане ас-Саббахе уже при его жизни ходили легенды: говорили, что он постоянно оставался дома, составляя письма и руководя военными и дипломатическими операциями. На протяжении всех лет он лишь дважды выходил из дома и дважды поднимался на крышу собственного дворца. До конца жизни – а умер он 90-летним стариком – ему удавалось скрывать от своих подданных сведения о своих болезнях и немощах. Старец Горы (вернее, первый из "старцев" – некоторых его преемников, а также вождей низаритов в Сирии латиняне называли таким образом) искренно считал, что захват и обращение в "истинную веру" близлежащих к Аламуту городов, а также утверждение низаритской доктрины в Сирии – лишь начало всеобщей революции против суннитских ценностей. Однако, судя по дошедшим до нас документам, поступки Хасана ас-Саббаха как вождя мало чем отличались от обычной практики враждующих друг с другом местных князьков-правителей. Все действия исмаилитов носили оборонительный характер – они рыли в окрестностях Аламута каналы с водой, укрепляли цитадель, свозили в крепость припасы и защищали ее от атак сельджукских армий. В тяжелый момент ас-Саббах отослал своих дочерей и жену в отдаленную крепость, где они пряли пряжу, и не вернул их назад. Говорят, что этот поступок стал прецедентом: после этого исмаилистские вожди, руководя военными действиями, никогда не держали при себе женщин, что отличалось от обычной мусульманской практики.
Благодаря фанатичной преданности своих агентов, Ибн Саббах был информирован обо всех планах врагов исмаилитов, правителей Шираза, Бухары, Балха, Исфахана, Каира и Самарканда. Однако организация террора была немыслима без создания продуманной технологии подготовки профессиональных убийц, безразличие к собственной жизни и пренебрежительное отношение к смерти которых делало их практически неуязвимыми.
В своей штаб-квартире в горной крепости Аламут, Ибн Саббах создал настоящую школу по подготовке разведчиков и диверсантов-террористов. К середине 90-х гг. XI века Аламутская крепость стала лучшей в мире академией по подготовке тайных агентов узкого профиля. Действовала она крайне просто, тем не менее, достигаемые ею результаты были весьма впечатляющи. Ибн Саббах сделал процесс вступления в орден очень сложным. Примерно из двухсот кандидатов к завершительной стадии отбора допускали максимум пять-десять человек. Перед тем, как кандидат попадал во внутреннюю часть замка, ему сообщалось о том, что после приобщения к тайному знанию обратного пути из ордена у него быть не может.
Одна из легенд гласит о том, что Ибн Саббах, будучи человеком разносторонним, имевшим доступ к разного рода знаниям, не отвергал чужого опыта, почитая его как желанное приобретение. Так, при отборе будущих террористов, он воспользовался методикой древних китайских школ боевых искусств, в которых отсеивание кандидатов начиналось задолго до первых испытаний. Молодых юношей, желавших вступить в орден, держали перед закрытыми воротами от нескольких суток до нескольких недель. Только самых настойчивых приглашали во внутренний двор. Там их заставляли несколько дней впроголодь сидеть на холодном каменном полу, довольствуясь скудными остатками пищи и ждать, порой под ледяным проливным дождем или снегопадом, когда их пригласят войти внутрь дома. Время от времени на внутреннем дворе перед домом Ибн Саббаха появлялись его адепты из числа прошедших первую степень посвящения. Они всячески оскорбляли, даже избивали молодых людей, желая проверить, насколько сильно и непоколебимо их желание вступить в ряды хашашинов. В любой момент молодому человеку позволялось подняться и уйти восвояси. Лишь прошедшие первый круг испытаний допускались в дом Великого Владыки. Их кормили, отмывали, переодевали в добротную, теплую одежду… Для них начинали приоткрывать «врата иной жизни».
Ассасины отбирали в свои боевые группы физически сильных молодых людей. Предпочтение отдавалось сиротам, поскольку от ассасина требовалось навсегда порвать с семьей. После вступления в секту его жизнь всецело принадлежала «Старцу Горы», как называли Великого Владыку. Правда, в секте хашашинов они не находили решения проблем социальной несправедливости, зато «Старец Горы» гарантировал им вечное блаженство в райских садах взамен отданной реальной жизни.
Ибн Саббах придумал довольно простую, но чрезвычайно эффективную методику подготовки так называемых «фидаинов». «Старец Горы» объявил свой дом «храмом первой ступени на пути в Рай». Существует ошибочное мнение, что кандидата приглашали в дом Ибн Саббаха и одурманивали гашишем, отчего и пошло название ассасин. Как уже говорилось выше, на самом деле, в ритуальных действах низаритов практиковался опиумный мак. А приверженцев Саббаха прозвали «гашишшинами», то есть «травоедами», намекая на характерную для низаритов бедность. Итак, погруженного в глубокий наркотический сон, вызванный опиатами, будущего фидаина переносили в искусственно созданный «райский сад», где его уже ожидали смазливые девы, реки вина и обильное угощение. Окружая растерянного юношу похотливыми ласками, девушки выдавали себя за райских девственниц-гурий, нашептывая будущему хашашину-смертнику, что он сможет сюда вернуться как только погибнет в бою с неверными. Спустя несколько часов ему опять давали наркотик и, после того как он вновь засыпал, переносили обратно. Проснувшись, адепт искренне верил в то, что побывал в настоящем раю. С первого мига пробуждения реальный мир терял для него какую-либо ценность. Все его мечты, надежды, помыслы были подчинены единственному желанию вновь оказаться в «райском саду», среди столь далеких и недоступных сейчас прекрасных дев и угощений.
Стоит заметить, что речь идет об XI веке, нравы которого были настолько суровы, что за прелюбодеяние могли просто-напросто забить камнями. А для многих малоимущих людей, ввиду невозможности заплатить калым за невесту, женщины были просто недосягаемой роскошью.
Кроме «идеологической подготовки», ассасины очень много времени проводили в ежедневных изнурительных тренировках. Будущий ассасин-смертник был обязан прекрасно владеть всеми видами оружия: метко стрелять из лука, фехтовать на саблях, метать ножи и сражаться голыми руками. Он должен был превосходно разбираться в различных ядах. «Курсантов» школы убийц заставляли по много часов и в зной, и в лютую стужу сидеть на корточках или неподвижно стоять, прижавшись спиной к крепостной стене, чтобы выработать у будущего «носителя возмездия» терпение и силу воли. Каждого ассасина-смертника готовили для «работы» в строго определённом регионе. В программу его обучения входило также изучение языка того государства, в котором его могли задействовать.
Особое внимание уделялось актёрскому мастерству — талант перевоплощения у ассасинов ценился не меньше, чем боевые навыки. При желании они умели изменяться до неузнаваемости. Выдавая себя за бродячую цирковую труппу, монахов средневекового христианского ордена, лекарей, дервишей, восточных торговцев или местных дружинников, ассасины пробирались в самое логово врага, чтобы убить там свою жертву. Как правило, после выполнения приговора, вынесенного «Старцем Горы», ассасины даже не пытались скрыться с места покушения, с готовностью принимая смерть или убивая себя самостоятельно. Саббахиты, или «люди горных крепостей», как часто называли ассасинов, даже находясь в руках палача и подвергаясь изуверским средневековым пыткам пытались сохранять улыбки на своих лицах.
А это знаки ассасинов. Первый был на груди одного из ассасинов, которые пришли за Назиром.
http://i078.radikal.ru/0908/ab/f9aad5544983.jpg

+10

7

Теперь об обучении ассасинов.
ДЕВЯТЬ СТУПЕНЕЙ МУДРОСТИ
Этот краткий очерк по теологии и девяти ступеням системы исмаилитов был написан на основе нескольких источников. Одним из них является «Литературная история Персии» Эдуарда Г. Брауна (т. 1, с. 410-415). Его работа опирается на труд мусульманского историка ан-Нувейри, написанный около 1332 года, в котором цитируется рукопись X века, принадлежащая перу исмаилита Аху Мухсина, ярого противника Фатимидской династии. Другими источниками являются произведение Йозефа фон Хаммер-Пургшталя «История ассассинов» (с. 34-37), «История ордена ассасинов» Энно Франциуса (с. 26-29) и «Краткая история Фатимидского халифата» де Ласи О'Лири (1923 год, перепечатано: Дели, 1987, с. 21-32). Интересные рассуждения и мысли на эту тему приведены Самюэлем М. Штерном в «Исследованиях по раннему исмаилизму» в главе под названием «Книга высшей инициации и другие пародии на исмаилизм». Кроме того, я предложил несколько собственных идей.
Я полагаю, что представленная ниже интерпретация иерархической инициационной системы может восприниматься как вспомогательные указания на способы передачи скрытого исмаилитского учения внутри общины. Однако читатель должен помнить, что она является всего лишь предположением о том, какой на самом деле была закрытая от обывателей система. Я не согласен с тем, что исмаилиты являются зловещими фигурами: сторонниками либо циничного агностицизма, либо аморальной и атеистической доктрины. Наоборот, если эта интерпретация действительно верна, она описывает возвышенное и благородное учение.
Прежде чем привлечь нового члена в орден, исмаилиты сеяли сомнение в душе человека, который, как они полагали, мог впоследствии принять их учение. Ему задавались простые, но вместе с тем неразрешимые вопросы, касающиеся жизни и доктрины Корана. С их помощью ищущему указывали на его невежество и потребность в авторитарном учителе и проводнике. «Зачем Господу понадобилось шесть дней для сотворения мира, если он мог сотворить его в одно мгновение?» «Как выглядят ангелы в Коране, и почему человек не может их видеть?» «Почему только человек является прямоходящим существом?»
Дальнейшая дискуссия, в ходе которой обсуждались противоречия и неясные места в Коране, должна была взволновать ум будущего ученика. Затем ему говорили, что ответы на данные вопросы являются величайшей тайной и не могут быть открыты недостойному. Захочет ли он принести торжественную клятву даи никогда не разглашать знания, которые он, возможно, получит; желает ли он принести клятву верности даи? Обещает ли он никогда не присоединяться к врагам исмаилитов, не выступать против исмаилитов и продолжить формально следовать суннитскому вероучению?
Первая ступень

После того, как ученик принес присягу на верность и подтвердил свою готовность хранить тайну, его посвящали в первую ступень исмаилитской тайны. Он признавал, что откровения в Коране имеют высшее эзотерическое значение — батин. Этот смысл мог быть открыт ему толкователем, которого вдохновил и наделил этим правом сам Бог. Это ступень была самой длительной, поскольку требовалось полностью отказаться от прежней веры, и за этим процессом тщательно следил учитель.
Вторая ступень

Затем ученику указывали на заблуждения суннитской веры и ее неспособность ответить на важнейшие вопросы. Он должен был согласиться с этим, затем отказаться от собственного понимания правды и принять учение имама или его непосредственного представителя — даи, которому было дано более глубокое знание истины, чем ученику. Для многих эта ступень была последней.
Третья ступень

На этой ступени ученик узнавал одну из тайн каббалы — тайну числа семь: семь небес, семь планет, семь цветов, семь металлов и т. д. Ему говорили, что эта тайна распространялась и на семь божественных учителей исмаилитов, имамов; их имена ему называл даи. Кроме того, ученику открывали эзотерические формулы, с помощью которых он мог призвать помощь имамов. С переходом на эту ступень ученик навсегда отделялся от обычной общины шиитов, знавшей двенадцать имамов.
Четвертая ступень
Ищущий узнавал, что Господь раскрыл себя семи пророкам: Адаму, Ною, Аврааму, Моисею, Иисусу, Мухаммеду и Исмаилу (или Мухаммеду ибн Исмаилу). Суннитская вера запрещала признавать пророков, которые следовали за Мухаммедом: с ее точки зрения, это было ересью. Согласно одному из суровых суннитских правил, Мухаммед был последним пророком. Таким образом, исмаилиты не признавали Коран последним откровением божественного закона.
Пятая ступень

Тем, кто достиг этой ступени, даи открывал, что буквальная интерпретация Корана подходит только для необученного народа, не готового проникнуть под руководством имама в батин. Соблюдение шариата толковалось как незнание эзотерическо¬го значения, которое стоит за заповедями. Ученикам открывалась доктрина двенадцати апостолов, которые распространяли истинную веру. На этой же ступени их учили математике и нумерологии. Им открывалась тайна числа двенадцать: двенадцать знаков зодиака, двенадцать месяцев, двенадцать колен Израиля и т. д. Ученики узнавали, как на практике можно применить магическую каббалу.
Шестая ступень
Только самые успевающие и разумные ученики доходили до этого уровня, поскольку здесь им говорилось, что необходимо забыть обо всех ритуалах ислама, включая молитвы, пост и паломничество. Эти требования были целесообразны только с социальной точки зрения. Им сообщалось, что они не имеют никакого смысла, а их цель заключается только в управлении толпой. Однако все эти церемонии были наделены аллегорическим значением, о котором знали лишь мудрецы. Учеников знакомили с учениями Пифагора, Платона, Аристотеля; ищущие могли с помощью разума проверить правильность веры. Ученик на шестой ступени мог сам стать даи.
Седьмая ступень

Те немногие, кто поднимался на этот уровень, переходили от философии к мистицизму. Ученики знакомились с дуалистической доктриной первичной и вторичной причин (первоначальной и последующей). Она противоречила вере в божественное единство. Те, кто доходил до этой ступени, изучали теорию Аристотеля о вечности материи; акт творения понимался как приведение материи в движение, породившее время и способность к изменению.
Восьмая ступень
На этом уровне раскрывалась чрезмерность эзотерических учений. Утверждалась относительность морали и, как следствие, несоотнесенность действия с нравственностью (или отсутствие абсолютных ценностей). На этом уровне дальше конкретизировались два принципа, которые вводились раньше. Первой безымянной причиной был Бог, мысль Бога стала эманацией и второй причиной; она получила название Логоса, который служил посредником между Богом и человеком. Таким образом, провозглашалось существование бесформенной, неназванной, непознаваемой сущности, предшествовавшей всем дуалистическим понятиям и несводимой к ним.
Девятая ступень
На этой ступени посвященный изучал греческий гностицизм — космологическое учение о душе, небесах и небесной мудрости. Исмаилит девятой ступени был истинным философом, устанавливавшим законы сам для себя. Учение этой ступени является источником расхожей цитаты, которую приписывают Хасану ас-Сабаху: «Истины нет, все разрешено». Эти слова нашли отражение в откровении английского мага XX века Алистера Кроули: «Делай все, что хочешь, только в этом заключается Закон». Под этим подразумевается отказ от собственного «эго» и чистота нравов, сопутствующие успешному поиску духовной истины, когда сам ученик наконец способен положиться на собственное восприятие мира, чтобы понять свою миссию.

+8

8

Как вы думаете, какую ступень обучения прошел Назир?

+1

9

Амира, спасибо! Очень обстоятельное изложение.
Две, полагаю. Не больше. Или непосредственная верность Шервудских охотников вряд ли бы его настолько покорила. Да и вообще - удивительно. Райские гурии, видимо, его воображение не особо донимали

0

10

Hvins
Тут я с тобой немного не согласна.

АМИРА написал(а):

Для многих эта ступень была последней.

Если бы это было так, давно бы уже выполнил задание и благополучно - к райским гуриям! А он был телохранителем Беллема.
Учитывая воспитание ассасинов, мне кажется, что именно их независимость, дружба и возможность жить, так как они считают нужным, и покорила Назира. Он сам принял решение и это был его выбор!

Отредактировано АМИРА (2009-08-02 23:01:24)

+1

11

АМИРА написал(а):

сам принял решение и это был его выбор

Интересно, после какой же, действительно, ступени человек оставался способен такой выбор сделать... Психологическая обработка-то очень серьезная
Тут подумалось - а что, если он должен был де-Беллема убить в конце своего служения ему? Типа такое составное задание.
А тут ему  - бац - и нечаянно помогли..  Теперь никакие гурии не светят:)

+1

12

АМИРА
Спасибо, информация интересная.

Hvins написал(а):

Тут подумалось - а что, если он должен был де-Беллема убить в конце своего служения ему? Типа такое составное задание

Вообще, по-моему, у Беллема он уже не на задании. На тот момент он уже не был ассасином, он говорит об этом в "Злейшем враге". Мне кажется, что он был вынужден покинуть орден, когда не выполнил задания - не убил Сарака.

+1

13

Добавлю еще Назира. Исцарапанный, но не побежденный:

http://s60.radikal.ru/i170/0908/2f/844651ba07ad.jpg

+8

14

Да,насчет Сарака. А фиг знает, что там было? И почему он поперся с Беллемом в Англию? Возможно просто приказ следовать за ним, а может какое-то другое задание. Но в любом случае, он не вернулся в орден и поэтому за ним пришли те два ассасина и только после того, как он послал их - те решили его убить. А то что после такой психологической подготовки он способен принимать решения говорит о том, что Назир не был простым смертником. Мне кажется у него было хорошее образование. Он служил у Беллема, а в обучение ассасинов входила практическая магия. Кто знает? Какие у кого еще мысли?
Спасибо всем за обсуждение.

+2

15

Когда Назир заговорил в первый раз, я даже удивился. Думал, он немой.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/derisive.gif

+3

16

Doom
Назир персонаж загадочный. И его немногословие только подчеркивает это! Я сама жуткая болтушка и если честно очень уважаю людей немногословных. К тому же, что бестолку говорить - действовать нужно! Назир человек действия! О его немногословии наверно пословицы и поговорки слагали!

+2

17

Имя Назира не менее загадочное, чем сам хозяин.
Его полное имя - Назир Малик Хамал Имал Ибрагим Шамс-ад-Дуала Ватхаб ибн Махмуд (если мне не изменяет слух).

Теперь информация об арабских именах.
Арабская система имён считается одной из наиболее сложных среди других современных традиций именования: большинство арабов не имеют простого имени, состоящего из личного имени и фамилии, но обладают длинной цепочкой имён. Арабская система имён сформировалась полностью в эпоху позднего Средневековья. Она стала основой для дальнейшего развития систем арабских личных имён во всех странах Востока. Благодаря важности арабского языка в исламе, большинство мусульман по всему миру используют первые имена (изм), но вне границ арабских государств полная система имён обычно не используется.
В течение своей жизни араб, то есть человек, принадлежащий к арабской культуре, мог обладать несколькими именами. В младенчестве ему давалось первое имя, «алам». Это происходило сразу после рождения или при обрезании. К этому имени часто добавлялось имя отца, «насаб», что соответствует русскому отчеству. Потом, в соответствии с его социальным положением, он мог получить титул или прозвища — «лакаб», отражающие его личные качества или описывающие его внешность. Мог он также именоваться по названию той страны или местности, где родился или откуда приехал, что соответствует части имени, называемой «нисба». Название религиозной школы, равно как и название профессии, должности также могли входить в состав его имени. Если же человек был известен как писатель или музыкант, то он мог обладать, как и в других странах псевдонимом
Структура арабского имени
Все категории имён принято обозначать арабскими словами. Их количество у разных исследователей может меняться от четырёх до восьми в зависимости от подразделений прозвищ и титулов или той или иной системы классификации.
Порядок использования
Существует традиционно сложившийся порядок формирования арабских имён:
1. кунья (отец того-то) с элементом «абу», часто опускается или не используется;
2. алам, или исм — личное имя, даваемое при рождении, иногда несколько, иногда включает в себя элемент «абд»;
3. насаб — имя по отцу, с элементом «ибн», иногда несколько — по деду, по прадеду и т. д.;
4. лакаб, или набаз, или мансаб — эпитет, титул или почётное прозвище (иногда несколько);
5. нисба, или тахаллус — указание на дополнительный признак, обычно заканчивается на -и.
Алам и насаб почти всегда присутствуют в имени, а расположение остальных компонентов может варьироваться. Кроме того, они могут вообще отсутствовать. Иногда на первое место ставится хитаб, а лакаб и нисба меняются местами. По отношению к одному лицу эти имена, прозвища, титулы никогда не употреблялись все вместе. Их многочисленные и меняющиеся комбинации отражают только те имена, по которым человек стал известен своим современникам и которые дошли до наших дней.
Человек мог стать известен своим современникам и последующим поколениям под любым из перечисленных типов имён. Так например Гияс-ад-Дин Абу-л-Фатх Омар Хайям ибн-Ибрахим аль-Нишапури, что означает Плечо Веры Отец Завоевателя Омар Ибрахимович Палаточник из Нишапура стал известен как Омар Хайям, где Омар — личное имя (алам), а Хайям — прозвище (лакаб).
В качестве подобного общеизвестного имени употребляются и алам — Мухаммад (Арабский халифат), и насаб — Ибн Баттута (Марокко), и кунья — Абу Нувас (Арабский халифат), и нисба — ат-Табари (Персия) и лакаб — Бабур (Великие Моголы) и др. Трудно чётко разграничить типы имён классического арабского языка: они пересекаются, взаимодополняются. Одно и то же имя может принадлежать к нескольким типам, в зависимости от того, рассматривается ли оно в плане формы, или семантики, или происхождения, или функции.
Часто также бывает, что когда арабское имя попадает в обиход европейцев — оно латинизируется или славянизируется. Например, Авиценна (латинизация от Абу Али Хусейн ибн Абдаллах Ибн Сина). Такое европеизированное имя, в рамках европейской культуры часто становится более общепринятым и общеизвестным, нежели оригинальное имя.
Алам اسم (исмалам, изм, исм)
Арабское личное имя — главный и наиболее важный элемент системы арабских имён. Это самое первое имя, которое ребёнок получает при рождении или мальчик при обрезании и обычно оно употребляется в кругу близких людей, родственников, друзей и знакомых.
Алам в большинстве случаев состоит из одного элемента — Асад, Али, Мухаммад, Ибрахим, Хасан, но может быть также сложным, состоящим из двух и более элементов. Это, обычно, имена имеющие религиозное значение («прекрасные имена») с элементами «абд» + Аллах (или любой другой из его 99 эпитетов), «аль» или «ар». Особенно часто употребляются в качестве имени, один из трёх основных эпитетов Бога — «ар-Рахман» (милостивый) и «ар-Рахим» (милосердный).
Иногда в класс имён алам переходят другие типы имён с элементами «абу», «умм», «ибн», «-ад-дин», «-Аллах» и др.
Арабы, как правило имели только один алам, а народы не арабского происхождения (персы, турки и другие) часто прибавляли к нему имя и на своём родном языке.
Также, во многих арабских странах существует интересная традиция — в течение первых трёх дней после рождения мальчики, как правило, носят имя Мухаммед, в честь исламского пророка. Девочки в течение этого времени обычно носят имя Фатима — в честь дочери пророка Мухаммеда. По истечении этого срока (как правило, в течение недели) родители могут заменить его другим (что обычно и происходит) или оставить новорождённому это имя.
Кроме того, в некоторых других арабских странах, существуют и альтернативные обычаи присвоения имени ребёнку. Например, в Египте ещё с древних доисламских времён существует праздник «Субуа Мавлуд» («седьмой день со дня рождения ребёнка»). Приготовления к нему идут в течение всей недели после рождения ребёнка, под руководством матери и женщины, оказывавшей помощь во время родов (закупаются сладости, свечи, подарки). Если родился мальчик, то покупают красивый «ибрик» (то есть кувшин — слово мужского рода), а если девочка, то — «кулля» (тоже кувшин, но женского рода). В них ставятся семь свечей, на каждой из которых пишут то или иное имя собственное. Ребёнка нарекают тем именем, которое написано на последней догоревшей свече («чтобы жизнь его была долгой»).
Кунья كنية (куния)
Производное от алам, в состав которого всегда входят элементы «абу» (أبو), «ата» (отец) или «умм» (мать), обозначающее имя по сыну; к примеру, халиф Али помимо своих многочисленных имён носил ещё имена своих сыновей: Абу-л-Хасан и Абу-л-Хуссейн, то есть «отец Хасана» и «отец Хуссейна».
Также употребляется как особого рода прозвище, употребляемое в метафорическом смысле и обозначающее личные качества его носителя. В этом случае элементы «абу» или «умм» не означают «отец» или «мать», а понимаются как «обладатель» и в соединении с нарицательной лексикой приобретают своё специальное антропонимическое значение. Подобный способ образования имен был очень популярен среди арабов: Абу Нувас — «обладатель кудрей», то есть «кудрявый». Абу-л-Хайр — «обладатель добра», то есть «добрый». Абу-л-Фарах — «обладатель радости», то есть «радостный». Подобные прозвища могли употребляться и в ироническом смысле, например Абу-Хурайра — «обладатель котёнка», то есть «кошатник».
Иногда при рождении человек получает сразу и алам и кунья. В этом случае кунья выражает пожелание, чтобы у человека родился сын с этим именем. Кунья в ряде случаев могла быть выведена из личного имени алам. Некоторые имена (например Абу Бакр, Умм Кулсум) из разряда кунья перешли в разряд алам, сохраняя элементы «абу/умм».
В число имён типа кунья иногда включаются и имена по отцу, брату, деду. Однако, исходя из словообразования имён с элементами «абу/умм» и «ибн/бинт» (сын/дочь), их относят к типу насаб.
Насаб نسب
Патронимическое имя, производное от алам, с элементом «ибн», «бен», «бну» (сын) или «бинт» (дочь), обозначающий имя отца, деда, прадеда и т. д. в генеалогической цепочке: А, сын Б, сын В, сын Г, сын Д и т. д.
Патронимические имена в Марокко, Алжире, Тунисе обычно передаются не словом «ибн», а диалектическим вариантом — «бен» (бен Ахмад, бен Сулейман). В Персии и Турции зачастую используется вариант насаба «-оглы» и «-заде».
Желание подробно расписать свою генеалогию в имени иногда приводило к чрезмерной длине ряда имён насаб. Широко известен пример, когда автор известного словаря Ибн Халликан имел 12 имён насаб: Абу-л-Аббас Ахмад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Абу Бакр ибн Халликан ибн Бавак ибн Шакал ибн ал-Хуссайн ибн Малин ибн Джафар ибн Йахйа ибн Халид ибн Бармак по прозвищу Шамсу-д-Дин. Целью подобной генеалогической линии было проследить своё происхождение от знаменитой фамилии Бармакидов. В большинстве случаев употребление имён типа насаб редко идёт дальше имени деда, то есть А, сын Б, сын В.
В настоящее время префикс ибн/бин все ещё довольно-таки часто используется в арабском мире, но есть тенденция к уменьшению области его применения. В некоторых регионах он используется только в официальных документах и юридических взаимоотношениях, в других же областях от него практически полностью отказались.
Лакаб لقب
Под лакабом понимается добавочное имя, прозвище, кличка, почётный титул, возвеличивающий эпитет, псевдоним. Лакаб наиболее сложен в арабской традиции именования как по форме, так и по семантическому составу, так и по синтаксическому употреблению. Истоки этих имён уходят в средневековье, в реалии древнего исламского мира. Перевод имени лакаб, во многих случаях требует детального знания культурно-исторической ситуации в период жизни его носителя. Надо также учитывать, что подобные имена, в большинстве случаев, давались человеку после его смерти. Разным социальным прослойкам общества были присущи различные группы имён лакаб.
Лакаб в узком значении прозвища известен во всех исторических эпохах и во всех уровнях социальной лестницы. Часто это презрительное прозвище (выделяется термином набаз или лабаз); оно может отражать какой-либо телесный недостаток человека или отрицательное свойство характера: «Тавил» (длинный), «ал-Каззаб» (лжец) и др.
У правителей, военачальников, государственных сановников были распространены титулы с элементами -дин, -давла, -амир, ал-му’минин, -мулк, -ислам, -илла. Является сугубо индивидуальным для каждого династа и династии в целом.
Иногда именование по занятиям или должности обозначается специальным термином мансаб (إسم منصب). Например, ал-Хатиб, ан-Наххас, ар-Равийа, являющимся, частным случаем имён типа лакаб.
Почётные титулы иногда объединяются термином хитаб. Обычно это имена типа лакаб с элементом ад-дин: Рашид-ад-Дин, Саад-эд-дин.
Многие имена лакаб халифов и эмиров и других правителей с течением времени перешли в разряд алам и стали употребляться во всех социальных группах, например: Ар-Рази, Рида, Заки, Таки и образовавшиеся по типу кунья Абу-л-Фатх, Абу-Наср, Абу-л-Фадл.
Иногда к именам лакаб относят псевдонимы поэтов, писателей и людей культуры, объединяемые термином тахаллус (тахлос или махлас). Имена тахаллус могут иметь какую-либо связь с личными качествами носителя, с характером и стилем его произведений, с именами меценатов, с названием места проживания и т. д. Так, к примеру поэт ал-Баис был назван по стиху, который начинается словом того же корня, ал-Мутанабби — по роду своей политической деятельности, а у поэта Омара Хайяма — Хайям — это прозвище, означающее «Палаточник». Такое прозвание, часто должно было упоминаться в конечном стихе (бейте) каждого произведения поэта и служило знаком авторской принадлежности.
Нисба نسبة
Имя, прозвание, обозначающее этническую, религиозную, политическую, социальную принадлежность человека, место его рождения или проживания и т. д. Один человек мог иметь несколько нисба одновременно, например имя по отношению к религиозному течению — Шии (Шиит) и по отношению к месту жительства или происхождения — Басри (из города Басра).
Как правило, нисба внешне выражена в форме прилагательного (обозначающего соотнесённость, соотнесение) — с добавлением суффикса -и: Макки, Шарани, Иамани. Как правило, нисба — односложное имя, даже если оно образовано от сложного имени: Абу-Бакр (Арабский халифат) — Бакри, Али аль-Систани (Ирак) — аль-Систани, Сейед Али Хаменеи (Иран) — Хаменеи. В некоторых случаях нисба образуется по следующей модели: «Артикль + топоним + конечный -и» — Мухаммед ал-Карах-и.
Происхождение имени нисба могло быть самое различное. Так, например, нисба Бадри носили мусульмане — участники битвы при Бадре, а в имени Ахмад Аль-Фергани — нисба Фергани, указывает на факт, что он был уроженцем Ферганской долины. Раба, купленного за 1000 монет, часто называли Алфи, от слова «алф» (тысяча). Имена типа нисба, как и другие типы арабских имён, относят к группе имён лакаб, и мансаб, и тахаллус. К многих случаях нисбы стали основой для формирования арабских фамилий.

+9

18

Назир. Почти плененный, но не покоренный:

http://s51.radikal.ru/i134/0908/a8/93004820df3b.jpg

Отредактировано Тигренок (2009-08-14 21:00:29)

+4

19

АМИРА, отличная информация, спасибо, очень интересно
я дмаю - Назир находился в районе восьмой-девятой стпени. он и правда непохож на простого смертника, который тупо следует приказам. в общении с ассасинами не видно, чтобы он испытывал раскаянье, чувство вины из-за того, что покинул орден. а те, кто находится на первых ступенях, очень "религозависимы", о таком предательстве для них и подумать нельзя. другое дело - представитель высших стпней, который уже понял, что все, и это учение в том числе, относительно, и что выбор можно и нужно делать, не руководствясь исключительно доктриной :)
другими словами - что позволено Юпитеру, не позолено быку.
Назир ведет себя явно как Юпитер :)
.

+5

20

olga_shamrock
Согласна с тобой. В интервью с Карпентером этот персонаж замыслен как мусульманин, ассасин, который был на своей родине князем. Из этого следует, что он получил прекрасное образование и на фанатика не похож. Я все думала чего они не поделили с Сараком. Возможно тот тоже был из высшего сословия. Назир решил убить Сарака, но это не был приказ, это было сведение личных счетов (но не из-за женщины, однозначно. Наз в ее сторону даже не глянул). У него на груди был какой-то медальон и потом он его бросил на "труп" Сарака - типа, забери добро! Окончательно расплевавшись с ассасинами, Наз решает уехать. А тут и Беллем подвернулся. Возможно было и так. Минимум на какой ступени он остановился - это шестая, а максимум - восьмая. Мое личное мнение.
А в "Злейшем враге" за ним пришли ассасины с приказом или вернуть или убить. поговорили, Наз их послал, ну а дальше дело техники.
Ольга! Спасибо за твое мнение! Мне было интересно узнать о нем!

Вот он, наш следопыт! Моя прелесть!

http://i026.radikal.ru/0908/1c/150c413a62c4.jpg

Отредактировано АМИРА (2009-08-14 21:25:46)

+7


Вы здесь » Sherwood Forest » Персонажи ROS » Назир (Nasir)