Weather in Nottingham

Locations of visitors to this page

Праздники сегодня

Связь с администрацией форума

Sherwood Forest

Объявление

 
В 2018 году исполняется 35 лет с начала съёмок телесериала «Робин из Шервуда»!

Внимание-внимание! У нас два новых конкурса — кулинарный конкурс и майский конкурс! Спешите принять участие!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherwood Forest » Современная история » Великая Отечественная война


Великая Отечественная война

Сообщений 41 страница 60 из 373

41

Мультимедийная карта войны

+4

42

Тигренок написал(а):

Мультимедийная карта войны

Замечательный проект! Низкий поклон создателям.

0

43

ПОБЕДА

Я всю войну прошел солдатом,
И на последнем рубеже
Победу встретил в сорок пятом
В сыром холодном блиндаже

Она пришла в начале мая,
Цвела в Саксонии сирень,
И мы, друг друга обнимая,
От счастья плакали в тот день

Она пришла. И замолчала
Шальная музыка войны.
Мы ей не верили сначала,
Оглохшие от тишины.

Мы шли к ней выжженной дорогой,
Через развалины и кровь,
Чтоб люди жили без тревоги,
Война не повторилась вновь.

Сердца болели от печали,
За тех, кто в яростном бою
В конце войны или в начале
Погиб за Родину свою.

Кому с друзьями не придется,
Торжествовать в Победный май,
Кто никогда уж не вернется,
К своей семье в родимый край.

Еще у многих ноют раны-
Следы давно минувших лет.
И вспоминают ветераны
О тех, кого сегодня нет.

Пока я жив, пока есть силы,
И не погас огонь в груди,
На их священные могилы
Всегда я буду приходить.

И пусть друзья лежат не близко,
Я их найду в любом краю,
Чтобы склонить на их могилы
Седую голову свою.

(автор этих замечательных стихов не известен)

Отредактировано Anabelle (2010-05-09 16:28:07)

+3

44

http://leningradpobeda.ru/vojjna-jazykom-tsifr/

Интернет-портал о жизни и подвиге Ленинграда в годы войны, созданный в Санкт-Петербурге к 65-летию Великой Победы.

+1

45

Газета нашей Победы

В номере: Подписание акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Указ Президиума Верховного совета СССР об объявлении 9 мая ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ. Заявление товарища В. М. Молотова на пресс-конференции в Сан-Франциско. Репортажи: Радость народная, Ленинград ликует....

http://kp.ua/daily/070510/226563/

+1

46

Знаменитые сводки Совинформбюро, которые мы слышим в кинофильмах, были записаны Левитаном для истории годы спустя - в военное время всё шло только в прямой эфир.

Если вслушаться, то поймёшь, что диктор уже не так молод, а ведь в 1941-м ему было всего-то 27. Рассказывали, что когда Сталина спрашивали, скоро ли победа, он, усмехаясь, отвечал: «А вот как товарищ Левитан объявит…»

«Говорит Москва!»
Оставшийся навсегда главным в СССР голос родился в двух шагах от Клязьмы. Его провинциальный обладатель, как и все в тогдашнем Владимире, изрядно «ворочал на О». Ветераны радиокомитета порой с юмором вспоминали, как Левитан сперва даже не понимал значений некоторых слов и неправильно ставил ударения: «Цветок мОнголия, неПРОЧное зачатие»…

Дикторский дебют Левитана, можно сказать, состоялся во владимирском кинотеатре «Художественный»: активиста «Общества любителей советского кино» с красивым голосом позвали перед сеансом рассказывать зрителям о фильмах. Голос действительно уже тогда был нерядовым - соседки, бывало, просили мальчика по прозвищу Труба позвать рыбаков с другого берега Клязьмы. Он захотел стать артистом. Но на экзаменах в Государственный киноинститут парень в трениках и полосатой майке с треском провалился. Однако не сдался и стал учиться на радиодиктора. Боролся с владимирским оканьем беспощадно - читал тексты, даже стоя на руках, - и победил. По одной из легенд, глубокой ночью товарищ Сталин услышал, как по радио Левитан передаёт текст завтрашней газеты «Правда» для типографий Дальнего Востока, и вскоре 20-летнему диктору-студийцу Театра им. Вахтангова доверили прочесть в эфире доклад вождя на ХVII партсъезде.

Потом были сообщения о первых Героях Советского Союза, спасших ледокол «Челюскин», вести со строек электростанций и сообщения о процессах над «врагами народа» - тоже. А дальше была война… «Одно помню - боль и гнев переполняли сердце, - вспоминал Юрий Борисович. - В течение дня мне довелось несколько раз читать заявление советского правительства о нападении фашистов на нашу страну. Включил микрофон: «Говорит Москва...» Чувствую, что не могу продолжать. Пауза. Зажглось световое табло: «Почему молчите?» Взял себя в руки, читаю. «Заявление советского правительства...» И по мере чтения росла уверенность в том, что победа придёт, преступления гитлеровцев не останутся безнаказанными».

Часть войны Левитан выходил в эфир из Свердловска, куда был отправлен в одном поезде с телом Ленина. Сообщения гитлеровцев о гибели во время бомбёжки Москвы «личного врага фюрера», которого они обещали повесить на Красной площади, опровергал по десять раз в сутки, выходя в прямой эфир.

На Урале Левитан жил в маленькой деревянной избушке во дворе дома на ул. Радищева, где располагался местный радиокомитет. Когда диктор передвигался по закрытому двору, его постоянно сопровождали несколько сотрудников НКВД. Рисковать главным голосом страны никто не хотел.

Бегом в Кремль
Все записи с голосом Левитана, которые мы слышим, были сделаны уже после войны. Даже знаменитую запись о том, что на нас напал враг, создали после войны (первую-то на самом деле сделали с голосом Молотова!).

«9 мая 1945 года мне выпало счастье прочесть акт о безоговорочной капитуляции Германии, - вспоминал Юрий Левитан, - а вечером меня вызвали в Кремль и вручили текст приказа Верховного главнокомандующего о победе над фашистской Германией. Прочесть его надлежало через 35 минут. Радиостудия, откуда велись такие передачи, находилась недалеко от Кремля, в здании ГУМа. Чтобы попасть туда, предстояло пересечь Красную площадь. Но перед нами - море людское. Взяли с боем метров пять, а дальше никак. «Товарищи, - кричу, - пропустите. Мы по делу!» А нам отвечают: «Какие там дела! Сейчас по радио Левитан приказ о победе будет читать, салют начнётся. Стойте, как все, слушайте и смотрите!» И тут нас осенило: в Кремле ведь тоже есть радиостудия, нужно читать оттуда! Бежим назад, объясняем ситуацию коменданту, и тот даёт команду охране не останавливать двух бегущих по кремлёвским коридорам людей. На часах 21 час 55 минут. «Внимание! Говорит Москва! Великая Отечественная война, которую вёл советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Фашистская Германия полностью разгромлена!»

Фронтовики и Победа были для него святы, Юрий Левитан и умер на очередной встрече с ветеранами. На поле под Прохоровкой он приехал 40 лет спустя после освобождения Орла и Белгорода, в честь которого в 1943 году прочитал первый в истории Великой Отечественной приказ Верховного главнокомандующего о победном салюте. Вдруг заболело сердце, и в деревенской больнице спасти большого гостя не смогли. Человека, который за 50 лет 60 тысяч раз выходил к микрофону, чтобы рассказать стране о самом главном, похоронили на Новодевичьем кладбище - среди маршалов Великой Победы.

http://www.youtube.com/watch?v=Xfu8jQCOdO8

+3

47

Рассказ танкиста

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами - не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют...

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит - не выглянуть из башен, -
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, - столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
- Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал...
Я подползал, они вон там, в саду...
- Да где же, где?.. - А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. - Влезай сюда, дружище! -
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка - мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. - Вот здесь. - И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: - Спасибо, хлопец! -
И руку, как товарищу, пожал...

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

(Александр Твардовский)

Отредактировано Anabelle (2010-06-16 17:01:29)

+4

48

Anabelle
Очень давно слышал это стихотворение где-то. Спасибо, что напомнила! http://www.kolobok.us/smiles/standart/drinks.gif

0

49

Nasir написал(а):

Очень давно слышал это стихотворение где-то.

я его сейчас вспомнила в связи с тем, что завтра иду в театр Моссовета на поэтический вечер посвященный 100-летию со дня рождения Твардовского. Старшая сестра в школе с этим стихотворением выступала на детском конкурсе. А мне этот стих чем то напоминает Симоновское Сын артиллериста. мне оно очень нравилось

+1

50

Ранним утром 22 июня 1941 года после авиационного удара по советской территории и артподготовки германские войска перешли границу СССР.
Мы все с детства знаем, что они сделали это "без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны". Такая официальная позиция Советского правительства была озвучена в "Обращении к гражданам Советского Союза", зачитанном Наркомом Иностранных Дел В. М. Молотовым по радио в полдень 22 июня, из которого советский народ собственно и узнал о начале войны.
Однако формально это не совсем так. В 4 часа утра 22 июня 1941 года Имперский министр иностранных дел Риббентроп вручил советскому послу в Берлине Деканозову ноту об объявлении войны и три приложения к ней:
«Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма»,
«Доклад министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительства»,
«Доклад Верховного командования германской армии Германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии».
Вот текст этой ноты:

НОТА МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ГЕРМАНИИ от 21 июня 1941 года
МЕМОРАНДУМ
I

Когда правительство рейха, исходя из желания прийти к равновесию интересов Германии и СССР, обратилось летом 1939 года к Советскому правительству, оно отдавало себе отчет в том, что взаимопонимание с государством, которое, с одной стороны, представляет свою принадлежность к сообществу национальных государств со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями, а с другой — будучи руководимым партией, которая как секция КОМИНТЕРНА стремится к распространению революции в мировом масштабе, то есть к уничтожению этих национальных государств, вряд ли будет легкой задачей. Подавляя в себе серьезные сомнения, порожденные этим принципиальным различием в политической ориентации Германии и Советской России и острейшим противоречием между диаметрально противоположными мировоззрениями НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА и БОЛЬШЕВИЗМА, Германское правительство все же предприняло такую попытку. При этом оно руководствовалось тем соображением, что обусловленное взаимопонимание между Германией и Россией, исключение вероятности войны и достижимое таким образом удовлетворение новых жизненных потребностей обоих издавна считающихся дружественными народов будет лучшей защитой от дальнейшего распространения коммунистических доктрин международного еврейства в Европе. Эта мысль была подкреплена тем, что определенные события в самой России и некоторые меры русского правительства на международной арене по меньшей мере позволяли считать возможным отход от этих доктрин и от прежних методов разложения народов. Реакция Москвы на это предложение немецкого правительства и готовность СССР заключить дружественный пакт с Германией вполне подтверждали вероятность такого поворота.

Таким образом, 23 августа 1939 г. был подписан Пакт о ненападении, а 28 сентября 1939 г. — Договор о дружбе и границах между обоими государствами.

Суть этих договоров состояла в следующем:

   1. в обоюдном обязательстве государств не нападать друг на друга и состоять в отношениях добрососедства;
   2. в разграничении сфер «интересов» путем отказа германского рейха от любого влияния в Финляндии, Латвии, Эстонии, Литве и Бессарабии, в то время как территория бывшего Польского государства до линии Нарев — Буг — Сан по желанию Советской России оставлялась за ней.

Действительно, правительство рейха, заключив с Россией пакт о ненападении, существенно изменило свою политику по отношению к СССР с этого дня заняло дружественную позицию по отношению к Советскому Союзу. Оно строго следовало букве и духу подписанных с Советским Союзом договоров. Более того, усмирило Польшу, а это значит, ценою немецкой крови способствовало достижению Советским Союзом наибольшего внешнеполитического успеха за время его существования. Это стало возможным лишь благодаря доброжелательной политике Германии по отношению к России и блестящим победам вермахта.

Поэтому правительство рейха по праву полагало, что оно может надеяться на соответствующее отношение Советского Союза к рейху, особенно во время переговоров министра иностранных дел рейха фон Риббентропа в Москве. Советское правительство и в других случаях неоднократно отмечало, что эти договоры являются основой для длительного уравнивания двусторонних интересов Германии и Советской России и что оба народа, уважая государственный строй каждой стороны и не вмешиваясь во внутренние дела партнера, придут к длительным отношениям добрососедства. К сожалению, очень скоро выяснилось, что правительство рейха сильно ошиблось в своих предположениях.
II

И действительно, сразу после заключения германо-русских договоров Коминтерн активизировал свою деятельность во всех областях.

Это относится не только к одной Германии, но и дружественным ей или нейтральным государствам и территориям Европы, занятым германскими войсками. Чтобы открыто не нарушать договоры, менялись лишь методы и старательней, утонченней проводилась маскировка. Постоянным разоблачением так называемой «империалистической войны Германии» в Москве, очевидно, надеялись компенсировать результаты заключения пакта с национал-социалистской Германией. В результате предпринятых полицией эффективных контрмер Коминтерн вынужден был проводить свою подрывную и разведывательную деятельность против Германии окружными путями через свои центры в соседних с Германией странах. Для этого прибегали к услугам бывших немецких коммунистических деятелей, которые должны были проводить в Германии ПОДРЫВНУЮ РАБОТУ и подготовку саботажных акций. Комиссар ГПУ Крылов постоянно занимался обучением и подготовкой кадров по этому вопросу. Наряду с этим проводилась подрывная деятельность на занятых Германией территориях, особенно в протекторате и в занятой Франции, а также против Норвегии, Голландии, Бельгии и т.д.

Представительства Советской России, особенно генеральное консульство в Праге, оказывали в этом вопросе эффективную помощь. С использованием радиотехнических средств приема и передачи усердно велась разведка, что является неопровержимым доказательством работы Коминтерна, направленной против рейха. О всей прочей подрывной и разведывательной работе Коминтерна имеется обширный документальный материал показаний свидетелей и письменный материал. Кроме этого, создавались диверсионные группы, имевшие собственные лаборатории, в которых производились зажигательные и взрывные устройства для проведения диверсионных акций. Такие диверсии были, к примеру, проведены по меньшей мере против 16 немецких кораблей.

Наряду с этой подрывной диверсионной работой велся шпионаж. Так, переселение немцев из Советской России использовалось для того, чтобы самыми грязными средствами склонить этих немецких людей работать на ГПУ. Не только мужчин, но и женщин самым бесстыдным образом принуждали давать согласие на сотрудничество с ГПУ. Даже посольство Советской России в Берлине во главе с советником посольства Козловым не постеснялось бесцеремонно использовать право экстерриториальности для шпионских целей. Затем сотрудник русского консульства в Праге Мохов организовал центр русской шпионской сети, охватившей весь протекторат. Другие случаи, в которых полиции удалось своевременно вмешаться, дают ясную и однозначную картину об обширных происках Советской России. Картина в целом ясно свидетельствует о том, что Советская Россия широко проводила против Германии нелегальную подрывную деятельность, диверсии, террор и направленный на подготовку к войне политический, военный и экономический шпионаж.

Что касается подрывной деятельности Советской России за пределами Германии в Европе, то она распространилась почти на все дружественные Германии или занятые ею государства Европы. Так, к примеру, в Румынии с целью создания антигерманского настроения коммунистическая пропаганда в листовках, переправленных из России, обвиняла Германию во всех трудностях. С лета 1940 года то же самое отчетливо проявилось в Югославии. Там листовки призывали к протесту против заключения пакта режимом Цветковича с империалистическими правительствами в Берлине и Риме. На собрании деятелей коммунистической партии в Аграме весь юго-восток Европы от Словакии до Болгарии обозначался русским протекторатом в случае, как они надеялись, ослабления Германии в военном отношении. В советской миссии в Белграде германским войскам попало в руки документальное доказательство тому, что эта пропаганда исходила от Советской России. В то время как коммунистическая пропаганда в Югославии использовала националистические лозунги, в Венгрии она действовала прежде всего среди русинского населения, которое она пленила надеждами освобождения Советской Россией. Особенно активной была антигерманская травля в Словакии, где открыто велась агитация за присоединение к Советской России.

В Финляндии действовало пресловутое «Объединение за мир и дружбу с Советским Союзом», которое во взаимодействии с радиостанцией «Петроской» стремилось разложить эту страну и работало в крайне враждебном по отношению к Германии духе.

Во Франции, Бельгии и Голландии население натравливали на германские оккупационные власти. Такая же травля, только с национальной и панславистской окраской, велась и в генерал-губернаторстве. Едва германские и итальянские войска заняли Грецию, как пропаганда Советской России и здесь принялась за работу. Общая картина свидетельствует о систематически проводимой во всех странах кампании СССР против попыток Германии установить стабильный порядок в Европе. Наряду с этим против усилий германской политики проводится прямая контрпропаганда, которая пытается выдать эти усилия за антирусские и перетянуть различные страны на сторону Советской России, настроив их против Германии. В Болгарии велась агитация против вступления в Тройственный пакт и за гарантийный договор с Россией. В Румынии 23 января 1941 года была устроена попытка путча, за которым стояли большевистские агенты Москвы, путем внедрения в Железную гвардию и подстрекательства ее руководства, в частности румына Гроза. У правительства рейха имеются соответствующие неопровержимые доказательства.

Что касается Югославии, то правительство рейха располагает документами, свидетельствующими о том, что югославский посланец Георгевич уже в мае 1940 года после беседы с господином Молотовым пришел к выводу, что там Германию считают «грозным врагом завтрашнего дня». Еще более однозначным было отношение Советской России к изложенным сербскими военными просьбам о поставке оружия. В ноябре 1940 года начальник Генерального штаба Советской России заявил югославскому военному атташе: «Мы дадим все необходимое, и немедленно». Право установления цен и порядка оплаты предоставлялось белградскому правительству, и ставилось только одно условие: держать в тайне от Германии. Позднее, когда правительство Цветковича сблизилось с государствами оси, в Москве начали затягивать поставки оружия: об этом было коротко и ясно заявлено в военном министерстве Советской России югославскому военному атташе. Организация белградского путча 27 марта этого года была кульминационным моментом этой подпольной деятельности сербских заговорщиков и англо-русских агентов против рейха. Сербский организатор этого путча и руководитель «Черной руки» господин Зимич до сих пор находится в Москве и в тесном контакте с органами пропаганды Советской России и сейчас развертывает там активную деятельность против рейха.

Вышеуказанные факты являются лишь небольшой частью неслыханной широкомасштабной пропагандистской деятельности СССР в Европе против Германии. Правительство рейха решило опубликовать имеющиеся в его распоряжении обширные материалы, чтобы представить на суд мировой общественности общую картину деятельности служб Советской России в этом направлении после заключения германо-русских договоров. В целом правительство рейха вынуждено констатировать:

При заключении договоров с Германией Советское правительство неоднократно и недвусмысленно заявляло, что оно не намерено прямо или косвенно вмешиваться в дела Германии. При заключении договора о дружбе оно торжественно заявляло, что будет сотрудничать с Германией, чтобы в соответствии с подлинными интересами всех народов как можно быстрее положить конец войне между Германией с одной и Англией и Францией с другой стороны. В свете вышеуказанных фактов, особенно проявившихся в дальнейшем ходе войны, соглашения и заявления Советской России оказались умышленным обманом. Даже все преимущества, достигнутые лишь благодаря дружественной позиции Германии, не смогли побудить Советское правительство к лояльному отношению к Германии.

Более того, правительство рейха пришло к убеждению, что тезис Ленина, еще раз четко изложенный в «Директиве Коммунистической партии Словакии» от октября 1939 года, согласно которому «возможно заключение договоров с другими странами, если они служат интересам Советского правительства и обезвреживанию противника», использовался и при заключении договоров 1939 года. Таким образом, заключение договоров о дружбе было для Советского правительства лишь тактическим маневром. Единственной целью для России было заключение выгодных ей соглашений и одновременно создание предпосылок для дальнейшего усиления влияния Советского Союза. Главной идеей было ослабление небольшевистских государств, с тем чтобы легче было их разложить и в подходящий момент разгромить. Это было с жесткой ясностью отражено в русском документе, найденном после оккупации в советской миссии в Белграде, в котором говорится: «СССР отреагирует лишь в подходящий момент. Государства оси еще больше распылили свои вооруженные силы, и поэтому СССР внезапно нанесет удар по Германии».
III

Если пропагандистская подрывная деятельность Советского Союза в Германии и в Европе вообще не оставляет никакого сомнения в его позиции по отношению к Германии, то внешнеполитическая и военная деятельность Советского правительства после заключения германо-русских договоров носит еще ярче выраженный характер. В Москве во время разграничения сфер влияния правительство Советской России заявило министру иностранных дел рейха, что оно не намеревается занимать, большевизировать или аннексировать входящие в сферу его влияния государства, за исключением находящихся в состоянии разложения областей бывшего Польского государства. В действительности же, как показал ход событий, политика Советского Союза направлена исключительно на одно, а именно: в пространстве от Ледовитого океана до Черного моря, везде, где только возможно, выдвинуть вооруженные силы Москвы на Запад и распространить большевизацию дальше в глубь Европы.

Развитие этой политики характеризуется следующими этапами:

   1. Началом развития этой политики явилось заключение так называемых договоров о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой в октябре и ноябре 1939 года и возведение военных баз в этих странах.
   2. Следующий ход Советской России был сделан по отношению к Финляндии. Когда требования Советской России, принятие которых грозило бы потерей суверенитета свободному Финскому государству, были отклонены финским правительством, Советское правительство распорядилось о создании коммунистического псевдоправительства Куусинена. И когда финский народ отказался от этого правительства, Финляндии был предъявлен ультиматум, и в ноябре 1939 года Красная Армия вошла на территорию Финляндии. В результате заключенного в марте финско-русского мира Финляндия вынуждена была уступить часть своих юго-восточных провинций, которые сразу подверглись большевизации.
   3. Спустя несколько месяцев, а именно в июле 1940 года, Советский Союз начал принимать меры против Прибалтийских государств. Согласно первому Московскому договору Литва относилась к сфере германских интересов. В интересах сохранения мира, хотя и скрепя сердце, правительство рейха во втором договоре по просьбе Советского Союза отказалось от большей части территории этой страны, оставив часть ее в сфере интересов Германии. После предъявления ультиматума от 15 июня Советский Союз, не уведомив об этом правительство рейха, занял всю Литву, т. е. и находившуюся в сфере влияния Германии часть Литвы, подойдя таким образом непосредственно к границе Восточной Пруссии. Позднее последовало обращение к Германии по этому вопросу, и после трудных переговоров, пойдя еще на одну дружественную уступку, правительство рейха отдало Советскому Союзу и эту часть Литвы. Затем таким же способом, в нарушение заключенных с этими государствами договоров о помощи, были оккупированы Латвия и Эстония. Таким образом, вся Прибалтика вопреки категорическим заверениям Москвы была большевизирована и спустя несколько недель после оккупации сразу аннексирована. Одновременно с аннексией последовало сосредоточение первых крупных сил Красной Армии во всем северном секторе плацдарма Советской России против Европы.
      Между прочим, Советское правительство в одностороннем порядке расторгло экономические соглашения Германии с этими государствами, хотя по московским договоренностям этим соглашениям не должен был бы наноситься ущерб.
   4. По вопросу о разграничении сфер влияния на территории бывшего Польского государства московскими договорами было ясно согласовано, что о границах сфер влияния не будет вестись никакая политическая агитация, а деятельность обеих оккупационных властей ограничится исключительно лишь вопросами мирного строительства на этих территориях. У правительства рейха имеются неопровержимые доказательства того, что, несмотря на эти соглашения, Советский Союз сразу же после занятия этой территории не только разрешил антигерманскую агитацию в польском генерал-губернаторстве, но и одновременно поддержал ее большевистской пропагандой в губернаторстве. Сразу же после оккупации и на эти территории были переброшены крупные русские гарнизоны.
   5. В то время как германская армия на Западе вела боевые действия против Франции и Англии, последовал удар Советского Союза на Балканах, Тогда как на московских переговорах Советское правительство заявило, что никогда в одностороннем порядке не будет решать бессарабский вопрос, правительство рейха 24 июня 1940 года получило сообщение Советского правительства о том, что оно полно решимости силой решить бессарабский вопрос. Одновременно сообщалось, что советские притязания распространяются и на Буковину, т. е. на территорию, которая была старой австрийской коронной землей, никогда России не принадлежала и о которой в свое время в Москве вообще не говорилось. Германский посол в Москве заявил Советскому правительству, что его решение является для правительства рейха совершенно неожиданным и сильно ущемляет германские экономические интересы в Румынии, а также приведет к нарушению жизни крупной местной немецкой колонии и нанесет ущерб немецкой нации в Буковине. На это господин Молотов ответил, что дело исключительной срочности и что Советский Союз в течение 24 часов ожидает ответ правительства рейха. И на этот раз [правительство Германии] во имя сохранения мира и дружбы с Советским Союзом решило вопрос в его пользу. Оно посоветовало румынскому правительству, обратившемуся за помощью к Германии, пойти на уступку и рекомендовало ему отдать Советской России Бессарабию и Северную Буковину. Наряду с положительным ответом румынского правительства Германия передала Советскому правительству просьбу румынского правительства о предоставлении ему времени для эвакуации населения с этих больших территорий и для обеспечения жизни и сохранности имущества местных жителей. Однако Советское правительство снова предъявило Румынии ультиматум и еще до истечения его срока — 28 июня начало оккупацию части Буковины, а затем и всей Бессарабии до Дуная. И эти территории были тотчас аннексированы Советским Союзом, большевизированы и этим самым фактически разорены.
   6. Оккупация и большевизация Советским правительством территории Восточной Европы и Балкан, переданных Советскому Союзу правительством рейха в Москве в качестве сферы влияния, полностью противоречат московским договоренностям. Несмотря на это, правительство рейха даже тогда заняло по отношению к СССР более чем лояльную позицию. Оно проявило полный нейтралитет в финской войне и прибалтийском вопросе, поддержало позицию Советского правительства по отношению к румынскому правительству и смирилось, хотя и скрепя сердце, с реалиями, сложившимися в результате действий Советского правительства. Кроме того, чтобы с самого начала исключить возможность разногласия между обоими государствами, оно предприняло широкую акцию по переселению в Германию всех немцев с занятых СССР территорий. Правительство рейха считает, что вряд ли можно было представить более веское доказательство своего желания к длительному примирению с СССР.

IV

Экспансия России на Балканах вызвала территориальные проблемы в этом районе. Летом 1940 года Румыния и Венгрия обратились к Германии с целью урегулирования их спорных территориальных вопросов, после того как в конце августа из-за этих разногласий, разжигаемых английскими агентами, возник острый кризис. Румыния и Венгрия находились на грани войны между собой. Германия, которую Венгрия и Румыния неоднократно просили о посредничестве в их споре с целью сохранения мира на Балканах, совместно с Италией пригласила оба государства на конференцию в Вену, и по их просьбе 30 августа 1940 года состоялось решение Венского арбитража. В результате этого была установлена новая венгерско-румынская граница, а Германия и Италия, стремясь помочь румынскому правительству разъяснить своему народу причины понесенных им территориальных жертв и исключить в будущем любые столкновения в этом районе, приняли на себя обязательства гарантов Румынского государства в теперешних его границах. Так как русские претензии в этом районе были удовлетворены, эти гарантии никак не могли быть направлены против России. Несмотря на это, Советский Союз обжаловал это решение и вопреки своим прежним заявлениям о том, что с присоединением Бессарабии и Северной Буковины его претензии на Балканах удовлетворены, заявил о своих дальнейших интересах на Балканах, не определив их пока конкретно.

С этого момента все четче вырисовывается направленная против Германии политика Советской России. Правительство рейха получает теперь все более конкретные сообщения о том, что переговоры английского посла Криппса в Москве, тянущиеся уже очень долго, развиваются в благоприятной атмосфере. Одновременно правительство рейха овладело документами, свидетельствующими об интенсивных военных приготовлениях Советского Союза во всех областях. Эти документы подтверждаются и найденным недавно в Белграде отчетом югославского военного атташе в Москве от 17 декабря 1940 года, в котором, между прочим, дословно говорится: «По данным, полученным из советских кругов, полным ходом идет перевооружение ВВС, танковых войск и артиллерии с учетом опыта современной войны, которое в основном будет закончено к августу 1941 года. Этот срок, очевидно, является и крайним (временным) пунктом, до которого не следует ожидать ощутимых изменений в советской внешней политике».

Несмотря на недружественную позицию Советского Союза в балканском вопросе, Германия прилагает новые усилия к улучшению взаимопонимания с СССР, и министр иностранных дел рейха в письме к господину Сталину дает широкое изложение политики правительства рейха после московских переговоров. В письме особенно подчеркивается следующее: при заключении Тройственного пакта Германия, Италия и Япония единодушно исходили из того, что этот пакт никоим образом не направлен против Советского Союза, а дружественные отношения трех государств и их договоры с СССР вообще не должны затрагиваться этим соглашением. В Тройственном пакте, подписанном в Берлине, это зафиксировано и документально. Одновременно в письме выражается желание и надежда государств Тройственного пакта на дальнейшее улучшение дружественных отношений с Советским Союзом и придание им конкретной формы. С целью дальнейшего обсуждения этих вопросов министр иностранных дел рейха приглашает господина Молотова в Берлин.

Во время визита господина Молотова в Берлин правительство рейха вынуждено было установить, что Россия готова к действительно дружественному сотрудничеству с государствами Тройственного пакта, и в особенности с Германией, лишь в том случае, если она готова выполнить поставленные Советским Союзом условия. Эти условия заключаются в дальнейшем проникновении Советского Союза на Север и Юго-Восток Европы. В Берлине и на последующих дипломатических переговорах с германским послом в Москве господин Молотов выдвинул следующие требования:

   1. Советский Союз хочет предоставить Болгарии гарантии и в добавление к этому заключить с этим государством договор о взаимопомощи по образцу договоров о взаимопомощи в Прибалтике, т. е. с военными базами, в то время как господин Молотов заявляет, что это не коснется внутреннего режима Болгарии. С этой целью русский комиссар Соболев посетил в это время Софию.
   2. Советский Союз требует заключения договора с Турцией с целью создания базы для сухопутных и военно-морских сил на Босфоре и Дарданеллах на основе долгосрочной аренды. В случае, если Турция не согласится с этим, Германия и Италия должны присоединиться к русским дипломатическим мероприятиям по принуждению ее к выполнению этих требований. Эти требования сводятся к господству СССР на Балканах.
   3. Советский Союз заявляет, что он вновь ощущает угрозу со стороны Финляндии, и поэтому требует полного отказа Германии от Финляндии, что практически означает оккупацию этого государства и истребление финского народа.

Естественно, Германия не могла принять эти русские требования, выполнение которых Советское правительство считало предварительным условием присоединения к государствам Тройственного пакта. Этим самым усилия государств Тройственного пакта по достижении взаимопонимания с Советским Союзом потерпели фиаско. В результате этой германской позиции Россия усилила уже более открыто направленную против Германии политику, а ее все более тесное сотрудничество с Англией становилось очевидным. В январе 1941 года эта отрицательная русская позиция впервые проявилась и в дипломатической сфере. Когда в этом месяце Германия предприняла в Болгарии определенные контрмеры против высадки британских войск в Греции, русский посол в Берлине в официальном демарше указал на то, что Советский Союз считает территорию Болгарии и зону обоих проливов зоной безопасности СССР и что он не может равнодушно относиться к событиям в этих районах, угрожающим его безопасности. Поэтому Советское правительство предостерегает от появления германских войск на территории Болгарии и в зоне обоих проливов.

В ответ на это правительство рейха дало Советскому правительству исчерпывающие разъяснения причин и целей военных мер Германии на Балканах. Оно указало на то, что Германия всеми силами и средствами будет препятствовать закреплению Англии в Греции, но она не намеревается занимать проливы, а будет уважать суверенитет Турции. Проход германских войск через территорию Болгарии не может считаться ущемлением интересов безопасности Советского Союза, правительство рейха, напротив, полагает, что эти операции служат и советским интересам. После проведения операций на Балканах Германия выведет оттуда свои войска.

Несмотря на это заявление правительства рейха, Советское правительство в свою очередь сразу же после ввода германских войск опубликовало в адрес Болгарии заявление явно враждебного антигерманского характера, смысл которого сводился к тому, что присутствие германских войск в Болгарии служит не делу мира на Балканах, а интересам войны. Объяснение этой позиции дали правительству рейха участившиеся к этому времени сообщения о все более тесном сотрудничестве между Советской Россией и Англией. Несмотря на это, Германия и на этот раз не отреагировала. К этой же категории относится и обещанное в марте 1941 года Советским Союзом Турции прикрытие с тыла в случае, если она вступит в войну на Балканах. Это было, как стало известно правительству рейха, результатом англо-русских переговоров во время визита британского министра иностранных дел в Анкару, усилия которого были направлены на то, чтобы таким путем глубже втянуть Россию в английскую игру.

С возникновением Балканского кризиса в начале апреля этого года усиливающаяся с этого времени агрессивная политика Советского правительства по отношению к германскому рейху и до сих пор в некоторой степени завуалированное сотрудничество между Советским Союзом и Англией становятся очевидными всему миру. Сегодня однозначно установлено, что путч, затеянный в Белграде после присоединения Югославии к Тройственному пакту, был устроен Англией с согласия Советской России. Уже давно, а именно с 14 ноября 1940 года, Россия тайно вооружала Югославию против государств оси. Бесспорным доказательством этому являются документы, попавшие в руки правительства рейха после занятия Белграда, которые раскрывают каждую фазу этих русских поставок оружия Югославии. После удавшегося путча Россия 5 апреля заключает с незаконным сербским правительством Симоновича дружественный пакт, который должен был укрепить позиции путчистов и помочь своим весом сплочению совместного англо-югославо-греческого фронта. 6 апреля 1941 года помощник американского госсекретаря господин Самер Уэлс, неоднократно встречавшийся до этого с советским послом а Вашингтоне, с явным удовлетворением констатирует в связи С этим: «При известных условиях русско-югославский пакт может иметь огромное значение, он затрагивает многосторонние интересы, и имеются основания полагать, что он представляет собой нечто большее, чем только лишь пакт о дружбе и ненападении».

Итак, в то время, когда германские войска были сосредоточены на территории Румынии и Болгарии против массированной высадки английских войск в Греции, Советский Союз, теперь уже в явном сговоре с Англией, пытается нанести Германии удар в спину, а именно:

   1. открыто поддерживает Югославию, политически и тайно оказывает ей военную помощь;
   2. заверяя Турцию в поддержке, пытается побудить ее к занятию агрессивной позиции по отношению к Болгарии и Германии и к вводу турецких войск во Фракию в весьма неблагоприятной военной обстановке;
   3. сам сконцентрировал крупные военные силы на румынской границе, в Бессарабии и у Молдовы;
   4. внезапно в начале апреля заместитель народного комиссара иностранных дел Вышинский в беседах с румынским посланником Гафеску в Москве предпринимает попытку начать политику быстрого сближения с Румынией с целью побудить ее к отходу от Германии. Английская дипломатия при посредничестве американцев в Бухаресте предпринимает усилия в этом же направлении.

Согласно англо-русскому плану по германским войскам в Румынии и Болгарии планировалось нанесение удара с трех сторон, а именно: из Бессарабии, Фракии и Сербии—Греции. Лишь благодаря лояльности генерала Антонеску, реалистической позиции турецкого правительства и прежде всего оперативному вмешательству Германии и решающим победам германской армии этот англо-русский план был сорван. Как стало известно правительству рейха из сообщений, почти 200 югославских самолетов с советскими и английскими агентами, а также с сербскими путчистами под руководством господина Зимина частично отправлены в Россию, где эти офицеры служат сегодня в русской армии, а частично — в Египте. Уже один этот факт представляет в особом свете тесное сотрудничество Англии и России с Югославией.

Советское правительство напрасно пыталось всячески замаскировать истинные цели своей политики. Советское правительство, поддерживая в последнее время экономические сношения с Германией и предприняв ряд отдельных мер, хотело продемонстрировать всему миру якобы нормальные или "даже дружественные отношения с Германией. Сюда следует отнести высылку им несколько недель тому назад норвежского, бельгийского, греческого и югославского посланников, обход молчанием британской прессой германо-русских отношений, организованный британским послом Криппсом по согласованию с Советским правительством, и, наконец, опубликованное недавно опровержение ТАСС, изображавшее отношения между Германией и Советской Россией вполне корректными. Эти отвлекающие маневры, находящиеся в вопиющем противоречии с действительной политикой Советского правительства, не смогли ввести в заблуждение правительство рейха.

Враждебная по отношению к Германии политика Советского правительства в военной области сопровождалась постоянно усиливающейся концентрацией всех располагаемых Россией вооруженных сил на широком фронте от Балтийского до Черного моря. Уже в то время, когда Германия основное внимание уделяла французской кампании на Западе и когда на Востоке находилось лишь незначительное количество германских войск, русское верховное командование начало систематическую переброску крупных контингентов войск к восточной границе рейха, причем сосредоточение основных сил было установлено у границ Восточной Пруссии и генерал-губернаторства, а также на границе с Румынией в Бессарабии и Буковине. Постоянно усиливались и русские гарнизоны на границе с Финляндией. Дальнейшими мероприятиями в этом направлении была переброска все новых русских дивизий из Восточной Азии и с Кавказа на территорию европейской части России. После того как Советское правительство в свое время заявило, что, к примеру, в Прибалтику оно введет лишь небольшое количество войск, только в этом районе после его оккупации оно постоянно увеличивало там концентрацию своих войск, насчитывающих сегодня 22 дивизии. Этим самым складывается впечатление, что русские войска все ближе подходили к германской границе, хотя с германской стороны не предпринимались никакие военные меры, которыми можно было бы мотивировать такие действия русских. И лишь эти действия русских вынудили германские вооруженные силы к принятию контрмер. Кроме этого, отдельные части русских сухопутных сил и ВВС выдвинулись вперед, а на аэродромах вдоль германской границы сконцентрированы крупные части ВВС. Следует также отметить неоднократные нарушения в начале апреля границы и участившиеся случаи пролета русских самолетов над территорией германского рейха. По сообщениям румынского правительства, такие же случаи имели место и в румынских приграничных районах Буковины, Молдовы и Дуная.

Верховное главнокомандование вермахта с начала года неоднократно указывало внешнеполитическому руководству рейха на возрастающую угрозу территории рейха со стороны русской армии и при этом подчеркивало, что причиной этого стратегического сосредоточения и развертывания войск могут быть только агрессивные планы. Эти сообщения Верховного главнокомандования вермахта со всеми подробностями будут доведены до общественности. Если и было малейшее сомнение в агрессивности стратегического сосредоточения и развертывания русских войск, то оно было полностью развеяно сообщениями, полученными Верховным главнокомандованием вермахта в последние дни. После проведения всеобщей мобилизации в России против Германии развернуто не менее 160 дивизий.

Результаты наблюдения за последние дни свидетельствуют о том, что созданная группировка русских войск, в особенности моторизованных и танковых соединений, позволяет Верховному Главнокомандованию России в любое время начать агрессию на различных участках германской границы. Донесения об усилившейся разведывательной деятельности, а также ежедневные сообщения о происшествиях на границе и стычках между сторожевыми охранениями обеих армий дополняют картину крайне напряженной, взрывоопасной военной обстановки. Поступающая из Англии информация о переговорах английского посла Криппса с целью дальнейшего укрепления сотрудничества между политическим и военным руководством Англии и Советской России, а также воззвание бывшего всегда врагом Советов лорда Бивербрука о всемерной поддержке России в будущей борьбе и призыв к Соединенным Штатам сделать то же самое неопровержимо свидетельствуют о том, какую судьбу уготовили немецкому народу.

ОСНОВЫВАЯСЬ НА ИЗЛОЖЕННЫХ ФАКТАХ, ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕЙХА ВЫНУЖДЕНО ЗАЯВИТЬ:

Советское правительство вопреки своим обязательствам и в явном противоречии со своими торжественными заявлениями действовало против Германии, а именно:

   1. Подрывная работа против Германии и Европы была не просто продолжена, а с началом войны еще и усилена.
   2. Внешняя политика становилась все более враждебной по отношению к Германии.
   3. Все вооруженные силы на германской границе были сосредоточены и развернуты в готовности к нападению.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРЕДАЛО И НАРУШИЛО ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ С ГЕРМАНИЕЙ. НЕНАВИСТЬ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ МОСКВЫ К НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМУ ОКАЗАЛАСЬ СИЛЬНЕЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗУМА. БОЛЬШЕВИЗМ — СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВРАГ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА.

БОЛЬШЕВИСТСКАЯ МОСКВА ГОТОВА НАНЕСТИ УДАР В СПИНУ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ, ВЕДУЩЕЙ БОРЬБУ ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ.

ПРАВИТЕЛЬСТВО ГЕРМАНИИ НЕ МОЖЕТ БЕЗУЧАСТНО ОТНОСИТЬСЯ К СЕРЬЕЗНОЙ УГРОЗЕ НА ВОСТОЧНОЙ ГРАНИЦЕ. ПОЭТОМУ ФЮРЕР ОТДАЛ ПРИКАЗ ГЕРМАНСКИМ ВООРУЖЕННЫМ СИЛАМ ВСЕМИ СИЛАМИ И СРЕДСТВАМИ ОТВЕСТИ ЭТУ УГРОЗУ. НЕМЕЦКИЙ НАРОД ОСОЗНАЕТ, ЧТО В ПРЕДСТОЯЩЕЙ БОРЬБЕ ОН ПРИЗВАН НЕ ТОЛЬКО ЗАЩИТИТЬ РОДИНУ, НО И СПАСТИ МИРОВУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ ОТ СМЕРТЕЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ БОЛЬШЕВИЗМА И РАСЧИСТИТЬ ДОРОГУ К ПОДЛИННОМУ РАСЦВЕТУ В ЕВРОПЕ.

Берлин, 21 июня 1941 года

+2

51

Ну и вот собственно сам текст Обращения Советского правительства:
http://history-of-war.ru/images/41-g/41-g-vistuplenie_v.m._molotova_po_radio_22_iyna_1941_g._gazeta_mo.jpg

+5

52

Dimuchin
Спасибо за этот материал.

0

53

Dimuchin написал(а):

Однако формально это не совсем так. В 4 часа утра 22 июня 1941 года Имперский министр иностранных дел Риббентроп вручил советскому послу в Берлине Деканозову ноту об объявлении войны и три приложения к ней:

формально может и так, но по сути это ничего не меняет. Нота была передана фактически постфактум, уже после перехода границы и авиаударов. да и как можно к этому относится, если сначала подписывается мирный договор о ненападении, а по сути уже зреют планы о начале войны (с августа 1940 года) и ведется активная  кампания по дезинформации против советской разведки и уверений Германии, что никакой войны против СССР не готовится и быть не может да к тому же многие из командования до последнего были уверены, что на границе идут боевые учения или все это провокация

22 июня 1941  года в Москве.

Воскресенье 22 июня 1941 г. для жителей столицы обещало быть погожим и приятным во всех отношениях. Да и несколько первых недель Великой Отечественной прошли для москвичей в каком-то странном смешении военной страды и привычного мирного быта. Об этом вспоминают свидетели — те, кто был в Москве 22 июня 1941 года. В их числе и ныне живущая героиня знаменитой фотографии “Первый день войны”, которую отыскал “МК”. Еще загодя горожанам предлагали провести выходной не только интересно, но с пользой. В том числе и для здоровья. “Московский комсомолец” напечатал накануне, 21 июня 1941 г., объявление: “Культмассовая комиссия Фрунзенского РК ВЛКСМ организует по воскресеньям массовые вылазки за город. (…) Многие уже ждут солнечного утра 22 июня, а для тех, кто не знает, сообщаем: в 9 утра у райкома, как всегда, в любую погоду. Захватите 3—4 рубля и пару бутербродов, а затем — поехали! В лес, к реке, к солнцу!” Можно предположить, что в том турпоходе по случаю хорошей погоды приняло участие немало любителей активного отдыха, и эти туристы оказались одними из самых последних, кто услышал страшную новость о начавшейся войне.
  На знаменитом фото Валентина Николаевна Смирнова — третья справа в первом ряду.

http://s48.radikal.ru/i122/1006/f9/942617151e5f.jpg

http://s40.radikal.ru/i088/1006/9d/269e07383e93.jpg 
“Не паникуйте. Это провокация!”

Практически полдня о нападении фашистов на СССР простые граждане ничего не знали. Публикации в газетах, сверстанных еще в субботу, сообщали о текущих, сугубо мирных делах.

Открыв утром 22-го свежий выпуск “Московского комсомольца”, москвичи могли узнать, например, о том, что в Киевском райкоме комсомола прошло совещание пионервожатых, посвященное сбору металлолома; на ВСХВ состоялась встреча делегаций марийских и чувашских колхозников; Тушинская чулочная фабрика до 1 июля успеет выпустить 109 200 пар чулок сверх полугодового плана… А на первой полосе столичной молодежки читателей информировали о проведении через месяц, 20 июля, крупного спортивного мероприятия: в Белокаменной пройдет Всесоюзный день физкультурника, и на Красной площади должны состояться большой парад физкультурников и футбольный матч. Впрочем, военная тематика в номере от 22 июня 1941 г. все-таки присутствовала. “МК” опубликовал очередные вести с фронтов Второй мировой. В сводке германского командования, переданной из Берлина 21-го числа, сообщалось о потоплении немецкой подлодкой в Северном море английского вспомогательного крейсера, о бомбардировке англичанами населенных пунктов в Северной Германии.

По радио тоже шли трансляции в полном соответствии с программой передач, которая была составлена заранее. О том, что в действительности творилось в это время на “эфирной кухне”, корреспонденту “МК” довелось узнать несколько лет назад от известного историка радио, профессора Александра Шереля:

— Наш знаменитый диктор Юрий Левитан рассказывал мне, какая глупейшая ситуация сложилась тем трагическим утром 22 июня. В Радиокомитет названивали корреспонденты из Киева, Минска, Прибалтики: “Война началась!” Но из Москвы им в ответ: “Не может быть никакой войны!” “Да нас уже бомбят немцы! Вот послушайте — взрывы же слышны в телефонной трубке!” — “Не паникуйте. Это провокация!..” Потом председатель Радиокомитета все-таки распорядился, чтобы на всякий случай вызвали на работу Левитана. А через некоторое время у здания Радиокомитета затормозила машина с фельдъегерем из Кремля — он доставил огромный пакет, весь в сургучных печатях. Но когда местное начальство его вскрыло, внутри оказалась узенькая бумажка всего с двумя строчками, которые следовало передать в эфир: в 12 часов дня будет транслироваться важное правительственное сообщение…

Лишь в полдень, из выступления по радио наркома иностранных дел Молотова, граждане услышали о начавшейся войне с Германией. Никто еще не догадывался тогда, каким горем и лишениями обернется для Страны Советов и ее столицы эта многолетняя военная страда…

— Некоторые — и таких было, поверьте, немало, не только мальчишки, но и взрослые, — даже радовались, — вспоминал один из московских старожилов, Степан Махотко. — Мол, вот, наконец-то мы сможем этому проклятому Гитлеру и его генералам набить морду! Сейчас наша непобедимая Красная Армия покажет фашистам свою мощь — и, как говорится, “малой кровью, на чужой территории” освободит германский пролетариат от гнета нацистов!.. Порой среди людей, столпившихся возле уличных репродукторов, даже возникали споры и перебранки: за и против войны. И все-таки большинство было подавлено услышанной информацией… А еще, помнится, все в тот день недоумевали, почему по радио с обращением к населению выступил Молотов, а не сам Сталин. Среди горожан ходили слухи: любимый вождь будет говорить со своим народом по радио чуть позднее — в 4 часа... в 6 часов... в 8 вечера… Но время это приходило, а Иосифа Виссарионовича в радиоэфире по-прежнему не было.

“Вот так я попала в историю…”

Классикой “летописи Великой Отечественной” стала фотография “Первый день войны”, сделанная известным фотокорреспондентом Евгением Халдеем: москвичи возле уличного репродуктора слушают выступление Молотова. Автору этих строк довелось однажды получить письмо от одного из персонажей знаменитого снимка.

“Было это 22 июня 1941 года, — написала москвичка Валентина Смирнова. — Утром я вышла из дома по Большому Власьевскому переулку и направилась за покупками… Не спеша дошла до Арбатской площади, затем по Воздвиженке до Военторга. Там ничего не купила и решила идти в ГУМ. Настроение было тревожное, по радио объявили о предстоящем правительственном сообщении. Люди на улицах собирались группами и чего-то ждали. У одного из репродукторов, установленных на Никольской (ее переименовали в улицу 25-го Октября), остановилась и я. И вдруг услышала, как Молотов произнес: война!.. Уже значительно позднее, в 1960-е, однажды увидела в газете фото Е.Халдея “Первый день войны” и узнала себя (в первом ряду справа налево — третья). Вот так я попала в историю страшной войны…”

Корреспонденты “МК” навестили Валентину Николаевну, которая буквально на днях отметила свое 91-летие, и услышали от нее более подробный рассказ:

— Я ведь тогда буквально на несколько дней вернулась в Москву из Выборга, куда уехала вслед с супругом, которого в начале 41-го мобилизовали в армию. В столице жила у родителей мужа и именно оттуда, из квартиры в Большом Власьевском, отправилась утром по магазинам, приобрести кое-что из вещей… Конечно, узнав страшную весть о нападении фашистов на СССР, я больше ни о каких покупках уже не думала, а вернулась поскорее домой и через день или два уехала к полуторагодовалой дочке, жившей вместе с моими родителями в Вышнем Волочке. Хорошо помню, что из Москвы тогда еле-еле удалось выбраться: сразу после объявления о начале войны въезд и выезд из столицы строго ограничили, билеты на поезд можно было получить лишь через коменданта. В Вышнем Волочке работать по моей профессии — учительницей — оказалось негде, поэтому я в конце концов устроилась в эвакогоспиталь. Так всю войну и трудилась там эвакуатором. Победу наш госпиталь встретил, находясь на территории Латвии, под Ригой, и в том же 1945-м я возвратилась в Москву. Работала учительницей литературы в школе вплоть до 1974 г.

О том, что оказалась “увековеченной” на снимке известного фотокорреспондента, я узнала лишь значительно позднее, увидев однажды в одной из московских газет ту самую фотографию. Попыталась встретиться с автором, и это удалось.

Евгений Халдей тогда рассказал, что снимок сделал из окна дома на бывшей Никольской. Вот у меня сохранились его воспоминания: “22-го был воскресный день. К 10 часам меня вызвали на работу в фотохронику ТАСС. Помещалась она тогда на улице 25 Октября, рядом с ГУМом. Ровно в 12 сообщили о выступлении Молотова. И люди стали собираться около нашего здания, где был установлен репродуктор, — ждали правительственного сообщения. Я сделал снимок и не знал еще тогда, что мне придется еще много раз снимать убитых горем людей. Этот снимок я назвал “Первый день войны”…”

Евгений Ананьевич подарил мне на память альбом своих фотографий с дарственной надписью. Потом мы с ним на протяжении нескольких лет обязательно созванивались 22 июня. Я когда звонила, всегда представлялась: “Это Валя из 1941-го”. Это был такой своеобразный пароль…

“Объявляю в Москве угрожаемое положение”

Мирная жизнь не сразу уступила место суровым военным будням. Москва, хоть и оглушенная известием о фашистском вторжении, продолжала еще некоторое время по инерции существовать в своем прежнем “измерении”.

Вечером 22 июня, как обычно, распахнулись двери столичных театров. Вахтанговцы давали уже проанонсированную заранее премьеру спектакля “Маскарад”, на сцене МХАТа показывали “Анну Каренину”, в Театре оперетты — веселую “Двенадцатую ночь”…

Удивительное смешение “войны и мира”, сохранявшееся поначалу в жизни москвичей, хорошо иллюстрируют газетные материалы, опубликованные “Московским комсомольцем” в середине лета 1941-го.

В номере от 24 июня напечатаны тексты важнейших правительственных решений. Указ Президиума ВС СССР “О военном положении”. “О мобилизации военнообязанных”... А еще — “Приказ по местной противовоздушной обороне. В связи с угрозой воздушных нападений на город объявляю в г. Москве и Московской области с 13 часов 22 июня 1941 г. угрожаемое положение. В первую очередь выполнить следующие меры: а) полностью затемнить жилые здания, учреждения, заводы…; б) выключить все световые рекламы, внутридворовое освещение; в) привести в готовность бомбоубежища и газоубежища для населения г. Москвы… Начальник МПВО комбриг С.Фролов”. И тут же: “Мосгороно объявляет прием на двухгодичные музыкально-педагогические курсы по подготовке учителей пения и музыки для начальных и неполных школ Москвы”.

В эти же июньские дни “МК” опубликовал информацию о состоявшейся в Кремле церемонии награждения: “В связи с 20-летием Грузинской ССР М.Калинин вручил ордена и медали группе передовиков из закавказской республики: председателю колхоза “Цители Тушети”, рядовому колхознику, старшему мастеру Тбилисского машиностроительного завода…” А в номере от 28-го числа напечатано объявление о начинающихся в столице гастролях Свердловского театра музыкальной комедии (правда, в связи с упомянутым уже приказом о затемнении газета поместила весьма существенное примечание: окончание спектаклей на позднее 20 ч. 30 мин. — то есть добраться до дома граждане успеют засветло).

“Подавляющее большинство преподавателей начальных и средних школ прервало свой летний отпуск и вернулось в Москву. …Многие учителя поступают на курсы медсестер...” (“МК”, 1 июля 1941 г.)

Важнейшая для жителей столицы информация — опубликованный 2 июля “Приказ о местной противовоздушной обороне г. Москвы”: “Для предотвращения ранений от разбитых стекол от действия взрыва во время воздушного налета, приказываю: …Всем жителям г. Москвы наклеить на стекла окон своей квартиры и мест общего пользования в двухдневный срок полоски из материи, целлофана, марли…” (Вот они откуда пошли, знаменитые “кресты” на окнах, которые непременно фигурируют в фильмах про Великую Отечественную!)

4 июля был опубликован Указ Президиума ВС СССР “Об установлении на военное время временной надбавки к подоходному налогу с населения”. Из этой официальной публикации граждане узнали, что отныне придется дополнительно раскошеливаться “на одоление супостата”: подоходный налог им увеличили в полтора-два раза, а что касается тех, кто подлежит призыву в армию, но не мобилизован (то есть получил так называемую “бронь”), то для них теперь подоходный увеличивается на 100 и даже на 200%.

Четырьмя днями позже обнародован еще один “серьезный” указ: “Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения”. По приговору военного трибунала паникерам грозило минимум от 2 до 5 лет лагерей.

Любопытно взглянуть и на перечень картин, демонстрировавшихся в те дни в столичных кинотеатрах. Наряду с довоенными художественными фильмами “Чапаев”, “Большая жизнь”, “Боксеры”, “Конек-горбунок”… теперь крутили документальные ленты — “Боевой киносборник”, “Подруги на фронте”, “В тылу врага”, “На боевом посту”… Центральная студия кинохроники в экстренном порядке подготовила обучающие фильмы: “Борьба с зажигательными бомбами”, “Противогаз для детей”, “Противохимическая защита”…

Война — войной, а интерес к спорту у москвичей вовсе не иссяк.

“Спортивная жизнь в Москве не замирает ни на один день. Как и раньше работают стадионы и водные станции, — молодежь играет в футбол, бегает кроссы… Особенно оживленно на стадионах по воскресным дням. Тысячи любителей спорта собираются на трибунах, чтобы посмотреть мастерство лучших физкультурников страны. Характерная деталь: когда в 2 ч. дня радио передает очередное сообщение Советского Информбюро, спортивная жизнь на несколько минут прекращается: зрители и физкультурники слушают вести с фронта, а затем все идет своим чередом”. “3 августа на стадионе ЦДКА в Сокольниках начался розыгрыш первенства Москвы по легкой атлетике... В 4 ч. дня на футбольное поле вышли команды “Спартак” и “Торпедо”. Выиграв со счетом 2:1, “Торпедо” вышло в полуфинал Кубка Москвы…” (“МК”, 6 августа 1941 г.)

Впрочем, ближе к концу лета 1941-го отголоски прежней мирной жизни становятся все менее заметны. Москву и москвичей ждали суровые испытания…

Отредактировано Anabelle (2010-06-23 15:14:18)

+4

54

Сегодня 65 лет Параду Победы, который прошел на Красной площади 24 июня 1945 года

Участники и свидетели того первого парада говорят, что по сумасшедшей «температуре» народной радости его можно сравнить разве что с первой вестью из Берлина о Победе. История его хранит много любопытнейших деталей. Давайте вспомним некоторые из них.

1. КАК РУХНУЛА МЕЧТА ВОЖДЯ

Известно, что первый Парад Победы принимал маршал Георгий Константинович Жуков. Однако же и мы, тогдашние военные мальчишки, и кое-кто сегодня удивляются: а чего же не Сталин? Ведь он главнокомандующий, генералиссимус, верховный вождь победителей. Казалось бы, ему, а не Жукову выезжать из Спасской башни на белом скакуне... Можно сказать, в седле родился, как всякий горец...

Тайну эту раскрыл Василий, сын Сталина.

За неделю до дня парада Сталин вызвал Жукова к себе на дачу и спросил, не разучился ли маршал ездить верхом. Ему-то все больше на штабных автомобилях приходится ездить. Жуков ответил, что не разучился и в свободную минуту старается ездить верхом.

- Вот что, - сказал Верховный, - вам придется принимать Парад Победы. Командовать парадом будет Рокоссовский.

Жуков удивился, но виду не подал:

- Спасибо за такую честь, но не лучше ли парад принимать вам?

А Сталин - ему:

- Я уже стар принимать парады. Принимайте вы, вы помоложе.

Все это есть в мемуарах Жукова. Читаем: «Прощаясь, он (Сталин. - Прим. ред.) заметил, как мне показалось, не без намека:

- Советую принимать парад на белом коне, которого вам покажет Буденный...»

На следующий день Жуков поехал на Центральный аэродром на бывшей Ходынке - там проходила репетиция парада - и встретился с Василием, сыном Сталина. И вот тут-то Василий маршала и изумил. По секрету рассказал, что отец сам собирался принимать парад. Приказал маршалу Буденному приготовить подходящего коня и поехал в Хамовники, в главный армейский манеж верховой езды на Чудовке, как назывался тогда Комсомольский проспект. Там армейские кавалеристы и обустроили свой великолепный манеж - огромный, высокий зал, весь в больших зеркалах. Именно сюда 16 июня 1945 года приехал Сталин тряхнуть стариной и проверить, не утратились ли со временем навыки джигита. Все-таки другие поводья привык держать...

По знаку Буденного подвели белоснежного скакуна и помогли водрузиться в седло. Собрав поводья в левой руке, которая всегда оставалась согнутой в локте и лишь наполовину действующей, из-за чего злые языки соратников по партии называли вождя «Сухоруким», Сталин пришпорил норовистого скакуна - и тот рванул с места...

Всадник вывалился из седла и, несмотря на толстый слой опилок, больно ударился боком и головой... К нему все кинулись, помогли подняться. Буденный, человек неробкий, со страхом глядел на вождя... Но обошлось без последствий.

Вот после этого случая Сталин и поручил маршалу принимать Парад Победы. А попутно настоятельно посоветовал оседлать именно того дерзкого скакуна. Приглянулся? Или подумал, что и Жукову не усидеть? Но в день парада маршал Жуков лихо пронесся по Красной площади...

В одном строю с героями войны шли и братья наши меньшие, спасшие много человеческих жизней.

http://s58.radikal.ru/i160/1006/16/0204419aa616.jpg

2. ПОЧЕМУ НЕ БЫЛО ГЛАВНОГО ЗНАМЕНИ ПОБЕДЫ?

Знамя Победы, привезенное в Москву 20 июня 1945 года, должны были пронести по Красной площади. И расчет знаменщиков специально тренировался. Хранитель Знамени в Музее Советской Армии А. Дементьев утверждал: водрузившие его над рейхстагом и откомандированные в Москву как знаменосец Неустроев и его ассистенты Егоров, Кантария и Берест прошли на репетиции крайне неудачно - на войне им было не до  строевой подготовки. У того же Неустроева к 22 годам пять ранений, ноги повреждены. Назначать других знаменосцев - нелепо, да и поздно. Жуков решил - Знамя не выносить. Поэтому вопреки распространенному мнению Знамени на Параде Победы не было. Первый раз Знамя выносили на парад в 1965 году.

3. КТО ОБКОРНАЛ АЛЫЙ СТЯГ?

По словам того же Дементьева, не раз возникал вопрос: почему у Знамени не хватает полосы длиной 73 и шириной 3 сантиметра, ведь полотнища всех штурмовых флагов нарезались одного размера? Есть две версии. Первая: полоску оборвал и взял на память 2 мая 1945 года бывший на крыше рейхстага рядовой Александр Харьков, наводчик «катюши» из 92-го гвардейского минометного полка. Откуда ему было знать, что именно это, одно из нескольких, ситцевое полотнище станет Знаменем Победы?

Вторая версия: Знамя хранилось в политотделе 150-й стрелковой дивизии. В основном там работали женщины, которых летом 1945 года начали демобилизовывать. Они решили оставить себе сувенир на память, отрезали полоску и поделили на кусочки. Эта версия наиболее вероятна: в начале 70-х в Музей Советской Армии пришла женщина, рассказала эту историю и показала свой лоскуток. Приложили к Знамени - пришелся к месту...

4. ШТАНДАРТЫ ГИТЛЕРА И ВЛАСОВА

Все видели кадры, как к подножию Мавзолея бросают фашистские знамена. Но любопытно, что 200 знамен и штандартов разгромленных немецких частей бойцы несли в перчатках, подчеркивая то, что даже в руки древки этих штандартов брать омерзительно. И бросали на специальный помост, чтобы штандарты не коснулись мостовой Красной площади. Первым швырнули личный штандарт Гитлера, последним - знамя армии Власова. А вечером того же дня помост и все перчатки были сожжены.

5. ДАТУ ПАРАДА ОПРЕДЕЛИЛИ ПО РАБОТЕ... ШВЕЙНЫХ ФАБРИК     

Директива о подготовке к параду ушла в войска за месяц, еще в конце мая. А точная дата парада определялась временем, необходимым швейным фабрикам Москвы для шитья 10 тысяч комплектов парадного обмундирования для солдат и  сроками пошива в ателье мундиров для офицеров и генералов.

6. КАК ОТБИРАЛИ СЧАСТЛИВЧИКОВ В ПАРАДНЫЕ ПОЛКИ

Чтобы участвовать в Параде Победы, надо было пройти жесткий отбор: учитывались не только подвиги и заслуги, но и вид, соответствующий облику воина-победителя, и чтобы ростом он был не менее 170 см. Недаром в кинохронике все участник парада - просто красавцы, особенно летчики. Отправляясь в Москву, счастливчики еще не знали, что им предстоит по 10 часов в день заниматься строевой ради трех с половиной минут безукоризненного марша по Красной площади.

7. АВИАМАРШ ПРИШЛОСЬ ОТМЕНИТЬ

За пятнадцать минут до начала парада пошел дождь, перешедший в ливень. Распогодилось только к вечеру. Из-за этого воздушную часть парада отменили.

Стоявший на трибуне Мавзолея Сталин был одет в плащ и резиновые боты - по погоде. А вот маршалы вымокли насквозь. Промокший парадный мундир Рокоссовского, когда высох, сел так, что снять его оказалось невозможно - пришлось распарывать.

В тот день сильный летний дождь не испортил радости москвичей.

http://s001.radikal.ru/i193/1006/2a/7f5be2fc244e.jpg

8. МАРШАЛА ЖУКОВА УЧИЛИ ПРАВИЛЬНО ЧИТАТЬ

Уцелела парадная речь Жукова. Интересно, что на ее полях кто-то тщательно расписал все интонации, с которыми маршал должен был произнести этот текст.

Самые интересные пометки: «Тише, суровее» - на словах «Четыре года назад немецко-фашистские полчища разбойничьи напали на нашу страну». «Громче, с нарастанием» - на жирно подчеркнутой фразе «Красная Армия под водительством своего гениального полководца перешла в решительное наступление». А вот «тише, проникновеннее» - начиная с предложения «Победу мы завоевали ценой тяжелых жертв».

9. СКОЛЬКО ВСЕГО БЫЛО ПАРАДОВ ПОБЕДЫ?

Мало кому известно, что эпохальных парадов в 1945 году было четыре. Первым по значимости, несомненно, является Парад Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве. Еще три малоизвестных парада были посвящены окончанию Великой Отечественной войны и победе объединенных наций во Второй мировой, разгрому гитлеровской Германии и императорской Японии.

Парад советских войск в Берлине состоялся 4 мая 1945 года у Бранденбургских ворот,  принимал его военный комендант Берлина генерал Н. Берзарин.

Парад Победы союзных войск в Берлине устроили 7 сентября 1945 года. Это было предложение Жукова после московского Парада Победы. От каждой союзной нации участвовали сводный полк в тысячу человек и бронетанковые части. Но всеобщее восхищение вызвали 52 танка ИС-2 из нашей 2-й гвардейской танковой армии.

Парад Победы советских войск в Харбине 16 сентября 1945 года напоминал первый парад в Берлине: наши воины шли в полевой форме. Танки и САУ замыкали колонну.   

10. ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ НЕ БЫЛ ПРАЗДНИЧНЫМ...

После парада 24 июня 1945 года День Победы широко не праздновался и был обычным рабочим днем. Только в 1965 году День Победы стал праздничным выходным днем. После распада СССР Парады Победы не проводились до 1995 года.

Резвые скакуны грациозно пронесли по Красной площади маршалов Победы Георгия Жукова (впереди) и Константина Рокоссовского.

http://i047.radikal.ru/1006/51/f7468964fed9.jpg

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Откуда взялся Кумир?

Конь Жукова был терской породы, светло-серой масти по кличке Кумир. Мало кому известно, что Кумир также участвовал и в легендарном военном параде 7 ноября 1941 года. Тогда в седле был командир первого эскадрона кавполка НКВД Иван Максимец. Любопытно, что Максимец уцелел во время войны и участвовал в Параде Победы: шел в пешем строю сводного полка. Коней для Жукова и Рокоссовского специально приучали к реву моторов и звукам оркестра, а сами маршалы тренировались и привыкали к ним в манеже целый месяц.

СТАТИСТИКА

На параде торжественным маршем прошли сводные полки 11 фронтов в таком порядке: Карельского, Ленинградского, 1-го и 2-го Прибалтийских, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских, 1-го, 4-го, 2-го и 3-го Украинских, сводный полк Военно-Морского флота. В составе полка 1-го Белорусского фронта особой колонной прошли представители Войска Польского.

В параде также участвовали «коробки» Комиссариата обороны (1), военных академий (8), военных и суворовских училищ (4), гарнизона Москвы (1), конной бригады (1), артиллерийские, мотомеханизированные, воздушно-десантные и танковые части и подразделения (по особому расчету).

А также сводный военный оркестр в составе 1400 человек.

Продолжительность парада - 2 часа 09 мин. 10 сек.

Из них - прохождение:

- пехоты - 36 мин.

- конницы - 4 мин.

- артиллерии - 29 мин.

- бронетехники - 21 мин.

В параде участвовали 24 маршала, 249 генералов, 2536 офицеров, 31 116 рядовых, сержантов.

По Красной площади прошло более 1850 единиц военной техники.

ГОВОРЯТ УЧАСТНИКИ ПАРАДА

Михаил БЕЛОКОНЬ, Белорусский фронт: «Нам целовали даже ноги»

- Я был в составе тех, кто бросал гитлеровские знамена к Мавзолею. Столько было радости! Это был вздох, глубокий вздох людей после 1418 дней войны. А после парада нас москвичи  подхватили и 800 метров несли на руках. Нас целовали в лоб, губы, даже ноги целовали. Когда началась война, мне было всего 15 лет, а на фронте я был в 16 лет, а в 17 лет я уже был ранен. Потом, после ранения, - опять на фронте. И в обоих случаях я был разведчиком, полевым разведчиком!

Константин ЛЕВЫКИН, Украинский фронт: «Жаль, демонстрации не было!»

- Мимо Покровского собора мы вышли на улицу Куйбышева, а в это время на всех улицах, прилегающих к Красной площади, собрался народ. Люди собирались участвовать в демонстрации, она была назначена на этот день, из-за проливного дождя ее отменили, но они не ушли. Мы шли вольным шагом, и вдруг нам стали бросать цветы под ноги. И тогда смышленый сержант Максименко крикнул: «Братцы, прижмем левой!» - и мы перешли на строевой, стали печатать шаг без всякой команды офицеров, и офицеры сами последовали нашему примеру».

+3

55

Интерактивный взгляд на Великую Отечественную

При поддержке межрегионального общественного фонда «Центр национальной славы России» во Всемирной сети открыт еще один интернет-ресурс, посвященный Великой Отечественной войне. Он называется «Парад Победы».

Разработчики сайта сделали его максимально удобным для посетителей. Он разделен на четыре интерактивных раздела: «Начало», «Карта Победы», «Парад Победы» и «Слава победителям».

В первом разделе размещена статья, в которой рассказывается о причинах начала самой ужасной и разрушительной войны в истории человечества. Те, кто зайдет на сайт, смогут узнать, как складывалась ситуация в Европе накануне Второй мировой войны, что делало советское руководство, чтобы ее предотвратить, и как одновременно готовилось к неизбежному столкновению.

Во втором разделе сайта посетители найдут большую интерактивную карту с информацией о ключевых сражениях войны, памятных местах и военных находках. Клик на любую из точек отзовется десятками фотографий и статей, касающихся событий, происходивших в военные годы в каждом конкретном месте на территории бывшего СССР и в Европе.

Раздел «Парад Победы» сами разработчики сайта считают своей гордостью. Перемещая курсор по огромной оцифрованной фотографии Парада Победы на Красной площади в июне 1945 года, посетитель может получить информацию о всех деталях того грандиозного действа.

В последнем разделе сайта «Слава победителям» каждый желающий может оставить слова благодарности своим родным и близким, сражавшимся за Родину с захватчиками. К сообщениям можно прикрепить фото героев.

В скором времени на сайте появится пятый раздел - «Города-герои  и города воинской славы», в котором будет собрана наиболее полная и интересная информация о героическом прошлом этих городов.

Активное участие в подготовке портала принимали сотрудники Института российской истории РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова, Российского государственного гуманитарного университета, члены ветеранских организаций, военно-исторических клубов и поисковых отрядов.

Разработчики проекта хотели бы, чтобы молодежь взглянула на Великую Отечественную глазами ее участников, а не доверялась некоторым ушлым псевдоисследователям, которые трактуют историю в угоду современным интересам отдельных политических сил.

САЙТ paradpobedy.ru

--

+1

56

Память о войне… Трудное, порой мучительное, но святое чувство.
     Летят годы, идут десятилетия… Иной раз кажется, что это чувство притупляется, но подходит День Победы или очередная годовщина какой-либо битвы – и снова ноют раны, снова в душах людей вспыхивает боль об отцах, дедах и старших братьях, оставшихся на полях войны. А рядом с этой болью – гордость, огромная гордость за нашу Родину, сломавшую хребет фашизму.
     Вот и сейчас, в канун 67-летней годовщины со дня Курской битвы, я побывал на этой обильно политой кровью земле. Теперь здесь тихо, так тихо, что даже отдаленный рокот трактора кажется неуместным в стрекоте кузнечиков и щебете жаворонков. А шестьдесят семь лет назад на этих полях гремело одно из величайших сражений Великой Отечественной войны.
     В ходе зимнего наступления Красной Армии в районе Курска, Орла и Белгорода образовался огромный выступ, глубоко вдававшийся в расположение противника. Его протяженность по фронту достигала 550 километров. Наши войска оказались в довольно сложном положении: в случае удара с севера – со стороны Орла и с юга – со стороны Белгорода мощнейшая группировка советских войск могла попасть в котел.
     Именно поэтому в район Курского выступа приехали заместитель Верховного главнокомандующего Г. К. Жуков и начальник Генерального штаба А. М. Василевский. Проанализировав обстановку, они составили соответствующий документ, который Георгий Константинович за своей подписью направил Сталину: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным.
     Будет лучше, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно выбьем основную группировку противника».
       
     «Цитадель» как средство восстановления престижа Германии
     К этому времени военнополитическое положение Германии резко ухудшилось. Достаточно сказать, что в зимней кампании Красная Армия разгромила более ста немецких дивизий: только безвозвратные потери в живой силе составили 1 миллион 135 тысяч человек. Главная ударная сила гитлеровцев – бронетанковые войска тоже оказались в тяжелом положении. Это вынужден был признать даже генералинспектор бронетанковых вой ск Гудериан. 9 марта 1943 года он направил в генеральный штаб сухопутных войск донесение, в котором сообщал: «К сожалению, в настоящее время у нас нет уже ни одной полностью боеспособной танковой дивизии».
     Чтобы поднять моральное состояние вермахта, восстановить военный и политический престиж Германии, было принято решение провести большое летнее наступление. «Мы должны наступать из политических соображений!» – заявил фельдмаршал Кейтель в мае 1943 года. 15 апреля 1943 года в оперативном приказе № 6 Гитлер провозгласил: «Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» – первое наступление в этом году. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. На направлениях главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов».
     Для проведения операции на Курском направлении было сосредоточено более 900 тысяч солдат и офицеров, около 10 тысяч орудий и минометов, 2700 танков и штурмовых орудий, а также свыше 2 тысяч самолетов.
     Все эти приготовления велись в обстановке строжайшей секретности, но советская военная разведка своевременно вскрыла планы врага. Еще 12 мая, то есть почти за два месяца до гитлеровского наступления, наши разведчики сообщили: «Сведения о подготовке немцами операции с целью прорыва нашего фронта в районе Курск–Белгород соответствуют действительности. Название «Цитадель», повидимому, является условным обозначением операции, планируемой немцами в районе Орловского выступа».
     Но это еще не все! 3 мая на совещании в Мюнхене план «Цитадель» был утвержден окончательно, а 5 мая об этом узнал наш Генштаб. Эти данные были подтверждены сведениями, которые с помощью подпольщиков города Ровно раздобыл легендарный разведчик Николай Кузнецов.
     Интереснейшую информацию передала в Москву действовавшая в Швейцарии группа Шандора Радо. Разведчики сообщили не только о самом факте появления «тигров», которые должны были решить исход сражения под Курском, но и раздобыли его тактикотехнические данные: скорость, толщину брони, калибр орудия и, самое главное, уязвимость танка при атаках с воздуха.
     Усилили свою активность и партизаны. Когда стало очевидным сосредоточение фашистских войск в районе Курского выступа, они начали наносить регулярные удары по вражеским коммуникациям.
     Летели под откос поезда с живой силой и боевой техникой, взрывались мосты, минировались шоссейные дороги.
     А белорусские партизаны так искусно заминировали железнодорожные ветки вокруг Витебска, что оттуда не мог вый ти ни один поезд.
     В результате там скопилось огромное количество вагонов с живой силой, техникой, боеприпасами и горючим.
     Партизаны сообщили об этом на Большую землю. Вскоре последовал массированный налет советских бомбардировщиков – и Витебский железнодорожный узел был уничтожен, само собой разумеется, вместе со всеми стоящими на путях эшелонами.
       
     Главный враг рейха – Ванюша Алешкин
     Весь план снабжения войск, подвоза техники и людей трещал по швам. В Михайловском районе действовал большой партизанский отряд, против которого каратели были бессильны. И тогда они разработали операцию «Белый медведь», суть которой была в поголовном уничтожении населения окрестных деревень. Сохранился документ, подписанный руководителем этой операции генералом Хойзингером. Рассказывая о своих подвигах, бравый генерал с гордостью сообщает, что в результате операции было сожжено 18 деревень и расстреляны 520 «пособников партизан». А знаете, кто эти пособники? Восьмидесятилетние старики и годовалые ребятишки.
     …Неподалеку от оживленной автомобильной трассы Железногорск–Киев стоит скромный памятник – скорбящая женщина и мальчик в форме суворовца. А на постаменте надпись: «Здесь похоронены мирные жители поселка Большой Дуб, расстрелянные и заживо сожженные немецкофашистскими карательными войсками». То же самое выбито с другой стороны, только название поселка – Звезда.
     На обелиске – фамилии расстрелянных и, что самое главное, их возраст. Убивали целыми семьями. Пятеро Алешкиных, девять Кондрашевых, одиннадцать Федичкиных, тринадцать Ворониных… Алешкины – дед с бабкой и трое внуков, старшему шесть, младшему один годик. Федичкины – дед с бабкой, дочери и шестеро внуков, младшему два года. Кондрашевы – тоже старик, старуха и внуки, младшему один годик.
     Каратели думали, что свидетелей их злодеяний нет, но они ошиблись. Надежда Тимофеевна Дугинова успела спрятаться в огороде. Она видела, как повесили ее мужа, как расстреляли детей, но не шелохнулась, словно окаменев от горя.
     Видела, как бежала по улице ее соседка с внуком на руках – их сразила пулеметная очередь.
     Видела, как пятилетний Ванюша Алешкин спрятался в бочке с водой. Когда закончился воздух, и он вынырнул, здоровенный эсэсовец схватил его за ноги, пристрелил и швырнул в погреб, где уже полыхал огонь.
       
     Здесь русский человек стоял…
     Тем временем на Центральном, Воронежском и Степном фронтах шла напряженная подготовка к предстоящим боям.
     Надо было организовать глубоко эшелонированную, многополосную оборону на 200–300 километров в глубину. Рыли траншеи и ходы сообщений, сооружали доты и дзоты, устанавливали минные поля. Но самое главное, шло пополнение людьми и боевой техникой.
     А техника к лету 1943-го была уже не та, что в начале войны! В тылу на полную мощность работали заводы, выпускавшие новые штурмовики, истребители и бомбардировщики: за год их сошло с конвейера около 35 тысяч. За тот же год наша промышленность дала фронту 24 тысячи танков. Тогда же началось массовое производство самоходных артиллерийских установок с более мощной пушкой – против нее не мог устоять даже хваленый «тигр».
     И что особенно важно, были разработаны подкалиберный и кумулятивный снаряды, которые прошивали и прожигали любую броню. 130 тысяч орудий, минометов и «катюш» было выпущено в 1943 году, тогда же появились новые образцы противотанковых пушек, а также пулеметов и автоматов.
     И вот приготовления закончены. Фашистским войскам противостояло 1,3 миллиона солдат и офицеров, более 19 тысяч орудий и минометов, 3,5 тысячи танков и самоходных орудий, 2 с лишним тысячи самолетов. Эти цифры говорят о многом: впервые в ходе войны наши войска превосходили противника не только в живой силе, но и в технике.
     1 июля в гитлеровской ставке, расположенной в Восточной Пруссии, состоялось последнее большое совещание перед началом операции «Цитадель». На следующий день об этом стало известно в Москве, и в войска ушла телеграмма, в которой сообщалось, что немцы могут перейти в наступление в период от 3 до 6 июля.
     Когда примерная дата гитлеровского наступления стала известна в дивизиях и полках, само собой разумеется, командиры захотели узнать не только день, но и час начала наступления. В тыл врага были заброшены самые отчаянные разведчики с одним-единственным заданием – добыть «языка».
     4 июля в районе Белгорода разведчики захватили немецкого сапера, который сообщил, что его группа получила задание расчистить минные поля и снять проволочные заграждения.
     – Утром будем наступать! – не без гордости заявил он. – «Тигры» сомнут вашу оборону, и через день мы будем в Курске! Всему личному составу выдан сухой паек и даже шнапс, чтобы отметить взятие города, – хвастливо закончил он.
     Напряжение нарастало. Надо было принимать решение о начале артиллерийской контрподготовки, но для этого нужно абсолютно точно знать время начала немецкого наступления.
     «Верить или не верить пленным? – рассказывал несколько позже о своих сомнениях Константин Рокоссовский. – Если они говорят правду, надо начинать запланированную нами артиллерийскую контрподготовку, на которую выделялось около половины боекомплекта снарядов и мин. А если это ловушка, если нам подбросили дезинформацию, что тогда, чем мы встретим немцев, когда они пойдут вперед? Времени на запрос разрешения Ставки не было, и я решил: была не была, и отдал приказ о начале контрподготовки».
     В 2 часа 20 минут тихую июльскую ночь расколол грохот канонады. 600 стволов, да еще два полка «катюш» извергали смертоносный огонь.
     Через полчаса, израсходовав четвертую часть боекомплекта, орудия умолкли. В 4 часа 30 минут артналет повторили снова, но с привлечением уже около 1000 орудий.
     Эффект от контрподготовки был неплохой, но все же не такой, какого ждало советское командование. Много лет спустя Г. К. Жуков признает: «Как Центральный, так и Воронежский фронты начали контрподготовку слишком рано: немецкие солдаты еще спали в окопах, блиндажах и оврагах, а танковые части были укрыты в выжидательных районах. Лучше было бы контрподготовку начать примерно на 30–40 минут позже».
     Итак, по вражеским позициям выпущена половина боекомплекта. А вдруг впустую? Вдруг немцы и не думают наступать? Тянулись мучительные минуты ожидания, и никто не знал, что будет дальше.
     Наконец около пяти утра появились немецкие самолеты. Тут же заговорила и артиллерия. Это был самый парадоксальный случай в истории войны, когда жесточайший огонь врага у наших командиров вызвал вздох облегчения. А когда поднялась пехота, поддержанная 500 танками и 300 бомбардировщиками, стало ясно, что операция «Цитадель» началась.
     Самые ожесточенные бои развернулись в районе Ольховатки. Здесь стоял насмерть танковый батальон капитана Михеева. После ожесточенной бомбежки на батальон навалилась лавина немецких танков. Михеев знал, что и пушка, и броня «тигра» мощнее, чем у «тридцатьчетверки». Единственный выход – подпустить поближе и бить в упор. Так и делали! Вот уже больше десятка факелов полыхает на поле, а танки все лезут и лезут…
     А рядом, у деревни Самодуровки, дорогу фашистским танкам преградила батарея капитана Игишева. Тридцать танков навалилось на батарею, девятнадцать из них артиллеристы сожгли, а остальных заставили повернуть назад. Батарейцы погибли все до одного, но врага не пропустили.
     И все же к концу дня фашисты вклинились в нашу оборону. Вклиниться-то вклинились, но выйти на оперативный простор немецкие дивизии не смогли. Да и потери они несли огромные. Только в первый день было подбито 586 немецких танков и 203 самолета. 7 июля было уничтожено 520 танков и 229 самолетов, а 8-го – 304 танка и 161 самолет.
     Именно в эти дни бессмертный подвиг совершил летчик-истребитель А. К. Горовец. 6 июля, возвращаясь с задания, Горовец увидел большую группу бомбардировщиков противника, но из-за повреждения рации не мог сообщить об этом своим. И тогда он решил атаковать в одиночку! Девять самолетов сбил лейтенант в ходе этого боя, но и сам погиб. В тот же день открыл свой боевой счет впоследствии трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб – до конца войны он собьет 62 самолета противника.
     Одним из самых трудных дней для войск Центрального фронта было 7 июля. В этот день противник нанес чудовищной силы удар в районе Понырей. Триста танков прорвалось на этом участке. Их не смогли остановить ни пушки, ни «тридцатьчетверки».
     И тогда против «пантер» и «тигров» вышли саперы. Чтобы было ловчее работать, они шли налегке, сняв сапоги и гимнастерки. Одни ползли по чистому полю, открытые всем пулям и снарядам, другие – выскакивали из-за бугров, третьи – поджидали в воронках. А когда до танка оставались считанные метры и он мог свернуть в сторону, перед ним появлялся солдат, не защищенный никакой броней, кроме отваги. Единственным его оружием была противотанковая мина. И танки подрывались один за другим! Триста танков… Страшно подумать, какая это сила, но саперы оказались сильнее, остановив эту бронированную лавину.
     Сейчас на этом месте воздвигнут памятник героямсаперам, на обелиске которого высечены удивительно точные и пронзительные слова из поэмы Евгения Долматовского:
     Здесь не было ни рвов, ни скал,
     Здесь не было ни рвов, ни рек,
     Здесь русский человек стоял,
     Советский человек.
     «Целый день в районе Понырей не смолкал гул ожесточенного сражения, – несколько позже писал об этих боях Г. К. Жуков. – Враг бросал в бой все новые и новые танковые части, но и здесь ему не удалось сломать оборону».
     То, что не удалось под Понырями, почти удалось под Прохоровкой: в этом районе немцы продвинулись на 30–35 километров. Даже Жуков признал, что к исходу 11 июля на этом участке Воронежского фронта наступил «опасный кризис сражения». И немудрено, ведь именно на этом направлении немецкое командование собрало в железный кулак отборные танковые дивизии – «Рейх», «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и другие. Им противостояла 5-я гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова, 5-я гвардейская армия генерала Жадова и еще два танковых корпуса. Небо прикрывала 5-я воздушная армия.
     И вот 12 июля в 8 часов 30 минут началось крупнейшее в истории Второй мировой войны встречное танковое сражение. С обеих сторон в нем участвовало 1200 танков и самоходных орудий. Сражение шло весь день до самой темноты. В итоге противник потерял около 400 танков и начал отходить.
     С этого дня фашисты больше не наступали, а наши солдаты их гнали и гнали, вплоть до самого Берлина.
     Так закончился первый, оборонительный, этап Курской битвы. На Центральном фронте это произошло 12 июля, а на Воронежском – 23 июля.
     Вечная слава… Как хочется надеяться, что так оно и будет, что мы никогда не станем манкуртами, не помнящими своего рода-племени, что никогда не забудем тех, кто отдал самое дорогое – свою жизнь – за то, чтобы жили мы, благодарные и достойные их подвига потомки.
     

Автор: Борис СОПЕЛЬНЯК

+1

57

Ответ на сообщение

Alga написал(а):

так и товарищ Сталин старшего сына из каталажки лагерного типа не вынимал немецкой.

из этой темы.
Командир батареи 14-го гаубичного полка 14-й танковой дивизии Яков Иосифович Джугашвили погиб в бою 16 июля 1941.
Очевидно, немцы нашли его труп и некоторые документы, и решили устроить пропагандистскую акцию, на которые был такой мастак доктор Геббельс.
Вот выдержка из протокола допроса попавшего в плен "Якова":

— Вы сдались добровольно или вас захватили силой?
— Нет, не добровольно, меня взяли силой. 16 июля наша часть была окружена. Наши бойцы отбивались до последней возможности. Потом возле меня никого не осталось. Я решил найти командира дивизии, но командира не оказалось возле его автомобиля. Вокруг машины собрались красноармейцы из вспомогательных подразделении. Она все обратились ко мне: «Командир, веди нас в атаку! Я повел их в атаку. Началась сильная бомбежка. Затем — ураганный артобстрел. И снова я очутился один. Я собирался пробиться все же к своим и уйти вместе с ними. Но тут ваши окружили меня вдруг со всех сторон. Откровенно говоря, я бы застрелился, если бы своевременно обнаружил, что полностью изолирован от своих

А вот воспоминания ординарца Якова А. Ковалева:

Яков получил задачу переместить батарею ближе к линии фронта и на рысях повел ее выполнять задачу, хотя ординарец трусил и отговаривал его от этого. (Оставшуюся без лошадей одну гаубицу Яков приказал подцепить к бронемашине приданного ему взвода бронемашин и также везти к новой огневой позиции). Колону отбомбила немецкая авиация, ординарец видел, как от взрыва бомбы упали вместе с конями Яков и адъютант. Уж если взрыв свалил обеих лошадей, то он был очень близко к ним и всадникам, следовательно, от близкого взрыва бомбы по Якову и адъютанту должны были ударить и осколки авиабомбы.

Как видите, ни о каком окружении нет и речи. То есть двойник Якова был настолько неинформирован, что не знал ни номера части, в которой Яков служил (немцы всю войну называли Якова просто капитан артиллерии), ни должность, ни обстоятельства последнего боя.
А вот свидетельство из книги А. Сергеева «Беседы о Сталине»

Старший сын Сталина Яков, 1907 года рождения, инженер-электрик, окончивший электромеханический факультет Института инженеров путей сообщения и железнодорожного транспорта. Он окончил и артиллерийскую академию, ушел на фронт, воевал. Он долго считался пропавшим без вести, потом якобы оказавшимся в плену. Но нет ни одного достоверного подлинного документа, свидетельствующего, что Яков был в плену. Вероятно, 16 июля 1941 года он был убит в бою. Думаю, немцы нашли при нем его документы и устроили такую игру с нашими соответствующими службами. Мне в то время пришлось быть в немецком тылу. Мы видели листовку, где якобы Яков с немецким офицером, который его допрашивает. А в моем партизанском отряде был профессиональный фотограф. Он на мой вопрос, каково его мнение - фальшивка это или нет, ничего сразу не сказал и лишь через день уверенно заявил: монтаж. И сейчас криминалистическая экспертиза подтверждает, что все фотографии и тексты Якова якобы в плену - монтаж и фальшивка. Конечно, если бы Яков, как утверждали немцы, попал к ним, то они бы позаботились о достоверных свидетельствах, а не предъявляли сомнительные: то фотографии размытые, то со спины, то сбоку. Свидетелей тоже в итоге ни одного не оказалось: то они знали Якова лишь по фотографиям, но в плену опознали его, то такие же несерьезные свидетельства. У немцев хватало тогда технических средств, чтобы и на кинопленку снять, и на фото, и записать голос. Ничего этого нет. Таким образом, очевидно, что старший сын Сталина погиб в бою.

Ну и самое интересное:

Галина Джугашвили, проживающая в Москве, получила голубую папку с документами из рук Джерри Дженнингса, помощника министра обороны США по делам военнопленных и пропавших без вести. Дженнингс состоит в совместной американо-российской комиссии, которая занимается выяснением судеб военнослужащих, пропавших без вести во время Второй мировой и холодной войн.
В папке находятся бумаги Госдепартамента, копия протокола допроса нацистами Якова Джугашвили, справка о смерти, подписанная Генрихом Гиммлером, главой полиции Адольфа Гитлера, заявления охранников и врача лагеря.

А почему Госдеп не передал ей Медицинское заключение о смерти, которое тоже попало в руки американцев? А вот почему:

По счастью, <его> изучил И. Андронов, которого американцы, не подумавши, допустили в этот архив еще в 70-х., а до него и журналист журнала «Штерн», который, надо думать, дал более точное изложение того, что в акте было написано: «В области скулы в 4 сантиметрах от уха имеется входное пулевое отверстие размером в горошину. Повреждение черепных костей размером с чайное блюдце, с выходом частиц головного мозга. Смерть наступила мгновенно в результате причиненных повреждений».
И Андронов, и журналист «Штерна» уже тогда заметил, что на теле человека, которого судмедэкспертам представили, как Якова Джугашвили, не было электроожогов - он был убит сзади или сбоку. Это никак не соответствует версии, по которой Яков бросился на находящуюся под напряжение колючую проволоку и был убит током. А потом только (или одновременно) в него выстрелил часовой и попал сначала в ногу, а потом подошел и сделал контрольный выстрел в голову (??). (Между прочим, этот часовой признался, что он Дужгашвили и пальцем боялся тронуть). А ведь эта версия про бросание Якова на проволоку, следует из справки Гиммлера. Иона Андронов делает правильный вывод, что все разговоры про то, что Яков бросался на проволоку или обстреливался часовым, являются ложью – он был убит сбоку или сзади.
Версий убийства этого заключенного, рассказанных немцами и «надежными свидетелями», много: от той, по которой «Яков» поссорился с ирландцами и выскочил из окна барака, до той, по которой он после вечерней прогулки отказался возвращаться в барак и потребовал к себе коменданта лагеря Заксенхаузен штандартенфюрера Кайндля. Во всех случаях присутствует выстрел охранника из винтовки с примерно 60 метров. Но винтовочная пуля пробила бы с такого расстояния и обе скулы насквозь по прямой, а не срикошетировала в мозг. Следовательно, выстрел мог быть сделан только из пистолета, поскольку только из него можно было выстрелить в голову снизу вверх (так, собственно, и проводят казнь опытные палачи). И Иона Андронов абсолютно прав, считая, что заключенный был убит расчетливо и умышленно, а все эти версии про его бросание на проволоку – ложь.

Но еще интереснее, что

В 1926 году Яков совершил попытку к самоубийству и выстрелил себе в область сердца. Ему делали операцию, и у него оставался после этого случая шрам на груди. Так вот, немецкий медэксперт, осматривавший тело, якобы, Якова, не отметил на нем не только электроожогов, но и этого шрама.

Понятно, и почему немцы убили двойника Якова. Стремительное продвижение советских войск и союзников привело бы к освобождению «Якова» и громкому разоблачению фальшивки. Оттягивая это разоблачение, фашисты заметали следы и убивали свидетелей.

+3

58

Из темы Этимология...

сумеречная написал(а):

Тоже спорный вопрос. Я думаю, что воевали бы так же. Только вместо "За Родину, за Сталина"! кричали бы "За царя и Отечество!"

В 1914-1917 гг. царская России тоже воевала с немцами в Первой мировой войне, в той войне тоже были и примеры русской доблести, и примеры русской стойкости. Тоже были убитые, раненые, пленные. И вы понимаете, что чем более мужественен и более предан Родине человек, тем больше вероятности, что в бою его убьют, но в плен он не сдастся. А чем больше человек трус, тем больше вероятности, что он сдастся в плен, даже если еще мог сражаться. Давайте сравним эти две войны.
Н.Яковлев в книге "1 августа 1914" определил количество наших пленных Первой мировой в 2,6 млн., в других источниках это число уменьшено до 2,4 млн.
Но есть и другие данные. В 1919 году "Центробежплен" – организация, занимавшаяся возвратом пленных в Россию, по своим именным спискам и учетным карточкам учла следующее количество пленных русских военнослужащих:
В Германии – 2385441
В Австрии – 1503412
В Турции – 19795
В Болгарии – 2452
Итого – 3911100
Добавим сюда и 200 тыс. умерших в плену и получим цифру более 4 млн. человек. Но мы возьмем самую малую цифру – 2,4 млн.
Для характеристики боевой стойкости армии есть показатель – количество пленных в расчете на кровавые потери, т.е. количество пленных, соотнесенное к числу убитых и раненых. По русской армии образца 1914 г., из расчета минимального количества – 2,4 млн. пленных, этот показатель таков: на 10 убитых и раненых в плен сдавалось 1,9 офицера и 4,4 солдата. (Прошу простить за неуместные дроби).
Для введения в статистику и генералов ужесточим показатель – введем в расчет только убитых генералов, поскольку у меня нет данных по раненым советским генералам. В царской армии в Первую мировую войну было убито и пропало без вести (если генерал не убит, то вряд ли он в плену пропадет без вести) 35 генералов, сдалось в плен – 73. На 10 убитых генералов в плен сдавался 21 генерал.
У меня нет раздельных по офицерам и солдатам цифр кровавых потерь и пленных Красной Армии за всю войну. Придется считать их вместе.
Безвозвратные потери Красной Армии за всю Великую Отечественную войну – 8,6 млн. человек (тут и умершие от несчастных случаев и болезней). Около 1 млн. умерло в плену, их следует вычесть, останется 7,6 млн. Раненые – 15,3 млн., общие кровавые потери – 22,9 млн. Следовательно (из расчета 4 млн. пленных), на 10 убитых и раненых в плен сдавалось 1,7 человека, что даже выше, чем стойкость только офицеров старой русской армии.
Но у меня есть данные о раздельных потерях Красной Армии при освобождении государств Восточной Европы и Азии в 1943-1945 гг. Эти цифры более сравнимы с цифрами Первой мировой войны, более корректны, так как не содержат в числе пленных безоружных призывников и строителей, которых немцы сотнями тысяч брали в плен в начале войны.
В этих боях погибло 86203 советских офицера, было ранено 174539, попало в плен и без вести пропали – 6467 человек. На 10 убитых и раненых – 0,25 пленных.
Погибло 205848 сержантов, 459340 были ранены, попали в плен и без вести пропали – 17725 человек. На 10 убитых и раненых – 0,27 пленных.
Погибло 956769 солдат, 2270405 были ранены, попали в плен и без вести пропали – 94584 человека. На 10 убитых и раненых – 0,29 пленных.
Этот показатель удобнее обернуть – разделить на него десятку. Тогда выводы будут звучать так.
В войну 1914-1917 гг. немцам для того, чтобы взять в плен одного русского офицера, нужно было убить или ранить около 5 других офицеров. Для пленения одного солдата – около двух солдат.
В войну 1941-1945 гг. неизмеримо более сильным немцам для того, чтобы взять в плен одного советского офицера, нужно было убить или ранить 40 других офицеров. Для пленения одного солдата – около 34 солдат.
За войну было убито и умерло от ран 223 советских генерала, без вести пропало 50, итого 273, сдалось в плен 88 человек.
На 10 убитых и пропавших без вести 3,2 сдавшихся в плен или надо было убить 3-х советских генералов, чтобы один сдался в плен.
Чтобы в плен сдался или пропал без вести один советский офицер, нужно было убить 14 офицеров, чтобы сдался или пропал без вести один советский солдат, нужно было убить 10 солдат. Генералы и тут всю статистику портят,  но и у них результат все же лучше, чем при царе.
Следовательно, при коммунисте Сталине боевая стойкость генералов была в 6,5 раз выше, чем при царе, боевая стойкость офицерства была в 8 раз выше, а стойкость солдат в 17 раз!
Вот это была русская армия!

0

59

Dimuchin
А еще при Сталине были штрафбаты и заградотряды.И особисты. И пленные, которые считались изменниками Родины.  Но поскольку у тебя все основывается на теоретическом материале, а у меня на эмоциях, то не буду спорить и скромно умолкну.

Отредактировано сумеречная (2010-08-18 23:03:31)

0

60

сумеречная написал(а):

А еще при Сталине были штрафбаты и заградотряды.И особисты.

Это добро и при царе было.

сумеречная написал(а):

И пленные, которые считались изменниками Родины.

Пленные в СССР НИКОГДА не считались изменниками Родины.

сумеречная написал(а):

Но поскольку у тебя все основывается на теоретическом материале, а у меня на эмоциях

Яндекс тебе в помощь. Сейчас все документы рассекречены. При желании можно найти и ознакомиться.

0


Вы здесь » Sherwood Forest » Современная история » Великая Отечественная война